ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы пара?

– Да. – Ответил любимый.

Леша вздохнул.

– Моя красавица на другом конце города. Я не смог ее сюда взять, но, надеюсь, она в подвале отсидится и дождется меня…

– А потом что? – задумчиво спросил друг.

– Не знаю, – тихо ответил охранник, следя за картинкой на мониторе. – Сейчас прожить эту неделю и потом – к ней… А дальше видно будет…

– Понятно…

Я молча прошла в комнату с диваном и повалилась на него…

Очередной зомби-апокалипсис. 4.0.

Тело ныло; сосредоточенное состояние, сменившее страх и ожидание, сейчас уступило место усталости и апатии…

Снова бороться, таиться, убегать, убивать, чтобы остаться в живых… Но вот только зачем? Зачем жить в мире, в котором почти никого не осталось из близких тебе людей, где хотят сожрать, где ты ничто, лишь корм для толпы безмозглых зомби?..

Веки жгло слезами, горло сдавила безжалостная рука истерики. Хотелось рыдать в голос, но это лишь приблизит бесславную кончину…

Зачем жить?.. Но жить ведь хочется.

И так ли сильно этот мир отличается от прошлого?.. То же общество потребителей, та же серая масса, которая поглощает отличающихся от нее… Все то же…

Тогда почему так жутко?

Я свернулась калачиком и всхлипнула…

Позади скрипнула, отворяясь, дверь, и осветившая на миг комнату синеватым компьютерным светом полоса погасла.

– Солнышко, – мне на плечо легла рука, и я чуть развернулась. – Ну ты чего?

– Устала от этого…

Женя, вздохнув, растянулся рядом со мной, и я повернулась к нему, положив руку на грудь.

– Вроде и привыкла, но…

– Давай спать?

– А ты сможешь? – я приподнялась на локте и заглянула ему в глаза.

– Ты рядом, это главное. – Парень положил ладонь мне на затылок и уткнул в свое плечо. – Спи.

Не знаю почему, но я подолгу не могу уснуть, даже будучи уставшей и вымотанной, я час-два лежу и ворочаюсь, размышляя о чем-нибудь, вспоминая или строя планы на следующий день…

Вот и сейчас: дыхание любимого сменилось на ровное и глубокое, а я все еще лежала и смотрела в потолок. Сон не шел. Зато шли воспоминания о Вере… Интересно, кто она? И что хотела?..

… А еще – как там родители?.. В прошлый раз они стали зомби и едва не съели меня…

В комнату заглянул Леша и улыбнулся, заметив, что я не сплю…

Тихо и осторожно выбравшись из объятий Жени, я укрыла его протянутым охранником пледом, и вышла вслед за человеком.

– Не спиться? – спросил он, наливая в чашку со щербатым краем кофе, и протягивая ее мне.

Я кивнула, грея руки и не спеша пить.

– Прошлый раз я тут один три недели проторчал. Чуть с ума не сошел. – Произнес Алексей. – Хорошо, что в этот раз не так…

– Как посмотреть, – криво усмехнулась я. – Люди в такой ситуации, да еще запертые в одной комнате, могут перегрызть друг другу глотки…

– Ты пессимистка, Злата, – фыркнул собеседник.

– Долго ты продержался прошлый раз, – сменила тему я. – Мне дольше двух недель ни разу не удалось… Один раз разбилась, один застрелилась, один съели.

– Два суицида? – удивленно поднял брови Леша.

– Один. – Поправила я. – С крыши я упала случайно, оступилась и…

– Меня все три раза съели, правда, последний раз меня считай, что скормили.

Я, занятая напитком, вопросительно изогнула бровь.

– Если в этот раз встречу гниду – пристрелю. Я ногу подвернул, а он, скотина, вместо того, чтобы прибить зомбаря, прострелил мне вторую ногу и смылся…

Я аж закашлялась…

– По душам говорим? – Женя, кутаясь в плед, подошел ко мне и поцеловал в макушку, хотя в голосе сквозило явное недовольство.

– Извини, – взяв его за руку, я коснулась губами ладони. – Ты спал, а я как обычно… Решила поговорить…

– Ничего, – обняв, Женя укутал пледом и меня.

– Вы такие милые, – рассмеялся охранник, но тут же глаза его потемнели. Вспомнил любимую.

