ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Зарядить орудия, – закричал он матросам, бросавшим тела линиятов за борт.

Фонарь замигал снова.

– Могу убрать его двумя выстрелами,—крикнул с главной палубы Номиос.

– Тогда по местам! – Гарет повернулся к Косире. – Передай на другие корабли сигнал готовности.

Косира развернула факел и прошептала заклинание Лабалы. Факел мгновенно вспыхнул.

– Проклятье! Прощайте мои брови! – воскликнула она и стала размахивать факелом.

Гарет подпрыгнул, когда громыхнуло орудие на нижней палубе.

Другие корабли произвели бортовой залп, и Гарет увидел, как ядра попали в здания на берегу.

Матросы налегли на кабестаны, разворачивая корабли, чтобы произвести залп другими бортами.

Потом они зарядили пушки разрывными зарядами. Комендоры зажгли запалы и осторожно опустили заряды в стволы.

Заметить вспышки и клубы дыма от разрывов этих зарядов было очень легко. Очень часто огонь не затухал, а разгорался.

Гарет услышал крики со стороны Киммара, которые вдруг стали еще громче. Это могло означать только одно – Исет атаковал восточную стену.

В следующее мгновение над стеной возникло вызванное магией Лабалы огненное облако, которое ветер понес на город.

По улицам Киммара забегали спасавшиеся от солдат линияты. Стало трудно выбирать цели – весь город был охвачен пожаром и окутан густыми клубами дыма.

– Прекратить огонь! – отдал приказ Гарет. Раздался последний залп, и пушки замолчали.

– Вахтенные, занять посты, – приказал Гарет. – Все остальные – в лодки и на берег!

На каменистом берегу, рядом с лодками, валялись две дюжины трупов линиятов. Они явно собирались атаковать захваченные Гаретом корабли, но меткий или просто удачливый комендор сорвал их планы.

В Киммаре царил хаос. Везде бегали линия —ты. Иногда они атаковали, увидев пирата, иногда убегали прочь, иногда пробегали мимо, словно не замечая врага.

Истерика охватила и Бегунов, они набрасывались на людей, даже если их было десятеро.

Гарету удалось разыскать в этой кровавой бойне Лабалу, который сообщил, что атака стены обошлась им слишком дорого. Был убит Исет, полегла почти половина его солдат. Кашианцы сражались храбро, но, как часто бывает с наспех обученными солдатами, понесли тяжелые потери, среди которых оказался и Риет из племени Саи'бов.

Киммар был обречен. С одной стороны его пожирал огонь, с другой наседали пираты.

Сокровищница была огромной, сложенные до потолка слитки золота и драгоценные камни манили к себе застывших в дверях пиратов.

Впрочем, застыли они от удивления, увидев совсем другое.

Одну стену занимала гигантская рельефная карта мира, на которую были нанесены неизвестные саросианцам земли. Гарет посмотрел на известные ему страны и понял, что карта, несмотря на мелкий масштаб, была гораздо точнее тех, что ему доводилось видеть.

Карта была сделана из золота, а океаны на ней выглядели так, словно были вырезаны из огромного куска аквамарина. Сам Гарет видел только крохотные кусочки этого камня и представить себе не мог, что где-то могли добыть камень, из которого можно было вырезать такую огромную карту.

Другими драгоценными камнями были обозначены города. Гарет посмотрел на Сарос, увидел Тикао и Лиравайз на другом берегу Узкого моря. На перешейке, соединяющем континенты Каши и Линияти, он увидел разграбленный им город сокровищ Нуурат.

Но даже не это приковало к карте внимание Гарета и других моряков.

Карта была живой.

Неизвестный остров к юго-востоку от Линияти вдруг вспыхнул красным цветом. Красные огоньки вспыхнули в трех местах на южном берегу Линияти и стали распространяться по берегам континента, как сыпь. Скоро красным цветом запылал весь континент.

Это была карта завоеваний линиятов, и масштабы и скорость этих завоеваний поражали.

Самым ужасным было то, что сыпь распространялась и на другие, неизвестные, континенты. Красные пятна были даже на Ютербоге.

Сюда, вероятно, линияты приходили мечтать и хвастаться, думать о том, что когда-нибудь весь мир станет красным.

