ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они уже вышли из Херти и шагали между заросших пирамид и заброшенных ферм.

– Да, – задумчиво произнес Том Техиди. —Полагаю, самое ужасное на Каши мы уже видели, теперь даже преследование линиятов не пугает меня. – Он поморщился и добавил: —Я надеюсь, что самое страшное уже миновало.

22

Прошел еще месяц, джунгли остались позади, и они вышли на заросшую травами равнину, на которой иногда встречались небольшие рощи, ручьи и озера.

В живых осталось меньше трехсот корсаров. Оба хирурга были убиты в Херти, поэтому раненые либо выживали, благодаря колдовству и лекарственным травам, которые могли предложить Лабала и два его помощника, либо умирали, были похоронены, и по могиле проходила колонна, чтобы ее не смогли обнаружить все еще не прекратившие преследования линияты.

Дважды Гарет устраивал хитроумные засады, но работорговцы, каким-то образом почувствовав опасность, обходили засаду стороной. По крайней мере, шедшим в арьергарде снайперам удавалось иногда подстрелить пару врагов или подстеречь разведчика. Тем не менее линияты превосходили их по численности больше чем вдвое.

Перед выходом им встретилось с полдюжины безжизненных городов. В одном из них они укрылись от бури, но кошмары, посетившие всех ночью, были настолько ужасны, что они предпочли продолжить путь под проливным дождем и больше не рисковали заходить в города. Гарет часто задумывался, кем были разрушены эти города, в которых явно присутствовали следы битв и пожаров. Солдатами Херти или линиятами?

Они поднимались выше и выше, все время держа путь на восток, все время надеясь уйти от погони и повернуть к берегу. Они видели поселки, видели даже жителей, которые в панике убегали, схватив то, что можно было унести.

– В этих краях, – пояснил Дихр, – белый человек может быть только работорговцем.

Гарет приказал не заходить в поселки, но пираты были пиратами, и четверо из них тайком покинули лагерь ночью и отправились, по словам их друзей, на поиски женщин и выпивки, чтобы заплатить за них либо золотом, либо острой сталью.

После полуночи часовые услышали доносившиеся из поселка страшные крики. На рассвете Гарет выслал на поиски идиотов хорошо вооруженный отряд.

Они нашли только лужи крови, причем крови в них было больше, чем могло содержаться в теле человека. Четверо пиратов исчезли бесследно, и колонна пошла дальше по степи.

Стояла жаркая погода, но не такая влажная, как в низине. Почти каждый день шел дождь, теплый и приятный.

Одежда истрепалась, матросские ботинки, у кого они оставались, были давно переделаны в сандалии. С пищей проблем не было – в степи в изобилии водилась дичь.

Не хватало только пороха. Лучшие стрелки стали охотниками и хвастались тем, что могли убить любое животное одним выстрелом.

Однажды разведчики сообщили, что нашли идеальное место для лагеря рядом с родником, потом доложили, что вода сернистая, вонючая и ядовитая.

Косира с тоской в голосе заметила, что знатные саросианские дамы платили большие деньги за отдых у сернистых источников, и предложила остановиться хотя бы на день.

Гарет скептически посмотрел на нее, и Косира мгновенно рассмеялась, чего не делала уже давно. Потом подошли Техиди и Лабала с просьбой остановиться на несколько часов, чтобы добыть немного серы, правда, не сказали ни слова, зачем она им понадобилась.

Гарет разрешил, чтобы пираты и солдаты получили возможность привести в порядок одежду и немного отдохнуть от бесконечного марша. Вернулся отряд с брикетами серы, завернутыми в листья. Каждый должен был положить по такому брикету в заплечный мешок.

– Для магии, – прошипел Техиди в ответ на недоуменные взгляды. Лабала кивнул, и корсары предпочли не задавать лишних вопросов.

Гарет, когда колонна двинулась в путь, понюхал волосы Косиры. От них пахло серой. Она ласково улыбнулась и сказала, что любая знатная дама всегда найдет возможность сделать то, что хочет, несмотря на намерения мужчин.

