ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проникновение
Темный эльф. Хранитель
Эверлесс. Узники времени и крови
Паруса, разорванные в клочья. Неизвестные катастрофы русского парусного флота в XVIII–XIX вв.
Демоны Дома Огня
Наш грешный мир
Шах королевы
Хищник. Официальная новеллизация
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
A
A

– Возможно, – согласился Гарет. – Полагаю, я сам становлюсь варваром среди них, потому что жалею только о том, что не смог нанизать на меч Квиндольфина.

Н'б'ри посмотрел на него и покачал головой.

Косира не была столь снисходительна.

– Поверить не могу, что тебе хватило безрассудства открыто выступить против такого влиятельного вельможи, как лорд Квиндольфин! О боги, Гарет, так поступать нельзя! Мы живем в цивилизованном государстве. Можно было нанять убийцу, отравителя или чародея, или даже толпу разбойников, которые подстерегли бы его на улице. Мы реалисты и допускаем некоторые нарушения закона. Но открыто угрожать, напасть на дом знатного человека в центре столицы средь бела дня, убить две или три дюжины его стражников, испугать до смерти слуг? Гарет, тебе явно не терпится поскорее вернуться в Великое Подземелье.

Гарет уже не чувствовал прежней ярости. Он просто глупо улыбался и позволял ей яростно нападать на себя.

– С тебя глаз нельзя спускать, – сказала Косира. – Наказания не миновать, стоит только королю услышать об этом. Пойду соберу твою тюремную сумку.

Гарету досталось и от дяди, который заявил, что человеку не позволяется вести себя так бесчестно, особенно если от него зависит судьба денег многих других людей.

Гарет, понимая, что поступил неправильно, стойко выдерживал сыпавшиеся на него проклятия. Но он не мог, как ни старался, подавить дикую радость оттого, что наконец нанес удар по Квиндольфину, хотя и понимал, что медлительная машина королевского правосудия в конце концов настигнет его.

Впрочем, королевские стражники не пришли за ним, хотя о драке говорили практически все жители Тикао, кто с ужасом, кто с улыбкой. Его не вызвали во дворец.

О семье Квиндольфинов ничего не было слышно, никто не видел никого из них в столице.

Пару дней Гарет ждал, что его вот-вот настигнет королевская кара, потом стал готовиться к походу, руководить людьми, которые переделывали торговые суда в транспортные или военные корабли.

Лабала был вынужден нанять пару магов, чтобы заклинаниями обеспечить безопасность кораблей и матросов. Но никакого магического нападения не последовало.

Однажды рядом был замечен посол линиятов. Он проплыл мимо на дорогой лодке, делая вид, что просто дышит свежим воздухом и совсем не интересуется происходящим. Гарет приказал следить за ним, пока он не скроется из виду.

Весна наконец перешла в лето, и корабли Гарета были готовы к походу.

Он определил день отхода и вывесил объявления о нем во всех тавернах города.

За два дня до отхода его вызвали во дворец.

– Итак, на этот раз ты решил поискать богатство на севере, лорд Ньюгранж, – сказал король Алфиери. Они снова остались наедине в тронном зале.

Гарет хотел было солгать, но решил этого не делать.

– Нет, ваше величество.

Алфиери удивленно поднял брови, но ничего не сказал.

– Я снова решил выступить против линиятов, сир. На этот раз я намереваюсь захватить весь их флот с сокровищами и привести его на Сарос.

– Мы часто задумывались о цели твоего похода, – сказал король. – Мы должны напомнить тебе, впрочем, что, несмотря на трудности, не находимся в состоянии войны с этим королевством.

На этот раз Гарет решил промолчать.

– Кстати, – продолжил король. – Мы изучили отчет, который ты послал первому лорду адмиралтейства, и были просто поражены. Прискорбно, если человеком правят подлецы, как это происходит во многих странах, но просто ужасно то, что линиятами управляют эти мерзкие демоны, которых ты называешь Бегунами. Один этот факт изменил наше представление о том, как может быть решена проблема линиятов, или, по крайней мере, как она может контролироваться. Ну и как ты намереваешься атаковать их? Мы можем заверить тебя, что в этом зале никого нет, удалены даже люди с обычных постов подслушивания.

