ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гарет заметил установленные на башнях небольшие пушки.

– Бывший владелец явно предпочитал жить в безопасности, – заметил он сухо.

Полный человек нервно откашлялся.

– У лорда были враги… жаль, что он решил жить так, как жил.

– Вы имеете в виду – умереть, – сказала Косира, едва сдерживая смех.

– Да, не стоило ему так презирать короля Алфиери.

– Или, – вставила Косира, – стоило остаться в этом замке, а не возвращаться во дворец, если он собирался назвать короля идиотом, не заслуживающим не только налогов, но и лояльности.

Череп бывшего владельца земли, с ошметками плоти, до которых не успели добраться вороны, украшал один из столбов у ворот поместья.

– Не забудьте, – сказал человек, который был агентом по продаже земли, – что в стоимость входит не только эта земля, но и почти две тысячи гектаров, часть которых обработана, плюс две деревни, которые не видно отсюда, плюс поселок внизу. От реки, которую мы пересекли, когда шли к дому, и право собственности на прибрежную полосу которой также принадлежит вам, отходит канал, проходящий за домом к рыбоводному пруду. Сама река впадает в океан за этим утесом. Рыбная ловля принесет вам сотню золотых в год, поля прокормят вас, есть еще залежные земли, которые можно освоить, если вы решите выращивать что-либо на продажу. В гористой части нет отар овец, но там есть чудесные пастбища, можно также увеличить поголовье стада, сейчас составляющее сорок пять голов. В лесах есть олени, всего половина которых принадлежит королю, птица, а развлекаться можно ловлей крупной рыбы в океане. В поселке живет одна колдунья, очень миленькая, к ней хорошо относятся все жители. К сожалению, врача здесь нет.

От поселка к морю вела извилистая дорога. Рыбачьи лодки покачивались на волнах у полудюжины каменных причалов, вдоль мощенных булыжником улиц стояли ярко раскрашенные дома. В поселке были небольшие лавки, таверна и заводик по переработке рыбы.

Гарет кивнул.

– Немного напоминает наш родной поселок, – заметил Том Техиди.

– Да, – согласился Кнол Н'б'ри. – Гарет, если купишь, подумай о том, чтобы разместить пару пушек, майонов или кульверинов, чтобы простреливать все до самого берега моря, может быть, пару бомбард на набережной, чтобы защитить себя с моря, и обучить некоторых местных жителей, как с ними обращаться.

– Мне кажется, вы слишком мнительны для пиратов, – заметила спутница Н'б'ри – прелестная черноволосая девушка по имени Суэла, дочь торговца. – Кто посмеет на вас напасть, особенно если ты, Кнол, и Том Техиди построите дома по обеим сторонам от этого монстра?

Все трое посмотрели на нее, но ничего не сказали. Все понимали, зачем нужны пушки, если вспомнить о поселке, в котором все трое выросли.

Н'б'ри сообщил Гарету, что очень любит Суэлу, и не только за ее умные разговоры. Косира закатила глаза и заметила, что это и так всем видно.

Спутницей Тома Техиди была Миана, круглолицая, острая на язык и всегда веселая дочь лавочника.

– Просто поверить не могу, – сказала Суэла, надув губки, – что эти якобы храбрые воины стоят и обсуждают возможный урожай, как простые крестьяне! Я ожидала совсем другого.

– Не могу не согласиться с тобой, – сказала Косира. – Богатство превратило их в скучных консервативных типов, верно?

Не только она одна была разочарована поведением корсаров. Когда тяжело груженная флотилия вошла в порт, весь Тикао облизнулся в предвкушении небывалого в истории безумия.

Каждая доля, даже после того, как скрипящие фургоны увезли королевскую долю в сокровищницу, составляла столько денег, сколько трудолюбивый купец мог заработать лет за двадцать.

Эти деньги предстояло потратить, после того как матросы получили свои доли и договор был расторгнут.

Но случилось то, чего никто не ожидал.

Лабала пришел к Гарету, когда тот составлял документы для продажи всех кораблей, кроме “Стойкого”, который он решил оставить себе по причине, даже ему самому казавшейся столь неубедительной и сентиментальной, что он предпочитал никому о ней не говорить.