Вне зависимости от того, было событие хорошим или плохим, все задавали совершенно бессмысленный вопрос: “Что еще придумает Техиди?” Гарет чувствовал, что боевой дух соответствует ситуации, но не слишком высок. Особенно истощало дух солдат преследование линиятов, грозивших нападением в любую минуту. Была нужна победа или, по крайней мере, смена обстановки. Необходимо уйти с этих унылых равнин, которые были пустыней, пусть и с источниками воды.

Лабала изготовил маленькие амулеты, раздал их разведчикам и велел время от времени проверять, не станут ли они теплыми.

Еще через день они стали лагерем у маленькой речки. Разведчики загнали в сети небольшое стадо антилоп и убили животных ножами, не истратив ни одного заряда.

Никто не доложил о возникших проблемах, и Гарет решил отдохнуть в тени дерева. Косира легла рядом и положила голову ему на грудь. Он поставил рядом с собой кружку с водой и наслаждался аппетитным запахом жарившейся на костре антилопы.

– Все слишком хорошо, – сказала Косира, и через мгновение встревоженный крик часового подтвердил ее подозрения.

Гарет заметил какое-то движение далеко в степи. Воздух был неподвижным, а трава колыхалась, словно по ней ползло какое-то невидимое существо, причем немыслимо длинное.

Никто не увидел, кто оставлял такой след, тем не менее Гарет приказал всем быть в боевой готовности.

Доложили еще о двух подобных следах. Впрочем, они обогнули лагерь и исчезли.

Гарет велел ночному караулу быть начеку, впрочем, часовые явно в таких напоминаниях не нуждались. Наступала ночь, и все в лагере были настороженными и нервными.

Никто не слышал сигналов тревоги, но утренний караул, пришедший сменить ночной, обнаружил бесследное исчезновение одного человека.

Он пошли дальше и снова увидели следы этих тварей, которые явно следили за ними. Лабала попытался определить, кем они были, но неудачно.

На следующую ночь исчезли двое часовых.

Гарет подумал, что можно предпринять. Он предполагал, что врагом был не человек или демон, но какое-то создание из плоти. У него мурашки побежали по коже, когда он понял, что предстоит предпринять. Он должен был сделать это сам, не мог об этом просить, тем более приказывать.

Он выбрал удобное место для лагеря – на небольшом холме. Одну пушку он приказал зарядить и навести на определенное место, ярдах в двадцати, рядом с двумя огромными камнями. Потом он посоветовался с Лабалой.

Когда стемнело, часовые сообщили, что “волны” приближаются к лагерю.

Часовые сидели на деревьях, совсем рядом с основным, находившимся в полной готовности отрядом.

– Какой же ты дурак, – набросилась на Гарета Косира.

– Возможно, – согласился Гарет, – но еще я – капитан.

– Значит, ты должен отправиться туда и предложить свою задницу в качестве наживки? Почему ты не предложил сделать это добровольцам? Не отвечай, я знаю ответ. Потому, что ты капитан. Я уже начинаю понимать это. Хорошо, поцелуй меня и постарайся не исчезнуть бесследно.

– Определенно постараюсь.

Гарет вооружился двумя пистолетами, саблей и мушкетом. Он спустился с холма к комендорам. Один конец веревки он передал Техиди, который был главным наводчиком, а другой привязал к запястью.

– Надеюсь, ты удобно устроился, – произнес Гарет пересохшими губами.

– Конечно, – ответил Том, явно хотел пошутить, но не смог.

Гарет спустился к камням и стал ждать.

Надвигалась ночь, стало совсем темно, особенно когда прикрыли костры на холме, и минуты тянулись как часы.

Он был настороженным, насколько могли сделать его таким страх и заклинание Лабалы.

Мучительно тянулось время, на фоне луны стремительно неслись облака. Дважды он вздрагивал, но через мгновение понимал, что испугала его то ли мышь, то ли какое-то другое безобидное ночное животное.

Вдруг у него вспотели ладони – он почувствовал рядом нечто огромное и опасное. Он облизал губы, понимая, что существо приближается к нему.

68
{"b":"2576","o":1}