ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом их атаковал один из уцелевших военных кораблей, но “Мстителю” удалось цепным зарядом сбить его грот-мачту и лишить хода.

Они грабили торговые суда, набивали свои трюмы золотом. Незнакомыми металлами и серебром они уже пренебрегали, брали только золото и драгоценные камни.

Гарет, наблюдая за тем, как матросы переносят золото в трюмы “Стойкого”, заметил, что ветер изменился, подул с моря. Видимо, закончилось действие заклинания Дафлемера. Впрочем, изменение не сулило линиятам ничего хорошего, более быстрые корабли пиратов могли догонять их вплоть до самого побережья.

– Этот день, – сказал Лабала, – стоит запомнить. Полагаю, мой сон об акулах был неправильным, или акулами являемся мы.

– Великий день, – согласился Гарет. – Мы достойно сможем вернуться домой и…

Его перебил крик вахтенного с топа мачты:

– Вижу корабль. Много кораблей по левому борту!

В этих водах могли плавать только линияты.

– У нас будет еще больше сокровищ! – радостно воскликнул Лабала.

– Возможно, – сказал Гарет и поднялся на мачту с подзорной трубой.

Это были не торговые суда, а, судя по парусам, военные корабли линиятов, причем такие большие, каких Гарету видеть пока не доводилось.

Он насчитал пятнадцать построенных двумя обратными клиньями кораблей, шедших на всех парусах с попутным ветром к месту сражения.

Гарет быстро спустился с мачты.

– Отходим, – приказал он Тому Техиди, который сначала был сбит с толку и только потому видел наступавших линиятов.

Гарет приказал поднять сигнальные флажки, чтобы предупредить других пиратов, потом отыскал рупор.

– Все по местам! Все по местам! – закричал он. – Вернуться на свои корабли! Поднять паруса! Мы попали в ловушку линиятов. Теперь нам пора убегать!

13

Пираты, превратившись из волков в неорганизованное стадо испуганных овец, на всех парусах попытались скрыться.

– Ваши приказы, капитан? – крикнул Техиди.

Ветер, возможно волшебный, гнал их к берегу, давая наступавшим линиятам преимущество.

– На восток, – приказал Гарет, и “Стойкий”с остальными кораблями вышел из боя.

Скорость была невелика – мешал тяжелый груз сокровищ в трюмах. Но даже на такой скорости “Найджак”, потерявший мачту, стал отставать от других.

– Посмотри, – сказал Техиди, передавая Гарету подзорную трубу.

Гарет увидел, что корабль Дафлемера “Напористый” атакован тремя военными кораблями линиятов. Потом он увидел нечто более важное – пять кораблей сомкнутым строем устремились в погоню за “Стойким”.

– Лабала!

– Что? – отозвался с главной палубы чародей.

– Можешь как-нибудь повлиять на погоду? Я бы не возражал против свежего ветерка с левого борта. Мы можем идти в более крутом бейдевинде, чем они.

– Не знаю, этим заклинаниям нельзя доверять, особенно если у врага тоже есть чародеи, к тому же я еще только учусь. Я попробую.

– Лево руля, – приказал Гарет. – Пойдем по ветру, пока не подойдем совсем близко к берегу.

Он хотел было предупредить рулевого, чтобы тот проявлял максимальную осторожность рядом с берегом, но передумал. Рулевой был опытным моряком и знал, что если он не будет осторожным, линияты настигнут их в течение склянок.

Том Техиди подошел к нему ближе и сказал тихо, чтобы никто не услышал:

– Ты заметил, линияты напали на корабль Дафлемера, а потом бросились за нами. Насколько я знаю, у нас нет других магов, кроме Дафлемера и Лабалы.

– Полагаешь, их чародеи почувствовали нашу магию?

– Ничего не полагаю, – ответил Техиди. —Просто волнуюсь.

– Будем надеяться, что ты не прав и они погнались за нами только потому, что мы показались им более организованными.

– Будем надеяться, – согласился Техиди, —неплохо было бы понадеяться на то, что нам удастся перегнать их.

Через два поворота склянок выяснилось, что надежды не оправдались. Корабли линиятов с туго натянутыми треугольными парусами были совсем близко. Головной корабль был не более чем в полудюжине пушечных выстрелов от них.

Заклинание Лабалы пока не начало работать, впрочем, погода испортилась, ветер стал порывистым, на волнах появились белые шапки, что немного замедлило ход линиятов.

