ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лабала использовал все возможные заклинания, чтобы вызвать приятный запах или свежий ветерок, но безрезультатно. Матросы, проклиная линиятов, выносили тела на палубу, где Дихр произносил молитву, которая должна была помочь мертвым обрести лучшую жизнь, и бросал тела за борт, не глядя на сновавших в воде акул.

Дихр сообщил Гарету, что эти рабы были дикими, совсем необразованными и непохожими на моряков. Их взяли прямо из деревень и посадили на этот адский корабль, чтобы перевезти на линиятские рынки рабов.

Пираты накормили этих истощенных людей как могли – сначала изысканными, насколько это было возможно, яствами, от которых умерли еще несколько человек, а потом простой кашей и фруктами.

Лабале пришлось стать хирургом, несмотря на его заверения, что он ничего в этом не понимает. И никто в команде не понимал, но все пытались облегчить страдания больных и ухаживали за ними. Люди постепенно начали выздоравливать, только дети продолжали умирать, и Гарет едва не плакал, когда очередное крошечное тельце бросали за борт.

Они вернулись к острову, у которого их ждали остальные захваченные суда.

К нему подошли Техиди и Фролн и спросили, что он намеревается делать дальше.

– Нам следует избавиться от этих кашианцев, – ответил Гарет. – Для ремонта кормы захваченного нами корабля потребуются более искусные плотники, чем есть у нас. Мы должны решить, от каких судов следует избавиться и каким способом. Кроме того, нам следует очистить трюмы и заменить такелаж. Думаю, настала пора поближе познакомиться с красотами острова Флибустьеров.

10

Остров Флибустьеров оказался на самом деле кольцом островов с выступающими далеко в море утесами и глубокой лагуной в центре.

Гарет приказал семи своим кораблям лечь в дрейф, а сам решил обойти острова и осмотреться.

Между островами он обнаружил проливы, но не мог определить, были ли они судоходными. На двух самых дальних островках были построены обнесенные низкими стенами форты. Людей, впрочем, он не обнаружил, стволы пушек были закрыты заглушками, незаметно ни малейшего признака жизни.

В лагуне он увидел около шестнадцати судов различных типов. На некоторых островках сверкали на солнце белые стены каменных домов.

Вахтенный с мачты крикнул, что пролив на траверзе охраняют другие форты. Гарет навел на них подзорную трубу и разглядел, что у пушек с открытыми стволами стояли расчеты.

Он предположил, что этот пролив – главный канал, но не знал, каких правил пираты придерживались, если придерживались вообще, при встрече непрошеных гостей.

Снова раздался крик вахтенного, сообщавшего, что к проливу идет небольшое одномачтовое судно. На носу стоял высокий бородатый мужчина в усеянном звездами тюрбане и в накидке до колен. Он легко удерживал равновесие на утлом суденышке, немилосердно швыряемом низкими, накатывающимися в пролив из океана волнами. Команда состояла из двух полуголых темнокожих матросов.

– На руле, – крикнул Гарет, заметив, что ветер дует точно в корму “Стойкого”.

– Да, сэр.

– Курс на пролив.

– Есть, сэр.

– Том, спустить все паруса, кроме грота, его окоротить. Пойдем малым ходом. Номиос, свистать всех наверх, расчеты к пушкам, но не выкатывать. Поднять флаг. Скоро узнаем, к друзьям ли попали.

“Стойкий” шел к маленькому суденышку, которое держало курс прямо на него.

– Эй, на “Стойком”, – крикнул бородатый мужчина.

Гарет был удивлен.

– Вы знаете нас?

– Да, – крикнул в ответ мужчина. – Почувствовал вас еще вчера, хвала богам. Иначе люди могли занервничать, увидев такую армаду, и решить, что поганые линияты осмелились напасть на нас. Мы не слишком следим за политикой и могли подумать, что северяне снова решили нас уничтожить.

Суденышко спустило парус, и бородатый мужчина легко прыгнул на трап и поднялся на палубу, где его ждали Гарет, Лабала и помощники. Он был высоким и когда-то, вероятно, обладал мускулистым сложением воина. Сейчас же он был обладателем солидного пуза, которым, казалось, гордился, и свекольно-красного лица, прикрытого бородой.

