ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Так отправляйся на их поиски. – Алфиери покачал головой. – Мы не думали, что придется прибегнуть к услугам корсара ради процветания королевства. По крайней мере, тебя нельзя считать обычным пиратом. Хотя определенные, скажем так, наклонности могут усложнить как нашу, так и твою жизнь. Ступай, и да сопутствует тебе удача, а наша награда затмит самые смелые твои мечты.

Гарет снова поклонился. Алфиери кивнул и отвернулся, а Гарет спиной вперед вышел из королевских покоев.

Он почувствовал, что вся одежда на нем промокла от пота, и задумался, что имел в виду Алфиери, говоря о наклонностях.

На этот вопрос не мог ответить никто, даже Косира.

Прощание с Косирой было мучительным, но сама она, казалось, восприняла его достаточно легко. Они страстно предались любви, а наутро она сказала, чтобы он не вздумал забавляться с темнокожими женщинами Каши.

– Женщинам доступны многие заклинания, так что помни, я всегда буду следить за тобой.

– Я дам тебе то же обещание, что дал королю, – сказал Гарет. – Никаких глупостей, никогда!

– Гм-м. Обещание пирата?

Двадцать пять кораблей Гарета, сверкая свежевыкрашенными бортами, под серыми парусами шли вниз по реке к морю. Экспедиция насчитывала шестьсот пятьдесят человек.

Корабли сопровождала целая флотилия провожающих. Будто половина населения Тикао села в лодки, а вторая шла по берегу, провожая экспедицию к морозным городам на Крайнем Севере.

Головным кораблем был “Стойкий”, на юте которого, с трудом скрывая гордость, стоял Гарет Раднор.

Река передала корабли морю. Дул свежий северный ветер, море было спокойным, а летнее небо над головой – голубым.

Закричала толпа, собравшаяся в устье Нальты, крики подхватили люди, приплывшие сюда на разношерстных лодках, потом все они скрылись из виду.

Над головой Гарета развевался на бизань-мачте триколор Сароса. Он будет спущен, как только в Лиравайзе на корабли поднимутся наемники и земля останется далеко позади. Его место займет пиратский флаг Гарета.

Потом все будет сведено к простой формуле: сражайся храбро, сражайся умело или умри.

16

Погода оставалась благоприятной на всем протяжении перехода через Узкое море, и офицеры кораблей начали обучение новых матросов и распределение старых по постам.

Других кораблей рядом не было. В один из дней “Стойкий” обогнала быстроходная яхта, и Гарет пожалел, что не истратил часть богатства на приобретение такой чудесной игрушки.

Гарет был рад, что на борту “Стойкого” рядом с ним находятся друзья. Н'б'ри, Техиди и Галф стали вахтенными офицерами, Номиос с радостью согласился исполнять обязанности боцмана, Лабала, конечно, стал судовым магом.

Гарет не возражал бы, чтобы флотилия была лучше подготовлена в магической сфере, но по какой-то причине действительно компетентные и опытные чародеи отказались наняться на корабли, возможно, они были довольны жизнью в Тикао, возможно, привыкли к приключениям более утонченного характера, возможно, были напуганы, потому что писатель слишком сгустил краски, описывая ужасных колдунов Крайнего Севера.

В последнюю минуту перед отходом он передал Дихру и его кашианцам разведывательную трехмачтовую каравеллу, которую переоснастил треугольными парусами, чтобы она выглядела как патрульный корабль линиятов. Каравеллу назвали “Возвращением”.

Флотилия подошла к Лиравайзу, где ее ждали около трехсот наемников, чиновники со счетами за разрушенные таверны, толпа горожан, которые были недовольны поведением солдат, и неоплаченные счета из других таверн, оружейных мастерских, постоялых дворов и от портных.

Гарет безропотно оплатил счета, полагая, что солдаты должны вести себя подобным образом и что не стоит расстраиваться по подобным мелочам.

Он подумал также, что поведение солдат не отличалось от поведения моряков, за исключением того, что у первых оружие всегда было под рукой, поэтому они вели себя более нагло.

