ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он держался по возможности ближе к берегу, на опушке джунглей. Люди позади него, не привыкшие ходить строем, отставали, и колонна растянулась.

До самой полуночи, пока не взошла луна, было очень темно, потом они смогли двигаться быстрее. Они не встретились ни с патрулем, ни со стражниками, и Гарет надеялся, что восточному десанту тоже сопутствовала удача.

Впереди показался мыс, они вышли на возвышенность, и джунгли отступили, сменившись редким кустарником.

Ближе подходить было нельзя, оставалось только ждать, укрывшись в засаде.

Гарет пожалел, что форт охраняли линияты, а не нормальные люди, которые могли захотеть спать или просто почувствовать усталость. Работорговцы, он знал, будут бдительно охранять свой порт, с которым никогда ничего не случалось, они будут вести себя так, словно впервые заступили на пост. Потом он напомнил себе, что если бы мечты были рыбами, то голодных бы не было…

“Если все пройдет хорошо… впрочем, разве это возможно в бою…” – подумал Гарет и крепко сжал ладонь Косиры.

Небо уже начинало светлеть, когда Гарет услышал на другом берегу выстрелы из мушкетов. Восточный десант начал атаку на форт.

Он должен был подобраться к стенам форта с двадцатью матросами. Добравшись до стены, он прополз до угла и выглянул, чтобы увидеть ворота.

Снова пришлось ждать.

Он увидел клубы белого дыма над противоположным фортом, потом услышал грохот пушечного выстрела и поморщился. Либо он не заметил направленное на сушу орудие, либо у линиятов была полевая пушка, которая с легкостью разворачивалась.

Заскрипели металлические ворота, и Гарет прижался к земле. Две группы линиятов, общей численностью, как он определил, около тридцати человек, поспешили к причалу, у которого стояло около дюжины лодок.

Через некоторое время он выглянул снова и увидел, что лодки плывут через залив на выручку восточному форту.

Над фортом он заметил темное завихрение. Все шло по плану. Дафлемер и Лабала заклинаниями вызвали небольшой смерч, который, как они надеялись, сбросит людей со стен в море.

Смерч пронесся над фортом, и Гарету показалось, что он услышал крики.

Теперь Техиди и Фролн должны были отступить, но вместо этого раздался еще один залп из мушкетов, потом громыхнула полевая пушка. Отвлекающий маневр превратился в полномасштабную атаку.

Гарет вернулся к матросам и подал сигнал. Команда разбежалась вдоль стены, разматывая веревки с кошками.

Матрос бросил кошку, она не зацепилась, а с громким скрежетом скользнула вниз по каменной стене. Гарет поморщился, понимая, что звук не мог не насторожить остававшихся в форте линиятов, но не услышал оклика часового.

К стене подошел Номиос, его кошка прочно зацепилась за край, за ней на стену полетели другие. Матросы, забросившие кошку, мгновенно забирались по веревке. Из джунглей выбежали другие матросы. Они несли веревки с петлями для подъема неловких солдат.

Гарет, не теряя времени, стал подниматься на стену, быстро перебирая руками. Он увидел, что над парапетом появилась темная голова линия-та, и закричал, предупреждая матросов. Потом появилось дуло мушкета и прогремел выстрел.

Гарет услышал крик и краем глаза увидел, как один из матросов разжал руки и свалился с веревки к подножью стены форта.

Линият совершил ошибку, решив посмотреть на результат своего выстрела. Гарет едва успел зацепиться носком сапога за щель в стене и достать пистолет, как поднимавшаяся рядом Косира выстрелила, и линият безжизненно распластался на парапете.

Когда Гарет поднялся на стену, матросы уже сбросили другие веревки и начали поднимать заряженные мушкеты.

Линият с пикой в руке бросился на Косиру, Гарет застрелил его и достал из-за пояса еще один пистолет.

Конструкция форта была примитивной. Защитными стенами были окружены казармы с одной стороны, артиллерийский погреб – с другой, кухня – с третьей и небольшой плац – с четвертой.

Пираты хлынули в форт через стену, а линияты построились клином и бросились к парапету. Залп из мушкетов остановил работорговцев, они откатились назад, перестроились и снова бросились в атаку.

