ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гарет свистнул. Для нормального управления судном требовалось вдвое меньшее количество людей.

– Да, герн Раднор, я все хорошо обдумал. Я уже начал закупать продовольствие, что является для меня чистым наказанием, потому что я терпеть не могу иметь дело с купцами и цифрами. Я боюсь, что меня обманут, что куплю дрянь, которая так и останется дрянью в бочках, несмотря на дорогостоящие заклинания.

– Я знаю надежных волшебников, – сказал Гарет.

– Не сомневаюсь в этом, Раднор, ты уже приобрел определенную репутацию, несмотря настоль юный возраст. На самом деле я не сумел пока нанять ни казначея, ни его помощника.

– Меня интересовала бы должность казначея.

– А, амбиции.

– Почему нет?

– Действительно, – согласился Луинес.—Кто мы без амбиций, не более чем отбросы с камбуза.

Он сообщил о зарплате и системе раздела прибыли, которые Гарет нашел удовлетворительными.

– Я настаиваю только на одном, – продолжил Луинес. – Когда ты будешь подписывать договор, то найдешь в нем пункт о безоговорочном подчинении мне. Если ты не подчинишься в бою, я сам выбираю соответствующее наказание, Если ты не подчинишься в другой обстановке, то будешь закован в цепи и высажен на берегу, который я сочту обитаемым, вне зависимости оттого, есть на нем известные порты или нет.

– Суровое правило, – заметил Гарет.

– И рейс будет нелегким.

– Все справедливо, как мне кажется, – сказал Гарет. – Я сталкивался с бунтом на корабле.

– Только не на моем, – мрачно заявил Луинес. – Тросом по заднице или трос вокруг шеи при малейшем намеке на бунт, и люди даже помышлять о нем не будут.

Его улыбка перестала быть дружелюбной.

– Вы сказали, что хотите набрать большую команду, – сказал Гарет. – Вы еще нанимаете матросов?

– К сожалению, да, – ответил Луинес. – Либо изнеженные бездельники боятся пункта назначения, либо нашли место на каботажном судне, чтобы каждую ночь спать на берегу, либо всех забрали в военно-морской флот.

– Я знаю двух человек, – сказал Гарет.—Правда, по морю они не ходили, но оба были рыбаками и сейчас работают лодочниками в Тикао.

– Да? – произнес Луинес заинтересованно. – Мои помощники и боцман могут любого научить карабкаться по мачтам. Гораздо труднее научить человека управлять небольшим судном. Я с радостью приветствую на борту любого, кому удалось выжить на этой непредсказуемой реке, если, конечно, не существует других проблем и если не выписан королевский ордер на их арест.

– Ни проблем, ни ордеров, – заверил его Гарет и встал. – Сэр, не позже чем через два дня я вернусь с ответом на ваше предложение.

– Ты – осторожный человек, – заметил Луинес, провожая Гарета на палубу.

– Благодарю вас, сэр, – сказал Гарет, прикоснувшись пальцами ко лбу.

– Послушай, – сказал Кнол Н'б'ри – он, морщась от вони, вычерпывал воду из лодки, —разве не из-за тебя мы попадали в разные истории?

– Не совсем так, – возразил Том Техиди, —это я нашел разбитую рыбацкую лодку рядом с поселком.

– Правильно, – согласился Кнол, – но кто сказал, что мы сможем сорвать куш на рынке крабов, если починим ее? Я не говорю уже о том, кто чуть не убил нас, когда мы забросили ловушку слишком близко от берега.

– А разве не я первым увидел волну и успел повернуть лодку носом? – спросил Гарет.

– Ты, – согласился Кнол. – Значит, я должен забыть о том, кто вывел нас прямо на волны?

– Самые вкусные крабы обитают рядом с берегом, – сказал Том. – Это всем известно. Впрочем, мне совсем не жаль, что мы перешли на ловлю рыбы.

– Мы, черт побери, слишком отклонились от темы. Ну, так позволим мы Гарету уговорить нас наняться на эту каракку и отправиться в неизведанные части света, где, скорее всего, расстанемся с жизнью? – сказал Н'б'ри. – Или, того хуже, попадем в руки проклятых работорговцев и закончим жизнь в железном ошейнике…

– Этого не случится, если я буду способен поднять кулак, – твердо заверил Техиди. – Кроме того, разве это не лучшая возможность отомстить за родных, вместо того чтобы надеяться, что какой-нибудь линият наймет нас, чтобы перевезти его через реку, и будет достаточно темно, и никто ничего не заметит, когда мы бросим его в воду?

