ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не думаю, что с этим возникнут проблемы, но если вдруг возникнут, я подтвержу, что ты действовал в пределах самообороны.

Лабала кивнул.

– Но есть ли уверенность в том, что нам поверят… – Он, видимо, только сейчас понял, в каком доме находится. – Простите, госпожа.

– Проклятье! Почему все так поступают? Я – все та же Косира!

– Гм-м, – проворчал Лабала.

– Думаю, когда все немного успокоится, нам следует отправиться на мой корабль. – сказал Гарет. – Квиндольфин нашел меня, следя за тобой, поэтому он не может знать о “Стойком”. – Он поморщился. – Правда, тогда я не смогу попрощаться с дядей.

– А также поесть устриц, – добавила Косира.

Гарет только криво улыбнулся, а Лабала просиял.

– Вы собирались есть устриц? Неплохое угощение после заварушки, в которой мы только что побывали.

Косира хихикнула.

– Забудь, Лабала, – сказал Гарет. – Обещаю дать серебряную монету за каждую порцию, но не сейчас. Кстати, что ты говорил о “чувстве”?И убери эту швабру с лица.

– Это соответствует моему положению, – ответил Лабала, но убрал ладонью волосы со лба, и они увидели большую часть его лица. Он выпил бренди и облизал губы.

– Не мой стиль, – сказал Лабала. – Пива не найдется?

Косира позвала слугу.

– Кстати о положении, – сказала она. – Чем ты сейчас занимаешься?

– Я своего рода волшебник, – ответил Лабала.

Гарет поперхнулся чаем, за что получил гневный взгляд Косиры.

– Не смейся, Гарет, или я утоплю тебя. В моем роду, когда мы жили на Восточных островах, прежде чем перебраться на Сарос, всегда были ведьмы.

– После того как ты позволил тому господину поймать себя и спас нас, за что я не перестаю тебя благодарить, я вернулся к обычной работе грузчика и однажды разгружал в трюме мешки с зерном, что может быть достаточно опасной работой, особенно если работающий на лебедке ублюдок упускает сетку. Итак, я был в трюме, бросал мешки, вдруг почувствовал, что лучше убраться с этого места. Я закричал, и едва все успели выбраться из трюма, как канат лопнул и огромные мешки с зерном посыпались прямо туда, где мы были. Никто не погиб и не пострадал. И тут я задумался, кстати, Гарет, если я еще раз увижу эту идиотскую улыбку на твоем лице, клянусь, ты у меня получишь. Я разыскал одну ведьму, она научила меня простейшим заклинаниям, и они всегда действовали как нужно.

Этим я и занимался. Предсказывал будущее людям в порту, мои предсказания иногда сбывались, иногда – нет. Однако я всегда зарабатывал пару золотых монет или горсть серебра. А сегодня я вдруг почувствовал, что должен быть совсем в другом месте. В моем сознании возникли ваши лица, и я побежал к вам изо всех сил.

– И спас нам жизни, – сказала Косира. Она вдруг побледнела, вскрикнула и тяжело опустилась на стул, едва не сев мимо.

Гарет мгновенно оказался рядом.

– Я вдруг… поняла, что никогда никого не колола мечом, – прошептала Косира. – Это ведь совсем не похоже на фехтование, верно?

Гарет обнял ее и прижал к себе, чувствуя, как дрожит ее тело. Прошло немного времени, и она успокоилась.

– Все в порядке, как мне кажется, – сказала Косира. – Хочу выпить немного бренди.

Не успела она сделать несколько глотков, как со двора донесся цокот копыт.

– Это королевская стража, – сказала Косира. – Тебя проводят на “Стойкий” и сообщат твоему дяде, где он сможет с тобой попрощаться.

– Ну, мне тоже пора, – сказал Лабала, допивая пиво. – Стражники мне не нужны, но я лучше спрячусь на пару дней, потому что знать плохо относится к таким людям, как я, особенно учитывая то, что я совершил.

Гарет не сводил глаз с Лабалы.

– Тебе действительно нравится то, чем ты занимаешься? Я имею в виду предсказания судьбы и все прочее?

Лабала неловко пожал плечами:

– Лучше, чем таскать тяжелые мешки со всяким дерьмом.

– Я знаю один корабль, – сказал Гарет,—которому нужна команда.

