ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вместо возвращения в море я предлагаю оплатить полный курс обучения в одной из лучших семинарий: Туиле, Френке или даже Винхопе, хотя она одна из самых дорогих.

– Я – священник?

– Существует, насколько ты знаешь, много сект, которые не требуют принесения обета молчания, воздержания или безбрачия, – несколько нетерпеливо произнес Пол. – Это не должно влиять на твое решение. Став лицензиатом, ты не только вооружишься знаниями о культуре, что никогда не повредит бизнесмену, как я неустанно повторяю, но и ознакомишься с правилами ведения дел и управления людьми настолько досконально, как если бы я купил тебе патент офицера в армии. Особенно важны люди, с которыми ты познакомишься в такой семинарии, которые будут помогать тебе добиться успеха в жизни, как и ты будешь помогать им. После такого обучения и нескольких лет практики ты будешь способен взять на себя ответственность за то, что я уже создал и еще создам в будущем.

Гарет разинул рот, услышав о том, что может стать наследником дяди. Потом он подумал о долгих годах, он даже не хотел представлять, сколько их будет, которые придется провести, слушая сухие нудные голоса, рассуждающие о мертвых фактах и теориях. Подумал об общении с людьми, которые уже поставили цель в жизни и принимали все решения в зависимости от возможной прибыли. Он едва сдержал дрожь.

– Дядя, – сказал он, пытаясь подобрать нужные слова, прекрасно понимая, какой огромный дар отвергает. – Боюсь, море испортило меня. Не думаю, что смогу усидеть в классе, переписывая цитаты из книги или проверяя бухгалтерские расчеты, когда ветер дует с океана, слышны крики чаек и далекий прибой.

Пол глубоко вздохнул.

– Я не сержусь, я даже не удивлен, – сказал он, но в голосе чувствовалось глубокое разочарование. – Именно по этой причине я пытался удержать тебя на берегу, чтобы ты не услышал зов моря. Слишком многие мои друзья услышали песни чаек, увидели танец волн, и земля перестала существовать для них, они позабыли о безопасности, комфорте и богатстве. Скорее всего, я не был честен сам с собой с момента твоего появления в этом доме. Ты вырос в том поселке, море не могло, не хочу говорить слово “испортить”, не повлиять на тебя. Хорошо, хорошо. Значит, так обстоят дела, по крайней мере на данный момент. Ты будешь искать судно. Учитывая то, что ты пока не знаешь, на какое именно судно хочешь наняться, следует подумать о Северном бассейне. Сейчас как раз заканчивается постройка нового корабля, “Стойкий”. На мой взгляд, в нем слишком много лоска, чтобы считать его настоящей караккой[3], тем не менее в его трюмах можно разместить много груза.

– Куда он направляется?

– Капитана зовут Луинес, – продолжал Пол, словно не услышав. – Разговор с ним может оказаться для тебя интересным.

Гарет, которому не терпелось поскорее завершить эту неприятную тему, вскочил на ноги.

– Вот еще что, Гарет, – сказал дядя. – Ради нашего общего блага, не говори Луинесу о том, что пришел к нему по моей просьбе.

– Почему?

– Считай это требованием момента. В зависимости от твоих впечатлений о корабле и капитане, я обещаю дать полное объяснение.

Гарет заметил на лице дяди необычное выражение – затаенной хитрости.

“Стойкий” оказался трехмачтовым кораблем с закругленным корпусом, сто футов в длину и вчетверо меньше в ширину. Фок-мачта и грот-мачта были оснащены четырехугольными парусами, а бизань-мачта на корме – треугольным. Гарет заметил, что под бушпритом может быть развернут шпринтовый парус. Он подумал, что корабль с таким плохо обтекаемым носом и явно круглым днищем будет раскачиваться при волнении и поперечном ветре, как пьяный. Впрочем, он явно мог близко подходить к берегу по мелководью, что было совсем неплохо для торгового судна. Гарет с удивлением заметил четыре орудия на главной палубе – полупушки длиной около одиннадцати футов, калибром почти семь дюймов. Такие орудия трудно заряжать в море, зато они были более дальнобойными, чем небольшие пушки, которыми обычно оснащались торговые суда. Гарет сделал вывод, что “Стойкий” явно направлялся в неспокойные воды.