“Найджак” продолжал отставать, несмотря на то что на двух оставшихся мачтах были подняты все паруса.

“Еще через пару поворотов склянок, – подумал Гарет, – мы окажемся в пределах дальности, и тогда…”

Он наблюдал за “Найджаком”, и тут, прямо на его глазах, закачалась и упала за борт со всеми парусами фок-мачта. Корабль лишился управления. Он увидел, как матросы с топорами пытаются очистить палубу от обломков.

– Он лишился мачт, – сказал Техиди. – Теперь ему конец.

Гарет рассеянно кивнул, задумался на мгновение и принял решение, хотя и посчитал себя мягкосердечным дураком.

– Разворот, – приказал он. – Попытаемся снять с него людей. Если сможем.

Техиди посмотрел на Гарета, хотел что-то сказать, отвернулся и начал отдавать приказы.

Матросы замерли на мгновение, потом разбежались по местам, за исключением одного, который подошел к трапу на ют.

– Капитан, что вы задумали?

– Спасти товарищей по плаванию.

– Да пошли они! Они только что подписали договор! А что будет с нашими задницами?

– А ты сам хотел бы, чтобы тебя оставили на растерзание линиятам?

Матрос замялся, услышав неодобрительное бормотание товарищей.

– Хорошо, – сказал он. – Мы это сделаем, но молитесь о том, чтобы у нас все получилось…капитан.

Гарет приказал поднять сигнальные флажки, приказывая остальным кораблям идти на норд-норд-ост, к столице Ютербога Лиравайзу, как они и договаривались.

Он догонит их, когда сможет и если сможет.

– Лабала! Придумай какое-нибудь заклинание. Пусть эти линияты начнут чесаться от лобковых вшей или вдруг испытают жуткий страх.

– Попробую.

Гарет был приятно удивлен хорошим настроением команды, когда услышал смех в ответ на свой последний приказ.

Он приказал поднять другие флажки с сигналом “Найджаку”. Несколько минут делать было нечего, следовало только вспомнить основы геометрии. Он определил треугольник сближения “Стойкого”, “Найджака” и головного корабля линиятов.

– Главные орудия! Зарядить цепными! Носовые и кормовые – картечь! Комендоры, мы подойдем к “Найджаку” с левого борта. Орудия правого борта, цельтесь выше, если будет во что целиться. Нужно постараться снести мачты головного корабля. Левый борт, стреляйте по тем же целям, когда отойдем от “Найджака”. Носовые и кормовые орудия, засыпьте их палубы шрапнелью, если сможете!

“Найджак” был совсем близко, как, впрочем, и линияты.

– Матросы с кошками к борту! – крикнул Гарет и сам подбежал к борту с рупором.

– Эй, на “Найджаке”! Я попытаюсь снять вас. Берите только то, что сможете унести!

Петрич прокричал что-то в ответ, но ветер унес его слова. Прошло еще несколько минут, и корабли едва не соприкоснулись бортами.

– На руле, так держать, – сказал Гарет.—Том, спусти паруса и прикажи матросам с кошками приготовиться.

– Есть, сэр.

“Найджак”, казалось, навис над ними. Его борт был на три фута выше борта “Стойкого”.

– Начали! – крикнул Техиди.

Три кошки перелетели на борт “Найджака”, тросы были мгновенно натянуты и закреплены.

Появился первый матрос “Найджака”, он держал в руках золотые слитки, а сабля была засунута за пояс.

– Давай! – крикнул кто-то, и матрос прыгнул. За ним последовали другие матросы, тяжело нагруженные сокровищами из трюма обреченного корабля, никто из них не побеспокоился о таких мелочах, как одежда и продукты.

Гарет услышал крики, повернулся и увидел корабль линиятов за кормой “Найджака”. Громыхнули пушки, и три ядра со свистом пролетели над “Стойким”. Кто-то коротко вскрикнул.

Главные пушки “Стойкого” пока нельзя было навести на цель, а кормовые пушки были бесполезны, потому что “Найджак” заслонял корпус корабля линиятов. Гарет увидел, что на его корабль перебрались два офицера с “Найджака” и сам Петрич. Матросы у тросов, не дожидаясь приказа, перерезали их, освобождая “Стойкий”, и тут перед носовыми орудиями появилась цель.

39
{"b":"2576","o":1}