– Я часто мечтал о том, чтобы выйти в море, стать мореплавателем, как и мои родственники, прежде чем мы застряли на Саросе. Но никто не мог поручиться за меня.

– Я поручусь, – сказал Гарет.

– Гм, – буркнул Лабала. – Возможно, не такая плохая идея. Повидать мир. Гарет, я пойду с тобой. Быть может, мы еще пошутим, как шутили раньше.

– Возможно,—согласился Гарет. – Только не на борту корабля, а когда окажемся на берегу.

Лабала равнодушно пожал плечами. Гарет повернулся к Косире.

– Прости меня.

– Устрицам придется подождать, – сказала Косира, поморщившись.

– Обещаешь?

– Обещаю, – ответила Косира и подошла к нему, чуть приоткрыв губы.

Из “Коммерческого вестника”:

Каракка “Стойкий”, 330 тонн, капитан Луинес, груз – различные товары, из Северного бассейна в устье Нальты и далее, согласно секретному приказу.

6

“Стойкий” прошел на юго-восток в тропики, мимо Адрианополя, Прима, Киллиса и других портов, в которые доводилось заходить Гарету.

Гарет не подозревал, что будет испытывать такое удовольствие от того, как друзья наслаждаются тем, что он уже видел: пассатами, несущими приятную прохладу, а не холод; голубым небом и океанскими волнами; вкусом невиданной рыбы, пойманной с помощью сетки, вымоченной в лимонном соке и зажаренной на угольной жаровне; плавающими по волнам кокосовыми орехами, молоко которых еще не испорчено соленой морской водой; теплым солнцем и матовым небом, под которым было так приятно стоять ночную вахту.

Том и Кнол быстро привыкли к распорядку жизни на корабле. У Лабалы сначала возникали трудности, но постоянная жизнерадостность и огромная сила уберегли его от возможных врагов.

Гарет наблюдал за ними в полном изумлении. Иногда он думал, что для полной идиллии не хватало еще одного друга, но от таких мыслей только портилось настроение.

Косира – просто друг? Конечно нет. Ему же не хотелось спать с другими друзьями. Или виной всему обычная похоть?

Он полагал, что это не так, но боялся признаться себе, что влюблен. Любовь была якорем, жизненной вехой, которая удерживала тебя, привязывала к затхлости и суше.

У него не было причин считать, что Косира влюблена в него. Конечно нет. Он знал, что вожделение присуще не только мужчинам.

Это погружало его в еще более мрачные мысли непонятно о чем. Он старался больше внимания обращать на расчеты, которые из-за тайного груза были достаточно запутанными. Поэтому Гарет с радостью поднялся на палубу, когда его вызвал капитан Луинес.

Он понял, что предстояло обсуждать серьезный вопрос, – капитан отослал вахтенного офицера и сам занял его место на юте.

– Этот Лабала, – сразу же перешел к делу капитан. – Ведь ты настоял, чтобы я нанял его.

– Да, сэр. Что-нибудь не так?

– Ничего, если не считать, что он – поганый маг. Ты знал, что он – заклинатель?

– Да, – признался Гарет. – Он говорил, что баловался колдовством, когда работал портовым грузчиком.

– Мне не нужны маги на борту, – прорычал Луинес.

– Я понимаю, сэр, – сказал Гарет. – Большинство матросов относится к ним с недоверием. Но я бывал с ними в море, и все заканчивалось благополучно. Кроме того, Лабалу нельзя считать магом, он занимался разными мелочами, например приворотными зельями.

– Я не суеверен, – сказал Луинес. – У меня просто есть определенная причина не допускать присутствия магов на борту “Стойкого”.

Гарет ждал, но Луинес, казалось, не горел желанием объяснить.

– Взгляни на него, – наконец сказал он.—Там, под парусом, он явно пытается составить какое-то заклинание. Казначей, ты – его друг и должен сам с ним поговорить. Скажи, что я недоволен им, скажи, что он должен воздержаться от колдовства, пока находится на борту “Стойкого”. Если он достаточно умен, то поймет мое предупреждение и избавится от моего пристального… внимания.

Гарет вспомнил пункт о беспрекословном повиновении в договоре и сказал:

– Есть, сэр.

Он подошел к стоявшему у леера Лабале.

18
{"b":"2576","o":1}