ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Затем вылезли Косира и Лабала и, выдвинув из-под фургона настил, положили его на платформу. Косира приготовилась открыть ворота здания.

Фокс и Лабала встали по обе стороны платформы, а Гарет открыл задний борт фургона.

Две дюжины свиней, почувствовав свободу, радостно завизжали и бросились к распахнутым Косирой воротам.

Кто-то вскрикнул, и свиньи помчались через кухню, с ужасом почуяв запах вращавшихся на вертелах сородичей, сбили с ног официанта и ворвались в зал в самом разгаре приема по поводу бракосочетания дочери милорда Квиндольфина.

Крики людей заглушили визг свиней, и началось полное безумие.

Гарет позволил себе несколько мгновений наслаждаться шумом, потом вернулся к действительности.

– Скорей, – закричал он. – Иначе будет беда. – И четверка, обогнув здание гильдии, побежала к улице.

У главного входа щеголевато одетый мужчина слез с лошади и передал вожжи слуге.

– Эй, вы! – крикнул он. – Что здесь происходит?

Четверка, не обращая на него внимания, бежала дальше.

Гарет оглянулся и увидел, что мужчина, обнажив меч, устремился за ними. Они опережали его на десять корпусов, а еще через двести футов начинался узкий, похожий на лабиринт, переулок, в котором легко можно было скрыться.

И тут Косира поскользнулась на булыжниках и упала на мостовую.

– Попалась, разбойница, – заорал мужчина, опуская меч. – Впредь не будешь воровать на свадьбе его светлости…

Косира стояла на коленях и пыталась встать, но острие меча было всего в нескольких дюймах от ее груди.

Гарет, не задумываясь, схватил с мостовой булыжник и бросил изо всех сил. Камень попал мужчине в голову, и внутри Гарета все перевернулось, когда он услышал хруст костей. Мужчина выронил меч, упал на живот, два раза дернулся и застыл.

Гарет помог Косире подняться на ноги и услышал крики со стороны здания гильдии.

Зазвенели подковы лошадей по булыжникам, и он увидел, как к ним направляются несколько всадников.

Фокс остановился и осел у стены дома. Лабала бежал к ним.

– Нет! – закричал Гарет. – Бегите! Пусть схватят только одного из нас.

– Но…– начала было Косира.

– Беги! Или все попадемся!

Косира хотела что-то сказать, потом передумала и побежала, схватив Лабалу за рукав.

Раздался выстрел из пистолета, и пуля попала в стену совсем рядом с ними. Потом тройка друзей исчезла.

Гарета окружили четыре всадника – трое с обнаженными мечами, четвертый, с заряженным пистолетом, спешился и подошел к телу. Он встал на колени и перевернул его, не спуская глаз и не отводя ствол пистолета от груди Гарета.

На мгновение он опустил взгляд.

– Это – сэр Виет, и он мертв.

Он посмотрел на Гарета тяжелым взглядом.

– Теперь тебе конец, парень.

Надзиратели сырого, холодного Великого Подземелья, расположенного ниже по склону в восточной части королевского дворца, встретили его не более приветливо.

– Убил человека, к тому же знатного, – сказал один из них с приятной улыбкой. – А сам из какого класса?

Гарет покачал головой, потому что не знал.

– От этого зависит твоя судьба, – сказал надзиратель. – Простолюдину, а ты, судя по одежде, как я подозреваю, принадлежишь к ним, за убийство знатного человека выпускают кишки, а потом его ждет петля. Купцу грозит медленное повешение или, возможно, колесование. А будь ты знатным, как сэр Виет, тебя ждал бы просто топор.

– Но тебе не дадут умереть так легко, – радостно добавил надзиратель. – Лучше найди немного серебра перед днем казни и дай палачу, чтобы он проткнул тебе сердце после первого надреза на животе.

Сначала его бросили в камеру, где парочка громил в драке выясняла, кто из них первым переспит с юношей. Шум привлек внимание коридорного, который перевел Гарета в одиночную камеру. Как он объяснил, ему совершенно наплевать, изнасилуют Гарета или нет, просто оба громилы сидели за убийство его товарища, и он собирался сделать все, чтобы их пребывание здесь до дня казни было лишено малейших удовольствий.