– Гарет, – сказал темнокожий великан,—никак не думал, что люди, с которыми я плавал, окажутся такими тупыми ублюдками.

– Что случилось?

– Я полон желания повеселиться и денег, чтобы осуществить это желание, и не могу найти никого, с кем предаться разгулу, по крайней мере стоящего. Все, кого я считал повесами и развратниками, занимаются пересчитыванием денег и думают о том, как купить лавку, ферму или рыбацкую лодку, чтобы обеспечить себе старость. Я просто разочарован, учитывая тот факт, что никому из них не суждено дожить до этой старости.

Однажды мне сказали, что Сарос – это город лавочников, которым нужен только передник и клочок оберточной бумаги для подсчетов. Тогда я в это не поверил, а теперь готов согласиться.

Дьявол, я бы тебя пригласил к шлюхам, если бы не знал, что ты не пьешь и верен Косире.

Гарет на мгновение задумался.

– Почему бы тебе не найти хорошего мага и не истратить деньги на обучение? Хотя бы научишься читать.

Лабала стал серьезным.

– Твои слова заставляют меня вспомнить о человеке, который начал меня учить магии. Если бы я был хорошим моряком, я купил бы какую-нибудь лоханку и отправился выяснять, жив ли бедняга Дафлемер. Готов побиться об заклад, эти подонки работорговцы схватили его и, как я надеюсь, убили, потому что это лучше, чем гнить заживо в цепях. – Лабала погрузился в мрачные раздумья, потом поднялся на ноги. – Разговор с тобой ничего мне не дал. Поэтому я поступлю так, как подсказывают многие. Заведу себе пару шлюшек, чтобы не замерзнуть зимой, и стану изучать магию. Мне остается либо это, либо попытаться вернуться на родные острова, на которых, насколько я помню, в ходу не золото, а какие-то ракушки на веревочках, а их у меня как раз и нет. Дьявол, никто не говорил, что быть богатым – это страдать от скуки.

Он удалился.

Гарет Раднор, говоря честно, чувствовал себя ничуть не лучше. Он не понимал, что делать с этой кучей золота. У него была Косира, ему благоволил сам король, правда, было неизвестно, сколь долго продлится эта милость, он знал, что не сможет откупиться от своих врагов Квиндольфинов, и сам не хотел такого легкого окончания вражды, он был счастлив и здоров.

Такие мысли навевали жуткую тоску, и он стал раздумывать о различных развлечениях, которые обсуждал с Косирой.

Охота? Бедный олень не мог противостоять человеку с мушкетом, и Гарет не считал себя полным дураком, чтобы отправиться охотиться на северных оленей с рогатиной, как поступали некоторые идиоты. Кроме того, после охоты на людей даже медведь показался бы ему легкой добычей.

Рыбная ловля? Мальчишкой он зарабатывал ею на жизнь, возненавидел с того самого времени и считал весьма сомнительным развлечением.

Разврат? Если рядом есть Косира? Едва ли.

Азартные игры? Он попробовал играть один раз, проиграл дюжину золота, и его едва не стошнило.

– Что ты сделаешь обязательно, – сказала Косира, – конечно, с моей помощью, так это купишь хороший участок земли.

– Зачем?

– С людьми, имеющими склонность постоянно попадать в Великое Подземелье, к которым ты, несомненно, относишься, гораздо лучше обращаются, если они являются уважаемыми землевладельцами, а не немытыми моряками с волосатыми пальцами.

– Пальцы у меня не волосатые, – возразил Гарет, но тем не менее, по настоянию Косиры, отправился с Н'б'ри и Техиди на поиски подходящей собственности.

Лучшим вариантом оказался этот полузамок с поселками, полями и причалами.

– И во что обойдется мне все это? Толстенький агент назвал цену и торопливо добавил, пока Гарет пытался восстановить дыхание:

– Титул лорда Ньюгранжа обойдется вам всего в… тысячу золотых.

– Титул, – холодно заметила Косира, – входит в стоимость поместья.

– Но…

– Я – леди Косира Нагорная и хорошо знакома с традициями геральдической коллегии.

– О… Да, конечно, я просто имел в виду, что необходима подготовка некоторых документов, и деньги могли бы ускорить процесс, и… – Агент смущенно замолчал.

46
{"b":"2576","o":1}