ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он отметил про себя, что следует найти вход в канализацию и определить, не скрываются ли в ней линияты или их хозяева – Бегуны.

Последняя комната была кухней, с буфетом, забитым различными крупами, и угольной плитой. На крючках висели кастрюли.

И все. Дом походил на келью отшельника или жреца, пожелавшего удалиться от мира.

Гарет исследовал другие дома, но не обнаружил ничего нового.

Линияты никогда не развлекались? В других странах он часто встречал их в тавернах, видел входящими в бордели. Правда, он не знал, что они там делали, и ни разу не удосужился подкупить шлюху и выяснить это.

Линияты оставались для него полной загадкой.

Один из пиратов ворвался на склад в поисках сокровищ, но обнаружил нечто более ценное – тридцать орудий на колесах, очень легких и маневренных, весивших не более четырех центнеров каждое.

Гарет послал за комендорами и приказал распределить орудия, вместе с порохом, ядрами и шрапнелью, между ворвавшимися в город ротами.

Теперь, обнаружив дом с линиятами, пираты могли обстреливать его ядрами, пока работорговцы не выбегут на улицу, и там скосить их шрапнелью.

Солнце было уже высоко, и Гарет не мог понять, почему так быстро проходит день. Буквально в следующую секунду он почувствовал страшную жажду и тут с радостью увидел двоих наемников, выкатывавших на улицу огромную бочку. Они поставили ее вертикально и выбили крышку прикладами мушкетов.

– Попробуй, – сказал один из них.

– Нет, – ответил другой. – Попробуй ты. Ты – старше.

– Позвольте мне, – сказал Гарет, оттесняя их.

Он опустил в бочку палец, облизал его и сморщился.

– Яд? – спросил наемник. – Как я и предполагал?

– Нет, – ответил Гарет. – Пиво. Хорошее пиво, как мне кажется, но я его не пью.

Солдат радостно завопил и окунул лицо в бочку.

Гарет, предпочитая мучиться от жажды, зачерпнул пару пригоршней, скривился еще раз и отправился на поиски воды.

Он почувствовал, как от жажды закружилась голова, потом, хвала богам, набрел на площадь с артезианским колодцем и от души напился воды.

Все пираты застыли в благоговейном ужасе, словно попали в храм великого бога.

Может быть, так оно и было, если вспомнить, какому богу поклонялись пираты.

Здание было забито золотом. Вдоль одной стены сложены слитки, штабелями до самого потолка. Пол завален еще не расплавленными статуэтками, настенными украшениями с драгоценными камнями, частями инкрустированной мебели.

Но это было не самое главное.

Часть комнаты занимало гигантское золотое колесо высотой в полтора человеческих роста, украшенное абстрактными узорами и изображениями странных существ.

Колесо было толщиной с руку, и Гарет задумался, для чего оно предназначено, из какого неизвестного города украдено и каким образом доставлено сюда.

Он заметил, что Дафлемер с нежностью смотрит на колесо.

– Мы богаты, богаты, богаты, – произнес волшебник. – Теперь я могу выкупить земли, которые потерял, титул… и у меня все равно останется достаточно денег на все игорные дома Сароса, на все, что придет в мою безумную голову.

Никто не сообщил о том, что видел Бегунов, и Гарет уже начал думать, что чудовищ в Нуурате нет. Это было странно в высшей степени, или, по крайней мере, настолько, насколько было странным все, что касалось работорговцев.

И тут прибежал посыльный, попросивший Гарета последовать за ним.

Гарет услышал пронзительный визг Бегуна задолго до того, как вышел на небольшую площадь, превратившуюся в бойню. Рядом с одним из домов валялись в лужах собственной крови с полдюжины линиятов. Перед ними лежали тела двадцати солдат и трех или четырех матросов, расположенные так, словно те умерли прямо в строю.

Ближе всех к мертвым линиятам лежал солдат в украшенной перьями шляпе, видимо, один из офицеров.

Косира и десять пиратов прятались за низкой стеной.

– Этот ублюдок появился так внезапно, что застал их врасплох, – сказала она и задрожала. – О боги, Гарет, ты говорил, что они ужасны, но я не думала, что настолько. Когда мы подошли, он как раз расправлялся с последним солдатом. Мы успели сделать только пару выстрелов, прежде чем он спрятался в этом доме. Не уверена, что смогли хотя бы ранить его.