Такая дисциплинированность была совершенно незнакома пиратам, и они с криками, невзирая на приказы офицеров, бросились в рукопашный бой, не щадя ни себя, ни врагов.

Гарет, недовольный таким своеволием своих матросов, понимал, что должен тем не менее быть в первых рядах. Он пробежал по узкой дорожке вперед и напал на линиятов с тыла. Двоих он застрелил из оставшихся пистолетов, подумал, что следовало перезарядить первый перед атакой, и тут перед ним вырос огромный линият с искаженным от ярости лицом, размахивающий обоюдоострым боевым топором. Гарет понимал, что ему не отразить удары своим тонким клинком, попятился назад и упал, наткнувшись на труп линията. Гигант занес над ним топор, и тут раздался выстрел – и горло работорговца превратилось в кровавое месиво.

Косира бросила на землю разряженный пистолет и обнажила рапиру. На нее бросился линият, она легко отразила его удар, проткнула рапирой сердце и вытащила клинок, прежде чем на нее набросился с диким криком очередной работорговец.

Гарет вонзил свой меч сзади в затылок линията. Тот задергался, как обезглавленный цыпленок, и упал. Гарет отразил удар еще одного линията и выпустил ему кишки.

Убивать больше было некого. Раненые линияты не позволяли себе кричать от боли.

Гарет отыскал взглядом Н'б'ри.

– Поищи Бегунов, – крикнул он и выхватил заряженный мушкет у матроса, который, в отличие от других, помнил, что ему было приказано.

Они быстро прочесали казармы и кухню, но не нашли ни живых линиятов, ни ужасных Бегунов. Н'б'ри крикнул, что под навесом и на артиллерийском складе никого нет.

Гарет приказал ему взять еще людей и проверить, нет ли здесь тайных комнат или ходов. Он помнил, как искусно прятались Бегуны, поджидая добычу. Но единственными живыми существами в форте были пираты.

И почуявшие кровь мухи, тучами налетевшие на форт, который поднимавшееся солнце постепенно превращало в раскаленную печь.

Гарет приказал Номиосу поднять над фортом флаг, который принес, обернув вокруг пояса. Через минуту пиратский стяг затрепетал на ветру.

Гарет подошел к парапету с подзорной трубой, которую нашел в казарме, и стал рассматривать противоположный форт. Он был по-прежнему окутан дымом, и оттуда через залив доносился грохот выстрелов.

Гарет задумался, почему Фролн и Техиди не отступили, как было предусмотрено планом, и почему замолчала пушка линиятов.

Один пират, очень зоркий, указал пальцем на форт и радостно завопил.

Гарет быстро перевел подзорную трубу и увидел, как над одним из парапетов противоположного форта поднимается его триколор с черепом. Он услышал, как радостно закричали стоявшие за его спиной матросы.

“Теперь линияты в их руках, – подумал Гарет. – Мы захватили оба форта, и им остается только сдаться”.

В связи с этим возникали другие проблемы.

Но сначала следовало отпраздновать победу… и подсчитать, во что она обошлась.

Обошлась она дорого. Семьдесят пять солдат были убиты огнем из мушкетов и пушки во время атаки на противоположный форт. После первых же выстрелов они решили не отступать, как предусматривал план, а продолжили атаку. Одному из нападавших удалось подняться на стену и удерживаться там достаточно долго, чтобы к нему присоединились товарищи.

Они спустились во двор и открыли ворота. В рукопашной схватке погибли пятнадцать матросов.

Гарет считал, что потери слишком велики, но он понимал, что если бы Фролн отступил, им рано или поздно еще предстояло бы атаковать этот форт.

Сам он потерял двадцать пять солдат и одиннадцать матросов. Сейчас ранеными занимались Лабала и один из двух хирургов экспедиции.

Гарет приказал выдвинуть и зарядить орудия форта. Оставалось только ждать и думать, что делать дальше.

Главной проблемой являлось то, что никто ничего не знал о линиятах. Больше всех, благодаря допросам, знал о линиятах Гарет, но сам он понимал, насколько скудны эти знания.

56
{"b":"2576","o":1}