ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, это исключено.

– Или ты его снимала?

– Я никогда его не… О-о-о!

Лиля вновь застонала, припоминая, как больше месяца назад, во время дежурства в магическом патруле провалилась в канализацию. Чтобы почистить, сняла все украшения и артефакты. И в эту же ночь без предупреждения вернулся Кирилл из командировки. Радуясь его неожиданному приезду, она меньше всего в тот момент думала о предохраняющем амулете.

– Я не понимаю, почему ты расстраиваешься? Ты замуж выходишь за любимого, радовалась бы.

Магичка от души возмутилась:

– Чему радоваться?! Незапланированной беременности? Когда у меня на носу посвящение стихии? Вдобавок вскоре сотрутся блокирующие Дар знаки на руках, и я вновь буду опасной для окружающих и самой себя, ведь моя магия настолько сильна, что порой пробивает сдерживающие ее браслеты!

– А не надо было заниматься некромантией, если ты огневичка. Пробудила еще один Дар, теперь расхлебывай, – уколола ее Камилла безжалостно.

Лиля промолчала. А как тут поспорить, если она действительно виновата? Но и поступить по-другому не могла: проводя ритуал для духа, обиженного ее предком, она восстановила справедливость. Кто же знал, что дремлющие способности к некромантии раскроются во всей красе, плохо повлияв на огненную магию?

– Ладно, Макарова, не вздыхай. Сначала нужно подтвердить мою догадку. Держи влажные салфетки, а я сбегаю в аптеку за тестами, а потом отвезу тебя домой.

Продолжая опираться на березку, Лиля провела подругу тоскливым взглядом.

Она хотела детей от любимого мужчины. Очень! Но через несколько лет.

* * *

Через три часа и пять тестов на беременность трех разных фирм, магичка сидела в полутемной гостевой спальне, с ногами забравшись в кресло. На журнальном столике остывал ромашковый чай – как успела она убедиться, черный и зеленый теперь казались такими же отвратительными, как и кофе.

В окно стучал косой дождь с градом. Виноградины льда бились в стекло с такой силой, что казалось еще немного – и по нему побегут трещины.

Вход в спальню, в которой Лиля из-за нестабильного Дара нечаянно подожгла кровать, затянут пленкой, однако, легкий запах гари до сих пор витал в помещении. Родители Кирилла настойчиво звали их к себе, за город, чтобы бригада рабочих спокойно занялась ремонтом. Но Лиля все упиралась, говоря, что так ей будет неудобно ездить на занятия по контролю над Даром. Настоящая же причина – нежелание делить внимание жениха, проводившего дома лишь ночи, с кем-то еще.

Владлен передавал стаю и компанию своему наследнику. О том, что уходит с поста Вожака северных вервольфов, чтобы возглавить столичный Круг, он планировал сообщить на свадьбе.

Не всех оборотней устраивал подобный расклад, что вылилось в угрозах в адрес близких Булатова. И хотя преследования вскоре прекратились, и служба безопасности уверяла, что угроза миновала, Кирилл настаивал, чтобы невеста никогда не оставалась одна вне стен дома. Свою паранойю объяснял тем, что заказчика нападений так и не вычислили. И после долгих препирательств они пришли к компромиссу: Лилю провожает на занятия, работу и домой не охрана из заметных плечистых вервольфов, а кто-то из родственников или друзей.

И теперь девушка не без оснований боялась, что жених посадит ее под домашний арест, как только узнает, что она в положении.

Лиля обиженно шмыгнула носом. Наверное, она должна радоваться. Случается, пары десятилетиями мечтают о детях. А у них раз – и получилось сразу, как только было снято кольцо…

Ребенок от любимого, замечательного, самого лучшего в мире мужчины – повод для радости. А она, попрощавшись с Камиллой, долго ревела. Было страшно и грустно. Она не хотела становиться матерью вот так, неожиданно. Ведь эта беременность – случайность, а не осознанный и взвешенный выбор.

Лиля вытерла платком опять выступившие слезы. Куда ей ребенок, когда в жизни столько проблем? Она недоделанная магичка – то ли некромантка, то ли огневичка. И пока не пройдет посвящение стихии, в любой момент может не удержать Дар в узде контроля и причинить вред окружающим. А что если среди них окажется ее сын или дочь? Все время ходить под сдерживающими Силу браслетами? Или со знаками на ладонях, выведенными ненадежной хной? Ведь твердой уверенности, что разрешат пройти ритуал до родов, у нее теперь нет.

