ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Города под парусами. Рифы Времени
Византийская принцесса
Владыка. Новая жизнь
Никаких принцев!
Тайна мертвой царевны
Нож. Лирика
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Любовь: нет, но хотелось бы
A
A

– На что именно? Солдат покачал головой:

– Я не уверен… вернее, боюсь быть уверенным.

Гарет прошел за ним по извилистым улицам к большому дому с распахнутыми дверями. Перед ним лежали полдюжины Бегунов и втрое больше солдат. Демоны действительно сражались яростно.

Гарет направился к двери, а солдат предпочел остаться на улице.

В доме оказалась всего одна большая комната, в центре которой находилось нечто ужасное.

Оно было бледно-желтого, как гной, цвета и представляло собой бесформенную кучу диаметром десять ярдов, похожую на оставленный на солнце пудинг. Оно было живым – то тут, то там поверхность пульсировала, словно к ней поднимались из глубины какие-то существа.

Гарет почувствовал неприятный дух, похожий на запах гниющей плоти.

Он подавил тошноту и подошел поближе. Существами оказались полусформировавшиеся взрослые линияты, покрытые блестящей слизью. Их глаза были открыты, но лишены выражения, руки и ноги судорожно дергались.

С полдюжины готовых линиятов лежали на полу рядом. Они тоже дергались, смотрели ничего не выражающими глазами, словно ждали, когда в их тела войдут души.

Гарет отвернулся, почувствовав, что его вот-вот стошнит.

Теперь он знал, почему никто никогда не видел женщин или детей линиятов.

Он вышел из дома, стараясь, чтобы никто не догадался по лицу о его состоянии.

– Сэр, – спросил солдат, – что это?

– Питомник линиятов, – сказал Гарет, не посмев назвать увиденное “матерью”. – Найдите смолу или что-нибудь другое, лишь бы хорошо горело. Сожгите чудовище и сделайте так, чтобы ни одна из тварей не осталась живой. Если найдете еще… убейте их тоже.

– Есть, сэр.

Им удалось обнаружить и сжечь еще три “матери” линиятов. Они убили пятнадцать Бегунов, дюжину чародеев и больше сотни работорговцев.

Потом в городе воцарилась тишина, нарушаемая только криками раненых, лаем дравшихся над трупами бродячих собак и треском пламени.

Нуурат принадлежал им.

Оставалось только дождаться, когда подойдет флот с сокровищами.

19

Гарет мерил шагами каюту и наслаждался тихим похрапыванием спящей Косиры. Он никак не мог заснуть, настолько сильное волнение испытывал.

Гарет подошел к окну и посмотрел на звездное тропическое небо. Пара часовых у занятого им дома браво ходила взад-вперед по улице, словно они были настоящими солдатами, а не презирающими дисциплину пиратами.

Первой причиной волнения Гарета было то, что флот линиятов опаздывал уже на две недели по сравнению с прошлым годом.

Мягкие светящиеся волны накатывались на берег. Корабли пиратов стояли на якорях в бухте – на них оставались лишь необходимые для несения вахты матросы.

Он увидел огни в фортах по обе стороны залива. Там стояли полные гарнизоны, которые должны были подать сигнал о приближении флота с сокровищами, чтобы пираты успели вернуться на корабли и подготовиться к бою.

Он увидел, как мигнула сигнальная лампа на одном форте, через мгновение в ответ мигнула лампа на противоположном. Обычная проверка.

Второй причиной беспокойства было то, что три дня назад к нему подошел Лабала и сообщил, что снова стал видеть сны об акулах.

Он приказал Лабале и Дафлемеру определить, не удалось ли врагу подкрасться к ним незаметно или применить магию против экспедиции. Чародеи ничего не обнаружили.

Дафлемер вернулся к привычному времяпрепровождению – сидел с кружкой разбавленного “Удара топором”, смотрел на сложенные штабелями сокровища линиятов и отмечал на карте Сароса, какие земли он обязательно приобретет после возвращения.

Лабала сам вызвался работать в лазарете.

Это была третья причина беспокойства Гарета.

Лабала и Косира, которая вызвалась научить его читать, выяснили, почему население Нуурата столь малочисленно. Неподалеку от городской стены находилось кладбище, его обнаружили матросы, рывшие общую могилу для линиятов и Бегунов. Работорговцы относились к мертвым так же бесцеремонно, как пираты, – могилы представляли собой просто длинные канавы.