Я кинула взгляд на один из мониторов и, прищурившись, указала на него Жене.

В дверь одного из кабинетов ударялась темноволосая девушка, одежда на ней была красно-бурой от крови.

По губам любимого скользнула легкая улыбка.

– Веру, кажется, съели.

– С чего такая жестокость? – удивился Леха, недоуменно сдвинув брови.

– В жизни меня никто так не доставал, – дернул плечом друг и отвернулся, показывая, что не хочет продолжать разговор.

– Ну вот, – пошутила я. – А ты нам радовался…

Охранник лишь с улыбкой махнул рукой…

В экстремальных ситуациях даже те, кого ты считал самыми воспитанными и альтруистичными могу предстать с совсем иной стороны…

Даже собственный взгляд на окружающее меняется кардинально… Это я усвоила еще в предыдущие разы…

26 сентября. Воскресение.

«Солнечный свет лился в широкие окна студенческой столовой… По-летнему теплый ветерок залетал в распахнутые двери, принося с собой запах пыли, сухой листвы тополей и прогретого асфальта…

Я, потягивая из стакана апельсиновый сок, с интересом прислушивалась к разговору за соседним столиком… Предо мной лежала раскрытая тетрадь, и сплетничавшие кумушки наверняка полагали, что я всецело поглощена подготовкой к семинару…

– …Это просто кошмар какой-то! – с придыханием заявила одна – рыжеволосая девица, с маникюром за полторы и в шмотках за все десять евро-рублей, но судя по успеваемости стоила она не больше дырки от бублика. – Видела я ее парня!

Что, страшный такой? оторвалась от подкрашивания губок другая – блондиночка.

– Наоборот! – громко возмутилась и тут же понизила голос, оглянувшись на меня, рыжая. – Высокий, стройный, слегка худощав правда, но сила чувствуется, черты лица правильные, знаете, такая обаятельная хитрая мордаха, с большими голубыми глазами. Ну, очень милый парень!

Брюнетка, третья кумушка-подружка, с недоверием покосилась на меня, и это недоверие было прямо-таки материальным.

– И эта сумасшедшая сказочница его девушка?

«А в чем, собственно, дело?!» – возмущенно подумала я.

– Ну, внешность у нее довольно приятная, – задумчиво протянула блонди. – Переодеть да накрасить – вообще залюбуешься…

Я гневно фыркнула и, резко встав, направилась на семинар…»

Я стояла перед зеркалом и, глядя на себя в зеркало, вспоминала разговор начала сентября… Если с тех пор я и изменилась в плане стиля, то точно в худшую сторону – на мне была черная выцветшая футболка с оскалившимся волком, потертые джинсы, кеды на толстой подошве и старая джинсовка. Малевать личико косметикой я тоже не стала – мертвякам все равно, в красивой ли упаковке десерт, а Женя…

– Прекрасно выглядишь, солнышко. – Любимый чмокнул меня в губы. – А теперь выйди, моя очередь ванну занимать!

Неделя тянулась невыносимо медленно. День за днем… Мы не знали, что творится на улице, но делали выводы, основываясь на происходящем в здании… Иногда в забаррикадированную нами дверь что-то глухо ударялось и хрипело, тогда мы тихо уходили в «спальню» и молча сидели часами, пока заинтересовавшиеся нами зомби не уходили…

– Как они вообще ориентируются? – неожиданно спросил Женя после очередной отсидки.

Я как раз подогревала воду, чтобы приготовит наш сегодняшний обед – бэпэшку.

– По запаху крови – это раз, – ответил Леша, нарезая запасенную им же грудинку. – По слуху – это два. А еще, по-моему, некоторые из них могут видеть… Плюс внутреннее чутье, позволяющее отличить нас от подобных ходякам…

– То есть, при желании и осторожности, скрыться от них не составляет большого труда?

– Ну да, – я залила кипятком блики вермишели. – Только их обычно многовато…

– Да заметил уж, – ворчливо отозвался друг.

4 октября. Среда.

Припасы подходили к концу, по ночам мы замерзали, что позволяло судить о заморозках…

Зомби не было слышно вот уже три дня, на мониторах они тоже не мелькали. Леша все чаще начинал говорить о том, что пора идти за его Леной.

11
{"b":"257583","o":1}