Гарет просидел в этой камере достаточно долго, чтобы осмыслить предсказание по поводу своей участи, и вынужден был попросить у надзирателя перо и бумагу и пообещать ему деньги, если тот согласится доставить письмо дяде.

Возвратился надзиратель совсем в другом настроении.

– Ну вот, парень, – сказал он. – Твой дядя попросил позаботиться о тебе.

Он провел Гарета по коридорам, вверх по лестнице, в совершенно другую камеру. Здесь были стол, стул и даже кровать. Белье, хотя и потертое, оказалось чистым, и в камере не так сильно воняло дерьмом.

– Если захочешь поесть, – сказал надзиратель, – позови меня. Меня зовут Ахара. Что-нибудь нужно сейчас?

Гарет покачал головой, потом спросил, не может ли он помыться.

Ему принесли кувшин с чистой водой, мыло и ведро. Гарет вымылся, постоянно думая о том, что говорил первый надзиратель о его участи.

Он подошел к окну. Серый день, серые каменные стены, стражники, совершавшие обход по парапету. Он находился достаточно высоко, чтобы видеть поверх стен дома на улицах и даже Нальту, серой змеей струившуюся к океану, по которому ему не суждено плавать.

Через некоторое время Ахара принес суп в супнице, хлеб и сыр. Гарет заставил себя поесть. Суп был достаточно вкусным. Гарет гнал прочь мрачные мысли. Быть может, ему удастся сбежать перед казнью. Он полагал, что должен предстать перед судьей или еще кем-то. Может быть, еще есть надежда.

“Конечно! – посмеялся он над собой. – С таким же успехом можно надеяться на то, что у меня вырастут крылья и я улечу отсюда”.

Вернулся Ахара с маленькой коробочкой.

– Какая-то девушка принесла, – пояснил он. – Дала целый золотой, чтобы я передал тебе.

Гарет взял коробочку, развязал веревку и открыл. Внутри он увидел знакомый кулон в виде морского орла и записку:

“Этот кулон был заколдован. Если ты окажешься на свободе, подумай обо мне, возьми орла в руку, и он приведет тебя ко мне.

К”.

– Погоди, – сказал он, увидев, что Ахара собирается уходить. – Что это была за девушка? Как одета?

Ахара пожал плечами:

– Была в плаще, так что я ничего не могу сказать. Похожа на служанку. Стройная. Короткие волосы. Ты знаешь столько девушек, что не можешь сообразить, которая из них прислала подарок?

Гарет не ответил. Он сел на стул и сжал орла в ладони. Потом надел на шею цепочку и спрятал кулон под рубашку.

Странно, но он почувствовал себя спокойнее, словно маленький талисман мог спасти его. Скоро он лег на кровать и заснул.

Через два дня его навестил дядя.

Гарет думал, что тот и вспоминать о нем не будет, считая полным идиотом, а если и навестит в тюрьме, то только для того, чтобы выругать за тупость.

Раднор так не поступил.

Он тяжело опустился на стул в камере Гарета.

– Эти проклятые ступени могут довести человека до могилы, – сказал он.

Гарет промолчал.

– Я часто говорил, как ты помнишь, что считаю себя удачливым. Сынок, по сравнению с тобой меня можно считать проклятым, с постоянными тучами над головой.

Гарет удивленно посмотрел на него.

– Во-первых, тебе повезло в том, что сэр Виет – человек, которого ты… ты убил… был…имел в городе репутацию мошенника, человека без чести. Уж не знаю, что он такого совершил, чтобы заслужить подобную репутацию. В качестве отступления замечу, что полагаю, ты убил его в честной схватке, хотя совершенно не могу понять, что ты там делал в это время. Я не верю в то, что Раднор, особенно сын моего брата, способен на хладнокровное убийство. И мне не нужны никакие объяснения. Как я уже говорил, личность убитого тобой человека можно считать первой удачей. Мне кажется, ни у кого нет ни малейшего желания отплатить за его смерть. Во-вторых, тебе повезло еще больше. Король услышал о произошедшем.

Гарет почувствовал, как кровь отхлынула от лица, и приготовился к худшему. Что могло быть хорошего в том, что о нем узнал сам король?

6
{"b":"2576","o":1}