ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гарет довольно улыбнулся:

– Думаю, лучшего подарка вы сделать не могли, дядя.

– Я рад, что ты согласился, Гарет, – искренне обрадовался капитан Луинес. – Есть много дел, которые я с радостью уступлю другому, а сам займусь загрузкой балласта, оснасткой и прочим, с вязанным с выходом в море на новом судне. Что касается твоих друзей, я готов нанять их. Они смогут называть себя настоящими моряками, когда мы вернемся. Тебе предстоит неплохо потрудиться до самого отхода, потому что я наконец договорился о самом выгодном грузе.

– Все мужчины – такие подонки, – с чувством воскликнула Косира.

– Ну… да, – вынужден был согласиться Гарет. – Я имею в виду, ты права. Но почему ты говоришь об этом сейчас… и почему мне?

– Потому что вы не только устанавливаете правила, но и убегаете в море, на войну или куда-то еще, когда эти правила перестают вас устраивать.

– Правильно, – согласился Гарет. – Встречается много крестьян, которые бегут от хозяев, чтобы стать бандитами. Или матросов, решивших стать землевладельцами. Или рабов, закованных в кандалы линиятами, которым постоянно твердят о том, что хотят стать свободными.

– Хорошо, – проворчала Косира. – Есть пределы. Но ты должен признать, что женщины больше ограничены в выборе, чем мужчины.

– Полностью согласен с тобой, – сказал Гарет. – Обещаю поговорить об этой проблеме с королем, когда стану его советником.

Косира недовольно наморщила носик.

– Ты полон решимости не позволить моему плохому настроению повлиять на тебя.

– Полон.

– Хорошо. Прошу прощения за сварливость. Сейчас это ни к чему. Кроме того, тебе еще предстоит развернуть подарок.

Косира достала из-за дивана, на котором они сидели, длинный сверток и передала его Гарету. Гарет развернул сверток и увидел меч в ножнах.

– Тут нет драгоценных камней или других украшений, которые могут заинтересовать матросов, – сказала Косира. – Хорошее лезвие разумной длины, прямое, обоюдоострое. Двойная головка эфеса с захватами, не слишком длинными, чтобы иметь свободу действия. Рукоятка из крысиной кожи, с отверстиями, чтобы пот впитывался и рукоятка не вращалась в ладони. Отличный клинок, так, по крайней мере, сказал мне оружейник, с которым я консультировалась. Вместе с удобным поясом, ножнами и кинжалом.

Гарет едва слушал ее объяснения. Он вытащил клинок из ножен и сделал несколько движений: защита, выпад.

Потом попробовал остроту клинка пальцем.

– Клинок острый, – сказала Косира, когда Гарет вскрикнул и сунул палец в рот. – А ты —глупый.

– Такой приятный подарок, – сказал Гарет.

– Он заколдован на большую силу и против ржавчины, потому что это – слоеная сталь, —сказала она. – А теперь дай мне монетку, потому что клинки нельзя дарить, иначе они разрежут узы дружбы.

– Какая ты суеверная, – сказал Гарет, доставая из кошелька монету. – Возьми.

Она встала, чтобы взять монету, Гарет обнял ее и поцеловал. Он хотел лишь выразить благодарность, но поцелуй затянулся.

Наконец она оттолкнула его:

– Сэр, вы слишком много себе позволяете.

– Думаю… да, – сказал Гарет, которому вдруг стало трудно дышать.

– Можете извиниться, сделав это снова. Он повиновался, и теперь поцелуй длился еще дольше. На этот раз объятия разорвал сам Гарет.

– Не думаю, что это хорошая идея, – сказал он.

– Правда?

– Мне могут прийти в голову мысли, не соответствующие моему положению в обществе.

Голос Косиры стал глухим.

– Это может… а у нас и так достаточно проблем без… ну, дьявол с ними. Поцелуй меня еще раз, и я прогоню тебя, прежде чем мы начнем думать о том, что в доме, кроме нас, никого нет и никто не может помешать тому… что должно произойти.

Гарет повиновался, и на этот раз они с трудом оторвались друг от друга.

– Может быть, завтра тебе не стоит приходить сюда, может быть, лучше мы встретимся где-нибудь в общественном месте или я приду к твоему дяде?

Гарет несколько раз глубоко вздохнул.