На носу, на небольшой надстройке, были установлены два поворотных орудия – фальконета. На корме тоже были надстройки: ют, с которого осуществлялось управление кораблем, и еще одна кормовая надстройка с парой фальконетов.

Интересно.

На борту, казалось, никого не было. Гарет прошел по пристани и остановился у трапа “Стойкого”.

– Эй, на корабле!

Никакого ответа, и Гарет закричал снова.

Открылся люк, и на юте показался человек.

– Прошу разрешения подняться на борт.

– Разрешаю.

Человек спустился на главную палубу, а Гарет поднялся по трапу и спрыгнул на палубу между двумя пушками. Корабль пах всем новеньким, смолой, выдержанной древесиной и свежим такелажем.

– Меня зовут Луинес, – представился человек. – Капитан. Ваше имя?

Луинес был одним из самых привлекательных людей, с которыми Гарету довелось встречаться в жизни. У него были темные волосы средней длины, квадратное лицо, выглядевшее честным и открытым, пронзительный взгляд голубых глаз. Он был высоким, выше Гарета, и сложен как атлет. Улыбался капитан широко и дружелюбно.

– Гарет Раднор.

– Родственник Слуги короля Раднора?

– Племянник.

– Ага. Значит, ты тот помощник казначея, который довел “Зарафшан” до порта? Отличная работа.

– Я не один был на судне.

– Мне нравятся скромные люди. Пройдем в мою каюту, Гарет Раднор, и обсудим, что привело тебя на борт “Стойкого”.

Гарет последовал за капитаном в его каюту. Она оказалась достаточно просторной, но скудно обставленной. Здесь размещались большой письменный стол, стол для навигационных карт, встроенная койка, достаточно широкая для двоих, обеденный стол, стулья, два шкафчика и пара потрепанных матросских сундучков, надежно присоединенных к торчавшим из палубы рым-болтам.

– Бренди? – предложил Луинес.

– Благодарю вас, сэр, – ответил Гарет. – Немного воды.

Луинес не скрывал удивления:

– Моряк не пьет, а солнце уже высоко?

Гарет улыбнулся. Луинес начал было наливать себе бренди, потом остановился, передумал, налил из другой бутылки немного вина и разбавил водой.

Он кивнул на стул, а сам устроился за письменным столом.

– Я ищу место, – сказал Гарет. – Один мой друг сказал, что ваш рейс обещает быть интересным.

– Друг? Твой дядя?

– Нет, сэр, хотя и он не сказал ничего плохого ни о вас, ни о “Стойком”, когда я сообщил о своих намерениях.

– И не должен был, – сказал Луинес. – Он предоставил мне кредит, должен добавить – под разорительные проценты, и помог закончить оснащение корабля. Полагаю, он будет одним из самых заинтересованных в моем грузе лиц, когда я вернусь в Тикао.

– Что это за груз?

– Специи, – ответил Луинес. – Твой шпион сказал правду. Я намереваюсь пойти на восток через воды линиятов к островам, о существовании которых узнал в одном из рейсов. Там есть все виды специй, не только гвоздика и корица, которые пользуются на рынке бешеным спросом.

Один рейс по опасным водам – и я и те, кто наймется на мой корабль, будут обеспечены на всю жизнь. Поэтому я приказал разделить трюмы “Стойкого” особыми переборками таким образом, чтобы можно было переставлять их и делать трюмы большими или меньшими помещениями в зависимости от перевозимого груза. Глаза его горели.

– Этим объясняется и наличие пушек? —спросил Гарет.

– Да. Жители тех островов не особо жалуют чужестранцев.

– А как насчет работорговцев?

– Обычно они меня не слишком беспокоят, так как у меня установились с ними… приемлемые, пусть и не приносящие радость, отношения. Впрочем, есть исключения. Линияты – очень независимые люди. Если мы не сможем уйти от них… применим упомянутые тобой пушки. Не думаю, что им захочется связываться с нами. Кроме того, я нанимаю многочисленную команду, выйду в море, когда на борту будет сорок человек.

вернуться

3

Каракка – вооруженное торговое судно. – Прим, перев.

14
{"b":"2576","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Грани игры. Жизнь как игра
Опасные тропы. Рядовой срочной службы
Эссенциализм. Путь к простоте
Правила магии
Последние Девушки
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Позиция сверху: быть мужчиной
Нефритовый город