ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шофер глянул вверх и спросил:

— Вы намерены убить его?

— Возможно. Так что тебе придется подыскивать себе новую работу.

— Вы собираетесь и ее убить тоже?

— Его жену? Нет!

— Тогда мне вовсе не надо будет искать себе место. Просто свяжите меня покрепче, чтобы она знала, что я никак не мог освободиться и предупредить его.

— А в чем дело? Объясни! Ты что, не любишь его?

— Он высокомерный сукин сын!

— Это верно, — согласился Паркер.

Генди вернулся с мотком плотной бечевки и двумя шнурами. Бечевку он использовал, чтобы связать им руки за спинами, а шнуры — чтобы стянуть лодыжки. В ящике комода Генди нашел нижние рубашки и употребил их на кляпы.

Когда шофер и женщина были надежно связаны, а в их рты запихнуты кляпы, Паркер обошел апартаменты, повсюду выключая свет. Затем они с Генди вышли наружу, плотно прикрыв за собой дверь. После чего спустились по лестнице и направились к темному остову здания.

— Бедняге не повезло! — мягко заметил Генди, имея в виду шофера. — Такую ночь ему испортили.

Глава 6

Генди имел при себе три небольших тонких приспособления, завернутых во фланель и спрятанных во внутреннем кармане пальто. Он извлек из кармана свертки и развернул фланель. Возле задней части дома темень была такая, что хоть глаз выколи, но Генди умел видеть руками. Его отмычки, издавая приглушенные металлические звуки, работали над замком задней двери. Она вскоре открылась так легко, словно замок был сделан из масла. Генди вновь бережно завернул свои приспособления, убрал во внутренний карман и опять вытащил свой револьвер 38-го калибра.

Паркер вошел первым. В правой руке у него была пушка, а в левой фонарик-карандаш, из острия которого выбивался тонюсенький лучик света.

Они проникли на лестничный проем, бетонные ступени вели в подвал, деревянные — на верхние этажи. Прямо по ходу, впереди виднелась дверь — она явно была не на замке. Паркер осторожно открыл ее и обнаружил за ней... еще большую темень. Он направил вперед лучик фонарика и увидел, что они оказались в большой квадратной кухне. Он пересек ее, Генди неотступно следовал за ним. На другой стороне оказалось еще три двери. Одна вела в небольшую столовую направо, одна — в достаточно просторную кладовку, а третья — в большой коридор. Дальний конец коридора был освещен лампой. Когда Паркер начал пробираться по коридору, во всем доме часы начали бить одиннадцать.

Оба застыли, ожидая, когда часы сделают последний удар. Когда же трезвон наконец прекратился, Генди прошептал: “Иисусе!”

Но едва Паркер опять двинулся вперед, как тут же раздался еще какой-то звон. Он подумал сначала, что это бьют другие часы, но затем решил, что подобные звуки издает входная передняя дверь.

— Притормози! — прошептал он одними губами, обращаясь к Генди.

Впереди, в дальнем конце коридора, возник один из телохранителей. Они, притаившись, услышали, как открылась эта дверь, как раздались голоса, затем дверь закрылась, и телохранитель вернулся обратно к прерванной игре.

Паркер двинулся снова. Он и Генди тихо крались по коридору туда, где начинался главный холл. Стало отчетливо слышно, как кто-то, поднимаясь по лестнице, произнес:

— Приветствую вас, мистер Бронсон! Такая каша заварилась с этим клубом “Какаду”!

Другой голос пробурчал в ответ что-то нечленораздельное.

— Очень милый дом, мистер Бронсон! И в самом деле прекрасный.

— Ты уже говорил это в прошлый раз.

Должно быть, Бронсон, судя по голосу, чем-то раздражен.

— Не совсем так и не в таких выражениях.

— Хрен редьки не слаще. Ладно, Куилл, пошли в кабинет.

Повисло молчание, затем захлопнулась какая-то дверь наверху.

— Наблюдай за лестницей! — прошептал Паркер.

Генди кивнул.

Паркер двинулся наискосок вправо, подкравшись к открытой двери, где телохранители играли в “монополию”. Он заглянул внутрь и увидел их всех сидящими за столом и целиком сосредоточившимися на игре. За этим занятием они проведут и следующие несколько часов. Телохранители, наверное, ни во что другое не играли: “монополия” стала для них чем-то вроде допинга, так что какое-то время их вполне можно было не принимать в расчет.

Для Паркера стал неожиданностью этот визитер Куилл. Бронсона в последние пять дней посетил только один человек — молодой мужчина с кейсом, явившийся в управляемому шофером лимузине в воскресенье на ночь глядя, он был допущен в дом. Если бы не этот лимузин, его бы вполне можно было принять за страхового агента. Этот человек пробыл в доме не более получаса, а затем укатил снова.

Паркер размышлял: тот ли это человек, который явился тогда с визитом. Но кем бы он ни был, его присутствие осложняло дело.

Паркер вернулся к Генди и прошептал:

— Они завязли в игре. Про телохранителей можно забыть.

— Дай-то Бог!

Миссис Бронсон была уже в постели. Они видели, как в ее спальне еще час назад зажегся свет и тотчас погас. Таким образом, за исключением этого визитера, все шло так, как было запланировано.

Паркер начал подниматься по лестнице первым. Ступени были устланы толстым ковром, как и холл на втором этаже, так что они двигались совершенно бесшумно.

Третья дверь направо должна была быть дверью в кабинет Бронсона. Его спальня находилась за кабинетом, а еще дальше, в самом конце, спальня миссис Бронсон. Холл тускло освещался электрическими светильниками в виде канделябров. Из-под двери кабинета Бронсона выбивался яркий свет.

Паркер неслышно подкрался к двери и приложил к ней ухо. Он услышал монотонный голос незнакомца. Его имя было Куилл. Через минуту ему стало ясно, о чем тот говорит: мафии нанесен чувствительный удар в заведении под названием клуб “Какаду”, и Куилл детально описывал Бронсону ограбление.

Паркер улыбнулся про себя. Он оказался прав. И сейчас его интересовало, какое из его писем стало причиной ограбления. Он отошел от двери и вернулся к Генди, который ждал на лестничной площадке, наблюдая за лестницей на тот случай, если кто-то решит подняться наверх.

— Этого типа зовут Куилл, — прошептал Паркер. — Они говорят об ограблении.

— Только об одном? — ухмыльнулся Генди.

47
{"b":"25759","o":1}