ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Исет доложил о готовности.

– Атакуем прямо по дамбе при поддержке двух орудий, захватываем плацдарм, а потом…

– Нет, – перебил его Гарет. – Я считаю, если Бариатин предал нас, у него должны быть солдаты, возможно, даже линияты, которые только и ждут, что мы поступим предсказуемо. Именно поэтому мне понадобились пловцы. Мы поступим иначе, но когда они догадаются о моих намерениях, начнется стрельба, так что будьте в готовности.

Он рассказал офицерам о своем плане, потом махнул рукой пловцам:

– Пошли купаться.

Гарет разделся догола, оставив только нож в ножнах на ремне. Остальные последовали его примеру.

Он сделал глубокий вдох и, выбежав из барака, бросился в воду. Он поплыл, огибая островок, к плавучему мосту.

Подплыв к мосту, он забрался на него.

Его заметил какой-то человек с маленькой тележкой. Он испуганно закричал, и тут из воды вылезли остальные пловцы. Человек побежал, перевернув тележку, из которой во все стороны полетели бананы.

– Четыре человека – на берег, к деревьям, —приказал Гарет. – Срубите четыре молодых дерева и сделайте из них шесты. Остальные – не теряйте времени и рубите канаты, которыми связаны плоты.

Пираты принялись за работу, и тут раздались боевые кличи солдат Херти, устремившихся к невидимой для Гарета, ведущей к баракам с пиратами дамбе.

Гарету показалось, что он увидел каски линиятов на фланге, правда он не был уверен.

Грохнула одна из стационарных пушек пиратов, и ядро пронзило строй хертианских солдат. Атака захлебнулась, и Гарет понял, что его надежды оправдываются. Судя по поведению солдат, по плотному строю, в котором они наступали, хертианцы не были знакомы с артиллерией, не были обучены тактике боевых действий с ее применением.

Залп шрапнелью скосил еще одну шеренгу солдат, и тут Гарет увидел, как из-за пирамиды выкатывают короткоствольную пушку линиятов и носильщики подносят порох и ядра.

– Капитан, мы готовы, – доложил один из пловцов, когда им удалось освободить три плота. Пираты налегли на шесты, и плоты медленно поплыли к острову.

Они обогнули остров как раз в тот момент, когда первая волна хертианцев ворвалась на дамбу. Громыхнули обе пушки, и на дамбе никого не осталось.

Выстрелила пушка линиятов, ядро запрыгало по воде к острову, не причинив никому вреда.

Два мобильных орудия как раз брали на прицел пушку линиятов, когда раздался выстрел еще из одного невидимого орудия. Ядро попало в ближнюю пушку пиратов. Пушка крутанулась на месте и упала в озеро, туда же попадали сраженные осколками ядра пираты.

Залпом выстрелили оба мобильных орудия. Ядра попали в склад пороха за пушкой линиятов, и в воздух взметнулся столб черного дыма.

Хертианцы предприняли еще одну атаку, и на этот раз пираты подпустили их на расстояние выстрела из мушкета.

К тому времени плоты подошли к острову, и Гарет приказал садиться на них и втаскивать орудия.

– Быстрее, быстрее! Мы уходим!

Прогремел выстрел из пушки работорговцев. Ядро попало прямо в группу солдат, и брызги крови разлетелись на несколько ярдов вокруг.

Пираты ответили огнем, и линияты поспешили спрятать пушку за пирамидой.

Комендор навел пушку на низкое квадратное здание рядом с пирамидой. Судя по крикам, достаточное количество шрапнели отрикошетило от стены и попало в спрятавшихся линиятов.

Пираты погрузили три оставшиеся пушки на плоты, сели на них сами и, обливаясь потом под жарким солнцем, налегли на шесты. Плоты отправились в обратный путь.

Хертианцы и линияты поняли замысел Гарета и побежали по берегу озера к месту высадки, а пушка работорговцев была выкачена из-за пирамиды и открыла огонь по плотам.

Теперь стали очевидными результаты огня снайперов Гарета – оставшиеся в живых после марша наводчики линиятов никак не могли попасть по движущейся цели.

– Проклятье, проклятье, – услышал он бормотание Техиди, суетившегося у орудий. – Где, скажите на милость, мы возьмем порох?