– В прошлый раз мы атаковали их на море и подверглись жестокой контратаке, – сказал Гарет. – На этот раз я разработал более простой план. Я отобрал наемников…

– Мы знаем об этом, – перебил его Алфиери. – Мы даже задумались на мгновение, не собираешься ли ты поднять восстание против нас.

– Сир! Я всегда буду вашим верным слугой! – воскликнул Гарет.

– Мы так и думали. Рассказывай о своих планах.

– Я намереваюсь использовать старое пиратское логово на острове Флибустьеров в качестве базы, как только мы войдем в моря Каши, —продолжил Гарет. – Надеюсь, нам удастся пройти туда незаметно. Оттуда…– Он замолчал на мгновение. – Мои объяснения были бы более понятны, если бы у меня была карта.

– Тебе не угрожает потеря нашего внимания, – заверил его Алфиери. – Мы осведомлены, больше чем осведомлены, благодаря недавним событиям, о землях, которые контролируются линиятами.

Гарет с трудом скрыл удивление и продолжил:

– Мы высадимся на перешейке, соединяющем Линияти и Каши, и захватим их город сокровищ Нуурат с суши прежде, чем ежегодный флот с сокровищами подойдет вдоль побережья Каши. Мы подождем его прихода. Форты города будут контролироваться моими людьми, а флот – стоять в море неподалеку, чтобы захлопнуть ловушку. Если нам повезет и их капитаны не станут сражаться, а сдадутся, у нас появится транспорт для доставки сокровищ домой. Впрочем, у меня достаточно кораблей, чтобы справиться с самой неблагоприятной ситуацией.

Король Алфиери задумался.

– Смелый, но очень простой план, что говорит в его пользу, – сказал он. – И тебе удалось сохранить его в тайне. Мы приятно удивлены. Мы усомнились в твоих намерениях отправиться на север только потому, что преданные нам люди исследовали вашу жизнь и жизнь… ваших друзей.

Гарет понял, почему агент камергера короля так интересовался личной жизнью Косиры.

– Смелый план, – повторил Алфиери. – Который может принести королевству несметные сокровища и, это я прошу держать в строжайшей тайне, дать повод для объявления войны, которую мы считаем неминуемой, учитывая непримиримость линиятов. – Он вздохнул. – Тебе следует знать следующее. Посол линиятов несколько раз добивался нашей аудиенции и заявлял с нетерпимым высокомерием, что пирата Гарета Раднора следует передать им в руки, иначе гнев линиятов может обрушиться на весь Сарос. Вздорный идиот! Неужели он не знает, что угрожать должны военные, а не дипломаты? Мы были еще больше раздражены, когда несколько месяцев назад аудиенции добился лорд Квиндольфин, попросивший твоей смерти. Мы отказали, и, как мы понимаем, он попытался отомстить другим способом. Мы должны заявить, однако, что нас не обрадовало твое нападение на его поместье! Особенно средь бела дня и совершенно открыто. Нам кажется, что тебе не удастся стать настоящим политиком.

– Да, сир, – сказал Гарет. – Боюсь, мне не стать им никогда.

– Тогда окажи мне услугу. Не раздражай меня больше. – несколько печально произнес Алфиери. – По крайней мере, здесь, в Тикао, или где-либо еще.

– Не буду, сир, обещаю вам.

Алфиери подошел к длинному столу, достал из ящика скрепленный восковой печатью свиток и передал его Гарету:

– Это наше самое секретное каперское свидетельство, дающее тебе право нападать на линиятов, обеспечивать безопасность на море и мир в нашем любимом королевстве Сарос любыми способами, которые покажутся тебе приемлемыми.

Гарет, потеряв дар речи, низко поклонился:

– Благодарю вас, ваше величество.

– Мы полагаем, что ты не до такой степени наивен, чтобы воображать, что этот документ обеспечит тебе свободу, если ты попадешь в руки линиятов. Ты можешь рассчитывать лишь на недолгую отсрочку, благодаря которой сможешь спастись бегством или умереть в честном бою, как подобает воину, а не в их пыточной камере.

Гарет положил свиток в сумку на ремне.

– Вот еще что, – сказал Алфиери. – Как мы уже говорили, не раздражай нас. Я имею в виду, не нападай на наших близких союзников. Мы не даем тебе права захватывать все, что может быть захвачено.

– Конечно, сир. У меня есть только один враг – работорговцы.

51
{"b":"2576","o":1}