– Зовусь я, как здесь говорят, Дафлемером, был когда-то лордом Дафлемером, а теперь стал Собратом моря, наделенным Даром, которым обладает по крайней мере один из вас.

– Лабала, – представился гигант. – Я думаю, вы говорите обо мне.

Дафлемер вежливо поклонился:

– Приветствуем вас, добро пожаловать на остров Флибустьеров. Надеюсь, что ваше пребывание здесь будет приятным. Полагаю, это вы нападали на линиятов рядом с Нууратом.

– Откуда вы знаете? – недоверчиво спросил Фролн.

– Я обладаю определенным Даром, как уже говорил, и у меня есть свои способы, но на обычную магию нельзя полагаться, когда дело касается линиятов. Один из Собратьев намеревался попиратствовать в тех местах, но встретился с нейтралом, знакомым по старым делам. Судно как раз шло из Нуурата, где занималось торговлей с линиятами. Так вот, этот нейтрал сообщил, что море гудит, как растревоженное осиное гнездо, и посоветовал Собрату поискать удачи в другом месте. Не надо сердиться… Я много знаю, но мало говорю. Кстати, я не знаю вашего имени, сэр.

– Я – Гарет Раднор, – представился Гарет. – Избранный капитан этого корабля и командир других, оставшихся позади.

– Очень приятно. Если позволите, я спрошу о том, что привело вас сюда. Мы будем рады принять вас радушно вне зависимости от того, пришли вы сюда просто выпить и развлечься или чтобы продать груз, оказавшийся в ваших руках.

– В первую очередь мы хотим продать добычу, – ответил Гарет. – Потом хотели бы заняться ремонтом кораблей и поиском матросов. На одном корабле необходимо восстановить корму, чтобы он смог доставить людей домой на Каши.

– Вы захватили рабов?

– Да.

– Вам незачем беспокоиться о них, раз вы попали на этот остров, – осторожно сказал Дафлемер. – Братья гарантируют абсолютную свободу для всех, и здесь найдутся люди, которые приобретут рабов по хорошей цене.

– Свобода для всех, – повторил Гарет внезапно севшим голосом. – Вы имеете в виду, кроме рабов.

Дафлемер холодно взглянул на него.

– Некоторые из нас, возможно большинство, считают работорговлю гнусным занятием. Другие…– Он пожал плечами. – Как я уже говорил, каждый волен поступать как ему заблагорассудится.

– Позвольте спросить, – попытался сменить тему разговора Лабала, – что случилось бы, окажись мы линиятами, которым удалось пересилить вашу магию? Что произошло бы?

– Я рад удовлетворить ваше любопытство, мой друг. Во-первых, застать меня врасплох значительно труднее, чем может показаться, но подробно я это объяснять не буду, потому что самые близкие друзья могут завтра оказаться врагами. Во-вторых, на обоих берегах пролива стоят пушки с хорошо обученными расчетами.

– Мы их видели.

– В-третьих… подойдите сюда.

Дафлемер подошел к лееру и замахал в воздухе рукой. Гарету с трудом удавалось следить за его движениями.

Вода рядом с кораблем забурлила, и из глубины на них уставился чей-то глаз, размером с туловище человека. Из воды поднялись почти на высоту мачты “Стойкого” два щупальца, потом показался клюв и оглушительно щелкнул.

– Там есть и другие, – сообщил Дафлемер. – Я научился вызывать их, а они считают меня… возможно, другом. Или кем-то, кто очень хорошо их кормит время от времени. Должен предупредить вас: убийство запрещено на острове Флибустьеров, если только оно не происходит в результате честной дуэли. Кстати, честность дуэли определяется Собратьями. Нарушители закона предстают перед судом и, если признаются виновными, отправляются на корм моим маленьким друзьям. Другими преступлениями являются изнасилование, нападение на хуже вооруженного противника и воровство. Наказание – такое же, как за убийство. Дайте сигнал своим кораблям, все они смогут пришвартоваться к тросу, натянутому между буями, которые вы видите. Лагуна слишком глубокая, чтобы в ней можно было встать на якорь. Я повторяю еще раз: добро пожаловать, братья корсары.

29
{"b":"2576","o":1}