Плоты ткнулись в берег. Исет и его офицеры отдали приказы солдатам, причем Исет спокойно поглаживал усы, словно находился на учениях. Когда хертианцы приблизились, корсары бросились в контратаку.

Они клином вонзились в разношерстную толпу. Гремели пистолеты и мушкеты, кричали в агонии люди, лязгали сабли, ножи вонзались в живую плоть.

Стало очевидным, что хертианцы уже многие годы не воевали с серьезным противником. В одном месте группа солдат храбро сражалась и стояла насмерть, а в другом с полсотни хертианцев в страхе пустились наутек, когда их атаковали всего десять пиратов.

В бою участвовали линияты. Они, как всегда, сражались храбро, метко стреляли, быстро перезаряжали, но их было не больше сотни.

– Не преследовать! – закричал Гарет. – Отступить и построиться!

Пираты неохотно отступили, и тут по безоблачному небу прокатился раскат грома.

Потом раздалось оглушительное рычание, но никакого зверя не было видно.

Первая шеренга корсаров, казалось, сошла с ума. Пираты бросали оружие на землю, рвали на себе одежду и набрасывались на товарищей, пытаясь разорвать их когтями и зубами, словно дикие кошки.

Раздался демонический хохот, и перед строем хертианцев появился Бариатин. Говорил он, но голос его словно доносился с небес:

– Итак, грязные захватчики, против моей магии вы бессильны. Пусть ваши колдуны попытаются спасти этих людей, которые рвут зубами своих товарищей, а потом извиваются на земле, словно их кишки превратились в змей, разрывающих их изнутри.

И действительно, многие пираты попадали на землю, пытаясь разодрать собственные животы, и умерли в муках.

Снова раздался хохот.

– Хорошо, – тихо произнес Лабала и вышел вперед. – Боги и дух Дафлемера, не оставьте меня.

Он снял цепочку с шеи, на которой, как заметил Гарет, висел акулий зуб.

Лабала выкрикнул какие-то слова, Гарет не понял их значения, почувствовал только, что от них заболели уши.

Настала очередь хертианцев забиться в муках, когда кто-то невидимый атаковал их, заливая землю кровью. Один солдат бросился к корсарам, но не успел сделать и нескольких шагов, как что-то схватило его, как белая акула хватает добычу, и разорвало пополам.

Потом акулы, если Лабала вызвал акул, исчезли так же внезапно, как и появились, оставив на песке дюжину растерзанных тел.

– А у тебя есть сила, толстяк, – сказал Бариатин. – Но я разрушил твои чары. Сейчас ты увидишь мое создание, которое питается лишь кровью чародеев. Ваша смерть неминуема, мой демон не исчезнет, пока не насытится кровью.

Бариатин замахал руками, и Гарет ощутил запах бойни и тлена, запах горящих тел.

Колдун начал причитать, вернее заворчал что-то хрипло, вызывая своего демона.

Воздух закружился между двумя словно застывшими в параличе армиями.

Появилось нечто похожее на облако, но более плотное, цвета экскрементов, гнили и тухлятины. Это нечто завизжало, радуясь своему рождению.

За спиной Гарета раздался выстрел.

Причитания Бариатина резко смолкли, хотя рот оставался открытым. Из него ручьем хлынула кровь. Колдун сделал два шага вперед, поднял руки к горлу, но кровь потекла еще сильнее.

Он пошатнулся и упал.

Ужасное видение между армиями исчезло.

Косира вышла вперед, сжимая обеими руками пистолет.

– Иногда, – сказала она дрожащим голосом, – свинец оказывается сильнее магии.

В рядах хертианцев воцарился хаос. Солдаты в панике разбегались, натыкаясь на своих товарищей, сбивая их с ног.

Только линияты остались на месте.

– Просыпайтесь, жалкие ублюдки, – закричал Исет. – Огонь по работорговцам!

Сначала раздались одиночные выстрелы, потом последовал залп, и линияты в беспорядке отступили.

– Я знаю, – сказал Лабала, – что ты не позволишь мне жениться на ней, но я готов стать ее вечным рабом за то, что она спасла меня.

– Перестань, – сказала Косира. – Все мужчины застыли, засунув пальцы в задницы; кто-то должен был хоть что-нибудь сделать.

67
{"b":"2576","o":1}