Улыбка исчезла с лица Кнола, и он задумался или, может быть, стал вспоминать давние события. Наконец он кивнул.

– Да, – сказал он. – Ты прав.

– Что вы решили? – спросил Гарет.

– Интересно, что мы сможем получить за эту лоханку? – спросил Техиди, и вопрос был решен.

– Я действительно дал кредит Луинесу, когда он стал испытывать недостаток в средствах, что обычно происходит с капитанами, вдруг решившими построить свои собственные суда,—сказал Пол. – Он полностью рассчитался со мной тридцать дней назад, взяв долгосрочный кредиту другого купца.

– Дядя, почему ты не захотел, чтобы я пришел к нему по твоему приказу? Ты думаешь, так я выгляжу более самостоятельным?

– Извини, но я не был к тебе столь сострадательным, – ответил Пол. – Послушай. На Саросе есть много людей, которые не считают компромисс короля Алфиери со злом, я имею в виду линиятов, достаточно мудрым.

Гарет удивленно уставился на дядю.

– Да, Гарет, – продолжил Пол. – У многих из нас есть свое мнение, своя точка зрения, которую мы предпочитаем не афишировать. Иногда лучше держать такие мысли в тайне, пока не представится удачный момент.

Гарет неохотно кивнул.

– Проблема в том, что мы ничего не знаем о работорговцах, об их родных землях, об огромном континенте Каши, примыкающем к землям линиятов на юго-западе, об островах специй, расположенных, как говорят, далеко на востоке от земель линиятов. Мы также ничего не знаем об их союзниках, об их основных партнерах по работорговле. Невозможно представить, что они получают основную прибыль от периодических набегов на Сарос и другие северные страны. Значит, где-то существуют, так сказать, поля, с которых они собирают урожай людей, и крупные рынки сбыта. У меня есть своя теория, от которой я сам испытываю отвращение, – что рабы используются каким-то особым бесчеловечным способом. Нет, не обязательно в качестве жертв на алтарях темных волшебников, хотя я уверен, существует рынок людей и для этого. Существуют худшие или лучшие способы использования людей. Например, работа на жарком тропическом солнце до изнеможения, или в шахтах, в которых нечем дышать, или добыча жемчуга и других драгоценностей там, где вода кишит акулами.

– О, – только и мог сказать Гарет, который думал о линиятах только с точки зрения их умерщвления. Потом он пришел в себя. – Дядя, быть может, вы расскажете мне о Луинесе.

– Особо рассказывать нечего. Он заявляет, что родился на севере Сароса, где его семья владеет полудюжиной каботажных торговых судов. Говорит, что затосковал, взял свою часть наследства и нанялся на судно, отправлявшееся в заморские страны. Занятно, но он никогда не рассказывает о своих путешествиях или странных людях и существах, с которыми ему довелось встречаться. Он добился неплохих успехов за последние пять лет. Всегда ходил на юг, что свидетельствует о том, что этот человек обладает особыми талантами и хитростью.

– Или о том, что он заключил союз с работорговцами, – заметил Гарет.

– Возможно. Еще одним интересным фактом является то, что половину команды составляют постоянные люди. Закаленные моряки, которые предпочитают выходить в море с ним и держат, как и он, рот на замке, если речь заходит о пункте назначения или грузе.

– Интересно, – сказал Гарет, и ему было действительно интересно, судя по голосу. Пол улыбнулся, поняв это.

– Итак, как и любой нормальный человек, я люблю получать прибыль. Поэтому, когда ты решил, что не хочешь жить в безопасности, комфорте и богатстве, я решил обеспечить тебя максимальным количеством приключений.

– В качестве вашего шпиона.

– Я бы не стал распространяться об этом, —заметил Пол. – Ты и так будешь под подозрением как мой племянник, если, конечно, у нашего доброго капитана больше одной рыбки на крючке. Кстати, твоя тетя считает меня просто злодеем за то, что я подвергаю тебя такой опасности.

15
{"b":"2576","o":1}