Новая мысль повергла в панику, и Лиля опять захлюпала носом. А вдруг Кирилл тоже не готов становиться отцом?..

Мучиться страшным вопросом долго не пришлось – тишина в квартире позволила услышать, как открылась входная дверь.

Вытерев слезы и побросав тесты в карман легкого халата, девушка вышла встречать жениха, переживая, что не сможет нацепить на лицо счастливую улыбку.

Губы сами растянулись при виде смуглого брюнета, держащего черный в капельках воды шлем. Летом, когда стоять в автомобильных пробках особенно неприятно, мотоцикл спасал нервную систему от лишних потрясений, а сегодня сослужил плохую службу, не сумев уберечь от дождя.

Мускулистый и статный, как и все оборотни, жених каждый раз при встрече, даже после небольшой разлуки, заставлял сердце Лили биться быстрее.

– Раздевайся, – потребовала она чуть игриво.

Брови мужчины удивленно взлетели на лоб.

– Вот так сразу? Даже не сказав привет? – Обняв чуть ниже талии, он притянул ее к себе, не оставляя малейшего зазора между их телами, и нежно поцеловал. – Неужели настолько соскучилась?

– Не обольщайся, – хмыкнула она, вырываясь. – Ты идешь под горячий душ отогреваться.

– Эй, ты же не думаешь, что я могу заболеть? – удивился оборотень.

– Ничего не знаю. Пока не станешь красным, как вареный рак, на глаза не показывайся.

– Что-то мне напоминают эти слова, – протянул Кир задумчиво.

– Вспоминай.

– А что мне за это будет? – Карие с золотистой крапинкой глаза вервольфа блеснули азартом.

– Лучше спроси, чего тебе не будет, – заявила притворно грозным голосом Лиля. – Некоторые девушки, проверяя чувства возлюбленных, заставляют их вспоминать, в чем они были одеты, когда впервые повстречались. И ужасно обижаются, если парни ошибаются.

– Хм, на память не жалуюсь, да и фотографии могу предъявить… Одна из моих любимых – та, где у тебя нос в муке, – напомнил Булатов о том периоде, когда они еще не были знакомы, и он следил за ней, потенциальной жертвой одержимого демоном, по поручению отца и Совета магов.

То страшное лето не только испытало их на прочность, но и подарило им любовь.

– Выброси ее! – Лиля покраснела.

– Ни за что, от такого компромата не избавляются.

– Ах, так! – она рассердилась. – Тогда я не скажу, на что намекала.

– И не надо, я уже вспомнил, – Кирилл улыбнулся и чмокнул надувшую губы невесту в нос. – Первая наша ночь. Когда тебя искали по городу, а ты сидела под дождем у моего подъезда… Итак, что ждет меня дальше? Антипростудный чай, бутерброды, и ты придешь в спальню подоткнуть мне одеяло? Я согласен на все.

– Так, согласный, дуй под душ, – рассмеялась девушка. – Ты мокрый и холодный.

– Неправда, я горячий. Можешь убедиться.

И вновь мужские ладони легли ей на талию, откуда заскользили вниз, нежно поглаживая и настойчиво приподнимая полы короткой одежды. Одурманенная вспышкой страсти магичка очнулась, лишь услышав, как зашелестели в кармане полоски теста.

– Эй, горячий парень! Марш в ванную!

– Ладно, уговорила. – И, усмехнувшись, добавил: – Но только и ты со мной.

– Так нечестно!

Как Лиля не сопротивлялась, ее аккуратно доставили в ванную, к душевой кабинке.

– Все, Кир, я жестоко отомщу за произвол!

– Обязательно, – покладисто согласился он и запустил пальцы в ее растрепанные светлые волосы – и остатки вялого сопротивления мгновенно истаяли.

Когда Кирилл принялся избавлять невесту от одежды, несколько полосок с двумя черточками выпало из кармана на пол.

– Хм…

Он наклонился за предательскими уликами, а девушка зажмурилась, чувствуя, как ускоряется стук ее сердца.

4
{"b":"257602","o":1}