Гарет повернулся к посыльному:

– Возвращайся и скажи, чтобы сюда притащили пару орудий.

– Есть, сэр.

– Обрушим гнездо прямо ему на уши, – сказал Гарет. – Если они у него есть.

Поступить так они не успели. Визг становился все громче и громче, и Гарет услышал, как Косира отдает матросам приказ приготовиться стрелять по ее сигналу.

Бегун выскочил по открытой лестнице на площадь. Он помчался по ней прыжками, размахивая двумя саблями.

– Огонь! – крикнула Косира, и мушкеты беспорядочно захлопали.

Бегун упал, перекатился, снова вскочил на ноги, и Косира, крича что-то непонятное, побежала на него, держа рапиру как копье.

Гарет бросился за ней следом, чувствуя, что в ушах шумит от ярости и страха.

Бегун нанес удар одним клинком, Косира увернулась, сделала выпад и успела отскочить буквально за мгновение до того, чудовище ударило второй саблей. Она снова сделала выпад и нанесла удар в горло под зубастой челюстью.

Визг стал криком боли, Бегун зашатался, широко открыв пасть, и Косира выстрелила ему прямо в горло.

Бегун упал, Гарет пронзил демона своим мечом в том месте, где, по его мнению, должно было находиться его сердце, и увидел, как из раны брызнула темная, почти черная, слизь.

Косира, тяжело дыша, прижалась к нему плечом.

– Всегда наноси удар по тому, чего больше всего боишься, – сказала она. – Так всегда говорила моя мама.

– А мне что прикажешь делать? – спросил Гарет. – Стоять рядом и подбадривать тебя криками?

– Конечно нет, – сказала Косира. – А ты храбрый, бродяга. Обещай, что удержишь меня от глупой идеи изображать героизм.

– Обещаю, – сказал Гарет и поцеловал ее в грязный, потный лоб.

– Ты, – сказала она не терпящим возражений тоном матросу. – Найди чародея. Бегом.

Пират открыл от удивления рот, потом кивнул и бросился выполнять приказ.

Через несколько мгновений на площадь прибежал Лабала.

– Ага, – сказал он без всякого удивления. —Вам удалось одолеть одного из них. Мы тоже смогли выкурить парочку. Жуткие твари, и убить их совсем не просто.

– Нужно заклинание, – сказала Косира.—Которое предупредит нас об этих чудовищах, чтобы они не могли застигнуть нас врасплох.

– Гм, – задумчиво произнес Лабала. – Думаю, это не составит труда, учитывая, что у насесть тело.

Он открыл висевшую на ремне сумку и достал несколько маленьких флаконов.

– Если бы кто-нибудь принес мне что-нибудь деревянное… Например, подойдет древко этой алебарды, потому что это – оружие. Вот ты выглядишь достаточно сильным. Разломай древко на пять или шесть частей.

Матрос хмыкнул, но повиновался.

Лабала склонился над трупом Бегуна и обмакнул палец в сочившуюся из раны слизь. Он нарисовал на мостовой шестиконечную звезду и поместил каплю слизи в каждый луч.

Потом открыл два флакона, высыпал порошок из трав в центр звезды и положил рядом шесть смоченных слизью монстра обломков древка. Потом он повторил три раза:

– Берите след, как собаки,

Ищите еще живых.

Смерть ищет жизнь,

Смерть ищет жизнь.

Ваше чутье остро, как никогда.

Ищите,

Найдите.

Для вас нет теней,

Для вас нет ночей,

От вас не спрятаться.

Ищите,

Найдите.

Обломки древка, казалось, ожили. Лабала передал их Косире, которая с видимой неохотой взяла палочки в руки.

– Это – твои охотничьи собаки, – сказал волшебник. – Сделают все, что прикажешь.

Примерно через час к Гарету подошел капитан наемников. Он был бледным, его явно что-то тревожило.

– Сэр, – сказал он, безуспешно пытаясь подавить дрожь в голосе. – Мы выследили при помощи волшебных палочек, которые дала нам леди Косира, нескольких ящериц. Они набросились на нас, мы их убили, но сражались они так яростно, что мы решили – они защищали нечто очень ценное. – Он сглотнул. – Так оно и оказалось. Я не знаю, что делать, а один из капитанов ваших кораблей сказал, что вы должны посмотреть на это лично.

58
{"b":"2576","o":1}