ЛитМир - Электронная Библиотека

Акушерка покосилась на целителя, мол, видите, первые признаки неадекватности налицо.

– Спасибо за совет, я вообще не буду выпускать ее из дома, – успокоил пожилую женщину вервольф.

Лиля посмотрела на него с опаской – мечтательно-задумчивое выражение на лице Кира указывало на то, что он не шутит.

– Замечательно! – обрадовалась Галина Викторовна. – Порой с ними так и нужно поступать!

В больничном коридоре Лиля первым делом набросилась с упреками на целителя, решив, что Булатов подождет, никуда не денется.

– Давид! Это, по-твоему, хороший специалист? Да это же гестапо в юбке! Она сама слегка, – хм, как бы деликатней выразиться? – неадекватна? – передразнила она акушерку.

– Лиля, успокойся, идеальных людей нет, – снисходительно улыбнулся Давид. – А Реброва, действительно, хороша в своем деле. Слабенький Дар позволяет ей чувствовать, как протекает беременность. Она взялась тебя вести – я могу спать спокойно.

– Ага, значит, ради твоего спокойного сна я должна терпеть намеки на свою невменяемость?

Давид пожал плечами.

– Во время осмотра она сказала тебе что-нибудь обидное?

– Нет.

– Сделала больно?

– Нет…

– Вот видишь, все в порядке. Воспитательные беседы о бдительном присмотре она заводит, когда на прием приходят будущие папы. Реброва считает, что своими разговорами она делает только лучше – мужчины начнут уделять беременным супругам больше внимания.

– Прямо пунктик какой-то!

– Именно, Лиль. Пережив трагедию, эта женщина пытается обезопасить других.

– Что за трагедию? – нахмурилась Макарова.

– Это произошло до того, как Реброва узнала о скрытом мире Полуночи…

Кирилл, взглянув на часы, перебил Давида:

– Извини, у нас мало времени. Созвонимся, если возникнут вопросы, хорошо?

– Да, конечно.

– А как же история? – возмутилась Лиля, чье профессиональное любопытство журналиста успело проснуться и теперь недовольно фырчало.

– Я как-то слышал ее, расскажу по дороге, – пообещал оборотень, подхватывая девушку под локоток.

– По дороге?.. Точно! Нам ведь пора в аэропорт!

Целитель напрягся, но с показным равнодушием в голосе поинтересовался:

– Кого-то провожаете?

– Встречаем сестру Кира, – отозвалась магичка и тут же интуитивно почувствовала, что жениха ее говорливость почему-то не радует.

Давид, как ни старался, скрыть свое волнение не смог, когда хрипло спросил:

– Аня возвращается домой?

– Да, – коротко ответил помрачневший Булатов и повел невесту на выход.

Уже в машине она решилась нарушить молчание, виновато спросив:

– Я все испортила, да? Это был секрет?

– Нет, родная, ты не виновата. Я должен был предупредить, что Давиду лучше узнать об Анином приезде, как можно позже.

– Если спрошу, по какой причине, ты не посчитаешь, что я лезу не в свое дело? – осторожно спросила Лиля.

Кир покосился на нее с удивлением.

– Ты о чем сейчас, без пяти минут жена?

– Ну, женитьба – не повод раскрывать семейные тайны.

– Угу, а секс – не повод для знакомства… Это не тайна, просто давняя и не очень красивая история. Давид помогал Ане восстановиться после ее побега из вампирского бара крови. Убирал шрамы, лечил анемию и прочие заработанные в плену заболевания. Сестре ведь тогда очень досталось, и без целителя она сломалась бы. У Давида до нее не было таких пациентов, в которых он вкладывал душу. Неудивительно, что парень влюбился. И когда Аня переехала в Нью-Йорк, куда Аристарху, имеющему над ней власть, запрещен въезд, он сам выглядел, как человек, которому требуется реабилитация. Кстати, сестра думает, что о романе с целителем известно лишь отцу, и мы ее в этом не разубеждаем.

Когда Кирилл замолчал, Лиля пообещала не демонстрировать свою осведомленность и задумчиво уточнила:

– Аристарх – вампир, похитивший Аню? Вы пытались от него избавиться?

Булатов хмыкнул:

– Ты еще спрашиваешь! Все без толку. Старый и хитрый, он не обременен многочисленными вассалами и срывается с насиженного места сразу, как почувствует малейшую угрозу.