Гарет задумался о трех красных точках, в которых впервые появились линияты. Именно появились, а не родились. Но откуда они пришли?

Из другого мира, похожего на этот? Из убежища демонов? Кто дал им жизнь, боги или дьяволы?

Он покачал головой.

Он знал наверняка, что карта показывает истинные намерения линиятов. Они намеревались захватить весь мир, и Гарет чувствовал, что в таком мире места для людей не останется, даже в качестве рабов. Бегуны будут создавать все больше и больше линиятов, бездумно исполняющих их волю.

Сейчас, в этом дымящемся городе, он всем своим естеством понимал: или люди, или линияты.

Его охватила слепая ярость, и он схватил золотую статуэтку, изображающую невиданное чудовище, существовавшее, как он надеялся, только в бредовом сознании линиятов.

Изо всех сил он бросил статуэтку в карту, словно надеялся разрушить вместе с ней планы линиятов. Карта осыпалась на пол золотым дождем стран, драгоценными камнями городов и аквамариновыми осколками океанов.

Усталость исчезла, Гарет был готов выйти на пылающие улицы, был готов убивать ненавистных линиятов.

Он вышел из дворца, а пираты стали собирать погрузочную команду, чтобы сберечь золото от пожара. Его ждала Косира. Она хотела что-то сказать, но не решилась, увидев его лицо.

Гарет почувствовал жар подступающего все ближе огня. Он знал, что скоро им будут охвачены все здания, и посмотрел на более яркое, чем восходящее солнце, пламя.

– Я думаю, – сказал он Косире, – что сегодня ночью мы зажгли спичку, которая будет гореть до самого Сароса, до самого трона короля.

– И линияты поймут это, – сказала Косира.

– Пусть они просыпаются, – с яростью воскликнул Гарет. – Пусть знают, что мы – самые страшные их враги, пусть оттачивают оружие и колдовство. Мы будем готовы, когда они придут.

27

К тяжело качавшимся на волнах кораблям с сокровищами подошли три корабля береговой охраны.

Гарет наблюдал за ними в подзорную трубу и улыбался очевидному замешательству: корабли, явно принадлежавшие линиятам, судя по конструкции, но под саросианскими флагами. Впрочем, не совсем саросианскими – с черепом и скрещенными саблями.

На мачте головного корабля появился сигнал:

Какие корабли? Из какой страны?

– Ответьте на сигнал, – приказал Гарет.—Сэр Гарет, лорд Ньюгранж, с золотом для короля.

– Есть, сэр.

Номиос с ухмылкой достал нужные флаги из сумки, привязал их к фалу и поднял на мачту.

Переход от руин, которые когда-то были Киммаром, занял два месяца. Оставшиеся в живых кашианцы поклялись, что не станут восстанавливать город и жить в нем. Они оставят руины как сигнал линиятам никогда больше не заходить в Мозаффар. Если же работорговцы не захотят этого понять сразу, кашианцы установят в дне плавания вверх по течению сторожевые посты, которые будут уничтожать любые корабли работорговцев, рискнувшие зайти в реку.

Итак, со слезами скорби по погибшим и с обещаниями встретиться в будущем, пираты попрощались с кашианцами, подняли паруса и отправились в долгий путь на север.

Корабли линиятов плохо слушались руля, но зато могли перевозить огромное количество груза. Все четыре корабля до планшира были загружены сокровищами линиятов.

На рассвете они подошли к южной оконечности Сароса, и на юте разгорелась оживленная дискуссия.

– Думаю, – сказал Том Техиди, – я куплю себе титул, соответствующий моему богатству. Может быть, женюсь на Миане. Кстати, может быть, стоит переименовать Ньюгранж в Н'б'ри, ты как считаешь, Гарет?

Все замолчали на мгновение.

– А я продолжу свои исследования, – сказал Лабала. – Но на этот раз не я буду приходить к волшебникам, а они ко мне. Если я посчитаю их надутыми ослами, то удвою гонорар и брошу их в реку.

– А я, – вмешался в разговор рулевой,—устрою самую грандиозную пьянку в мире.

74
{"b":"2576","o":1}