По крайней мере, агенты Гарета удосужились разбить наемников на взводы и роты и назначить офицеров. Гарет собирался заняться их дальнейшим обучением на транспортных кораблях, чтобы у солдат было меньше свободного времени и не возникали дурные мысли, и был рад, что команды на этих кораблях были составлены из здоровых матросов грозного вида.

Перед погрузкой на корабли Гарет построил солдат у причала и зачитал определенные статьи договора, касающиеся дисциплины.

Мускулистый смуглый солдат в полудоспехах пробормотал что-то о том, что ими командует ребенок, и тут же получил от Номиоса удар по голове кофель-нагелем. Солдаты, столпившиеся у лежавшего ничком товарища, быстро поняли, что дисциплина на флоте будет строгой.

В ночь перед отходом с полдюжины солдат передумали, прыгнули за борт и быстро поплыли к берегу. Гарет решил не преследовать их. За дезертирство предусматривалось наказание в виде расстрела, а ему этого делать не хотелось. Кроме того, он посчитал, что они, скорее всего, оказались бы весьма посредственными солдатами.

Матросы с песней налегли на брашпили, поднимая якоря, и земля скоро осталась позади, а Гарет полдня мучился от морской болезни.

Через день и ночь, когда Ютербог остался далеко за кормой и скрылись из виду последние рыбацкие лодки, на мачте “Стойкого” были подняты сигналы кораблям лечь в дрейф, а капитанам собраться на флагмане.

Море было спокойным, на ясном небе висел бронзовый диск солнца. Шлюпки со всех кораблей, похожие на водяных клопов, поспешили к “Стойкому”.

Гарет, испытывая страшное волнение, но не подавая виду, сидел на верхней ступеньке трапа и смотрел на собравшихся на палубе капитанов и помощников. Вахтенные за его спиной были вооружены пистолетами, за мачтами прятались матросы с мушкетами. Кроме того, у кормовой пушки на турели, заряженной шрапнелью, стоял расчет.

Гарет понятия не имел, как офицеры воспримут его слова. Каждому поднимавшемуся на борт офицеру Техиди вручал запечатанный конверт.

– Сначала самое важное, – сказал Гарет громко, и его голос разнесся над морем. Он кивнул двум матросам, и на бизань-мачту взлетел флаг корсаров – триколор Сароса с черепом и перекрещенными саблями.

– Теперь мы идем под настоящим флагом, —сказал он.

Раздались приветственные возгласы.

– Можете открыть конверты, – сказал Гарет.

Некоторые офицеры повиновались и развернули листы бумаги с одинаковыми инструкциями. Другие встревоженно озирались, положив ладони на эфесы сабель.

Гарет услышал ругательства и увидел улыбки на лицах капитанов, которые лучше разбирались в географии и поняли инструкции.

– Да, – сказал Гарет, – все эти месяцы я лгал вам. Мы не пойдем на север к этим якобы великим королевствам. Насколько я знаю, кроме белых медведей и снега по самую задницу там ничего нет. Но я знаю, где есть настоящие сокровища. – Он взял из-за спины кашианскую статуэтку из золота и бросил ее на палубу. Один из офицеров поднял ее и удивленно вскрикнул, почувствовав вес. – Это лишь крошечная часть сокровищ, которые линияты воруют у кашианцев каждый год. В прошлом году мне удалось завладеть частью сокровищ работорговцев. Некоторые из вас получили свою долю, а остальные, не сомневаюсь, заметили, как из обычных матросов превратились в богачей, пользующихся уважением в Тикао. На этот раз я предлагаю захватить все сокровища. Я приглашаю всех вас отправиться со мной за настоящими сокровищами, сокровищами, которые я видел собственными глазами, которые трогал, частью которых мне удалось завладеть.

Некоторые офицеры хищно зарычали, Дихр и его старший помощник довольно улыбнулись. Фролн отошел чуть в сторону, прислонился к фальшборту и внимательно наблюдал за офицерами, положив руку на эфес.

– Это оскорбительно, – пробормотал один капитан.

– Вы так считаете? – спросил Гарет. – Но именно этим занимаются настоящие пираты.

Капитан фыркнул, потом невольно улыбнулся и рассмеялся:

– Рад быть вместе с вами, капитан Раднор. Другой офицер явно не обрадовался новостям.

52
{"b":"2576","o":1}