Макарова вздохнула. В прошлом году она узнала, каково это – оказаться жертвой вампира, и теперь искренне сочувствовала сестре жениха. Тогда они вместе с Камиллой выполняли задание для конкурирующих изданий – брали интервью у группы «Падшие», не догадываясь, что ее участники – вампиры. Если бы не Кирилл, им бы пришлось туго…

Лиля мотнула головой, прогоняя страшные воспоминания.

– Сколько Аня может оставаться дома, пока до Аристарха не дойдет весть о ее возвращении?

– Обычно неделя-полторы. Кто-то из местных вампиров сливает ему информацию. Поэтому первое время после приезда Аня не выходит из дома, и только более-менее наговорившись с матерью, решается выбраться к друзьям в город.

– Тяжело ей, я бы не смогла так жить. Хорошо хоть, что этому вампиру заказана дорога в Нью-Йорк.

– Да, местный мастер пообещал его убить, если он объявится на его территории.

– Кир, я одного не пойму: какая выгода Аристарху и дальше преследовать твою сестру?

Мужчина пожал плечами.

– Дело чести? Долгоживущие существа обычно мстительны. Анька не только ушла из его лап, но и помогла сбежать другим пленникам.

– Не знаю, мне почему-то кажется, что не только из-за этого. Подумаешь, одна магичка и несколько оборотней! Неужели от него никто и никогда не сбегал раньше?

– Спроси у Ани, если хочешь, любопытная моя.

Лиля вздохнула – как же, спросит. Она ужасно боялась не понравиться будущей золовке и потому ни за что не задаст вопросы, которые могут ее расстроить.

– Руслан, наверное, рад, что увидит скоро брата?

– Не то слово. Когда узнал, что Ромка прилетает, в тот же день организовал мелкий ремонт в клубе, чтобы показать свое детище во всей красе.

Спортивный клуб «Валгалла», о котором шла речь, пользовался популярностью у полуночников всего города, как единственное в своем роде место, где можно тренироваться, не скрывая уровень физической силы. Новейшие тренажеры, опытные тренеры, а еще фитобар, баня, сауна, бассейны, массажные кабинеты – все, что требовалось мужчинам, заботившимся о своей физической форме. Раньше Лиля считала, что оборотни от природы наделены сверхсилой, и недоумевала, когда Кирилл ходил в «качалку» или занимался дома. Оказывается, тренироваться нужно всем.

– Приехали, – сообщил вервольф.

– Быстро, а ты так и не рассказал историю моей акушерки.

– Если в нескольких словах, то единственная дочь Галины Викторовны, забеременев, часто оставалась дома одна, так как ее муж не вылезал из командировок. Поэтому, когда девушка почувствовала себя плохо, рядом никого не оказалось, чтобы вызвать ей скорую помощь… В общем, потом она долго лечилась, пока ее мать не нашла целителя. Так, Галина Викторовна вошла в сообщество полуночников, а когда у нее обнаружился спящий Дар целителя, то и стала работать в нашей больнице. Сейчас у нее четверо внуков, но старая боль не отпускает.

– Грустная история… Хорошо, я остаюсь ее пациенткой и буду терпеливо сносить ворчание и исполнять все предписания.

– Все? – уточнил оборотень и пошутил: – Я могу и в доме тебя закрыть для надежности?

– Только попробуй. – Лиля показала кулак.

– Знаешь, искушение так сильно… – Он наклонился и, целуя сжатый кулачок, слегка прикусил кожу. – Но я пока контролирую тирана в себе.

– И я это очень ценю, – улыбнулась она.

Булатов оставил джип на стоянке возле залов вылета, а не прилета, объяснив, что так они не попадут в очередь из машин встречающих и сэкономят немало времени, когда будут уезжать.

Пройдя металлодетекторы, к информационным экранам о прилете рейсов они не дошли, узнав по телефону номер выхода у добравшейся раньше них родни.

В толпе встречающих группа внушительного вида мужчин отыскалась без проблем. Высокие, статные и крепкие, они невольно вызывали у окружающих не только любопытство, но и опасение, поэтому вокруг представителей клана Булатовых образовалась своеобразная зона отчуждения.

7
{"b":"257602","o":1}