– Конечно, конечно. – Он долго смотрел на нее. – Тебе не надоело быть такой разумной?

– Надоело… и выметайся отсюда, прежде чем совсем надоест!

– Ваши запасы заколдованы дважды, нет, трижды, – сказал коротышка в сверкающем плаще. Капитан Луинес с недоверием посмотрел на него.

– Прошу прощения, герн Перекоп, – сказал он, – потому что я не хочу показаться грубым или недоверчивым. Просто много раз я выходил в море, заколдовав съестные припасы до скрипа. Тем не менее после некоторого времени, проведенного в море, а особенно после захода в порты, где на продукты могли повлиять другие заклинания, они начинали портиться.

– Вам нечего опасаться после моих заклинаний, – горделиво произнес Перекоп.

– Мой казначей говорит, что его дядя несколько раз успешно использовал твои заклинания, – задумчиво произнес Луинес. – Это что-то значит. Какие еще заклинания ты предлагаешь?

– Если вы добавите немного денег, – сказал Перекоп, – я могу произнести заклинание, которое на полгода защитит ваш такелаж от износа.

Луинес явно удивился.

– Весьма полезное заклинание, – сказал он. – Почему я не слышал о нем раньше?

– Я его совсем недавно придумал, – сказал Перекоп. – Конечно, оно стоит недешево, полагаю, для нового корабля такого размера это будет десять золотых.

– Пять, – инстинктивно вмешался Гарет.

– Девять.

– Пять.

– Восемь.

– Пять.

– Остановимся на семи? – спросил волшебник.

– Договорились, – сказал Гарет. Перекоп запрыгал от радости.

– Это – просто отличное заклинание, используется карликовая крапива, девясил, редкие специи, которые я выращиваю сам, экзотические фимиамы и слова, пришедшие с запада. Я полностью гарантирую результат, как и для других моих заклинаний.

– Превосходно, – сказал Луинес, – потому что у меня есть достойная порицания черта навещать разочаровавших меня мудрецов. Некоторые люди говорят, что у меня дьявольски скверный характер. – Совершенно случайно его пальцы коснулись рукоятки длинного изогнутого кинжала, абсолютно бесполезного в матросском деле.

Перекоп нервно облизнул вдруг пересохшие губы.

– Я произнесу заклинания дважды.

– Значит, мне будет вдвойне приятно.

– Судно грузится кое-чем интересным, – сообщил Гарет.

– Да? – заинтересованно спросил дядя.

– Свинцовые слитки в качестве балласта на дно трюма, размер которого, как я уже говорил, может изменяться. С подобным я еще не встречался. Настоящий груз начали подвозить только сегодня. Грубо выкованные сабли, потом длинные ножи, которые, по словам капитана Луинеса, могут использоваться при сборе тропических фруктов.

Пол Раднор удивленно хмыкнул.

– Потом подвезли длинные ящики, в которых, судя по маркировке, лежат трубы. Капитан приказал разместить их в носу, там их вряд ли заметит инспектор порта. Помня о том, что являюсь вашим шпионом, я дождался, пока капитана вызовут на берег по каким-то делам, нашел ломик и вскрыл один из ящиков.

– Дротики? Арбалеты? – спросил дядя с улыбкой.

– Хуже, – ответил Гарет. – Мушкеты. Дешевые, но тем не менее… Потом мы загрузили ящики с инструментами, которые действительно оказались инструментами: иглы, слесарные и столярные инструменты, а потом в отделение для краски в носу были очень осторожно погружены бочонки с порохом.

Гарет ожидал увидеть удивление на лице дяди, но не увидел. Пол задумчиво почесал подбородок.

– Похоже, капитан Луинес готовится к неприятностям, – пробормотал он. – Судя по документам, он собирается отправиться в неизведанные воды в поисках специй. Не стоит тревожиться или удивляться, Гарет. В юности я тоже вывозил оружие и молился, чтобы береговая охрана не обыскивала судно. Помни, что такие грузы законны, хотя относятся к ним с недоверием и обычно задерживают до выяснения обстоятельств. Если, конечно, оружие не вывозится одним из судов короля для поддержки, скажем, наших союзников. Таким образом, наши соседи не могут захватить подобный груз и использовать его по своему усмотрению. Гм… Мне кажется, Гарет, этот рейс действительно окажется крайне увлекательным.

16
{"b":"2576","o":1}