Гарет решил было выкопать некоторых покойников, чтобы определить причину их смерти, но Дафлемер составил заклинание, помогающее узнать это.

Впрочем, оно еще не успело сработать, а Гарет уже понял, что убило работорговцев, потому что то же самое случилось с его командой.

Лихорадка. С полдюжины пиратов пожаловались на головокружение, тошноту и кровавый понос. Трое из них умерли, потом заболели многие другие.

Болезнь пронеслась по лагерю пиратов, скосив тридцать человек. Дафлемер сказал, что, очевидно, эта же болезнь убила почти все население более восприимчивых линиятов. Потом болезнь отступила. Гарета посетила пугающая мысль, что болезнь может вернуться после прихода флота с сокровищами.

Он выругал себя. Мрачные мысли, пусть даже такие привычные перед боем, явно не навевали сон. Он лег и заставил себя думать о сокровищах, которые, как он надеялся, шли по лазурным водам к Нуурату.

Он решил еще раз обдумать тактику. Следовало ли оставить все корабли в бухте, замаскировав их при помощи магии? Может быть, разумнее поступить более коварно – вывести корабли в море, подождать, пока флот линиятов войдет в бухту, и запереть его там, как бутылку затыкают пробкой?

Или такой чересчур сложный план, напротив, легче мог быть раскрыт врагом?

Лучше позволить кораблям войти в бухту или, по крайней мере, приблизиться к мощным орудиям фортов. Потом, когда один или два из них получат повреждения… нет, лучше позволить им всем войти в залив, а потом…

Гарет прогнал от себя и эти мысли, но сон не приходил.

Он попытался думать о Тикао, о Ньюгранже, о доме, в котором будет жить с Косирой, об уходящих к морю мягких дюнах, о поселке внизу. Заснуть тем не менее не удавалось.

“Хорошо, – решил он. – Стану думать о далеких странах за перешейком, о неизведанных морях”. Лабала при помощи заклинания сделал язык белых рабов понятным, и Гарет узнал, что родом они были из стран к востоку от континента Линияти-Каши, где простирались бескрайние моря с большими и маленькими островами. Один из бывших рабов сообщил, что видел привезенных линиятами в его страну рабов, говоривших на странном языке, похожем на язык Гарета. Эти женщины и дети высоко ценились его соплеменниками за красоту и ум, которым они намного превосходили своих хозяев.

Гарет задумался о том, что нужно исследовать эти моря, отыскать и освободить саросианцев. Потом он спросил себя, а не думает ли он о том, что там удастся захватить сокровища. Он выругал себя за то, что чересчур увлекся пиратством, потом вспомнил, что те далекие страны были союзниками линиятов, и решил, что волноваться не о чем. Заснуть все равно не удавалось.

Он встал, чтобы налить из графина стакан охлажденной воды с лаймом, рассеянно посмотрел в окно и заметил на воде танцующие, приближающиеся к городу огоньки.

Гарет улыбнулся, вспомнив о фестивале огней в Тикао. Тогда он только что приехал в город, и его поразило зрелище парада освещенных факелами лодок. Дети запускали бумажные кораблики со свечами и клочками бумаги, на которых были написаны желания.

Потом он вдруг вздрогнул, насторожился и схватил со стола подзорную трубу.

В бухту входили сотни крошечных лодок с факелами на корме и носу.

Одна из них подошла к стоящему на якоре кораблю. Гарет увидел, что вахтенный пытается оттолкнуть ее. Тем не менее лодка коснулась борта и взорвалась, превратившись в огненный шар.

Брандеры, посланные колдунами линиятов!

Еще один корабль превратился в дымящиеся обломки, потом следующий…

Линиятам каким-то образом удалось обнаружить ловушку, а самим остаться незамеченными. Теперь они подошли ближе и послали эти лодки, чтобы уничтожить весь флот Гарета.

Он поклялся, что в следующий раз обязательно предпочтет спастись бегством, услышав, что Лабале снились акулы.

Моряки, остававшиеся в городе, заметили горевшие корабли, подняли тревогу и выбежали из домов, схватив оружие.

59
{"b":"2576","o":1}