ЛитМир - Электронная Библиотека

— Это говорит в вашу пользу, — сказал Уэбб. — Кроме того, я не думаю, чтобы вы справились с тремя парнями в одиночку. Но убить их мог только тот, кого они знали. Иначе бы зачем их убивать? Может, вы прихватили с собой нескольких парней с базы?

— Тогда мне пришлось бы делиться с ними. Какой же в этом смысл, ведь я получил ту же сумму без дополнительных хлопот?

Уэбб махнул свободной рукой; в другой он все еще держал пистолет.

— Скорее всего, вы чисты. Но не на сто процентов, как думает Паркер.

— Ладно, — сказал Деверс. — Но если это не я, то мы в тупике. Больше никого не осталось.

Паркер ткнул пистолетом в сторону Элен.

— Где она была, когда вы вернулись? Все это время Элен, нервно теребя простыню, не отрывала широко раскрытых глаз от Паркера. Сжавшись в комок у изголовья кровати, полураскрыв от ужаса рот, она, по-видимому, плохо понимала, что происходило. Сомнительно, слышала ли она, о чем говорили мужчины. Но когда Паркер направил на нее свой пистолет, она вздрогнула и откинулась назад.

Деверс остолбенело посмотрел на Паркера, потом на Элен, потом снова на Паркера.

— Здесь, конечно, Элен? Вы же не думаете, что она...

— Больше некому, — сказал Паркер.

— Она была здесь. И она никогда не сделала бы этого! Что вы! Убить Марти? Зачем?

Элен пробормотала что-то невнятное. Они повернулись к ней, и она снова пробормотала:

— Марти не мертв.

—Все это ее рук дело, — сказал Паркер. — Не знаю зачем, может быть, совсем не из-за денег, может быть, чтобы отбить охоту у вас заниматься подобными делами, наверное, она даже себе не взяла. Но она кого-то направила на нас, выдала весь наш план. Вчера она чуть не рассказала мне об этом, она была в странном нервном возбуждении, словно боялась самое себя.

Деверс продолжал качать головой, повторяя:

— Паркер, Элен не сделала бы такого. Она не может никого продать.

— Поэтому и я не верю тебе до конца, парень. Не думаю, что она не способна донести, — произнес Уэбб.

— Где ори? — Паркер снова обратился к Элен. — Скажите, где они, и я не трону вас. Пусть Деверс делает с вами, что сочтет нужным. Думаю, все будет в порядке, ведь он любит вас. Где они?

— Марти не мертв, — повторила она.

— Деверс, ударьте ее по щеке. Надо, чтобы она очнулась.

Но внезапно Элен истерически заголосила:

— Почему он это сделал? — Лицо ее исказилось яростью, она выскочила из кровати и кинулась бежать из комнаты.

Паркер схватил ее, она, извиваясь, вырывалась, крича:

— Мне нужно поговорить с ним, я должна все выяснить! Я должна понять, почему он так поступил, что заставило его это сделать!

Паркер свободной ладонью ударил ее по Щеке, и она сразу обмякла.

Поддерживая ее, Паркер спросил:

— Кто? Кто сделал?

— Мне казалось, я могу довериться ему, — ответила она, глаза ее закрылись, по телу прошла дрожь.

Паркер потряс ее:

— Кому?

— Черт возьми, Паркер, неужели вы не понимаете? Она говорит о психоаналитике!

При этом слове Элен вздрогнула, но глаза ее оставались закрытыми; если бы не Паркер, она упала бы на пол. Через ее плечо Паркер спросил Деверса:

—Что?

— Она рассказала ему весь план. Понимаете? Не для того, чтобы направить его против нас, а просто потому, что была вне себя. Она считала, что может доверять ему, как священнику на исповеди, поэтому она и выложила этому мерзавцу все подробности.

— Где он живет?

— Я знаю только, где его приемная.

— Где телефонная книга?

— Его там нет, — сказала Элен еле слышно. Паркер отодвинул ее от себя, чтобы посмотреть на ее безжизненное лицо и закрытые глаза.

— Вы знаете его домашний адрес?

— Не знаю, он не говорил, не хотел, чтобы пациенты беспокоили его ночью.

Паркер передал Элен Уэббу и распорядился:

— Свяжите ее. А вы, — обратился он к Деверсу, — одевайтесь.

— Что мы будем делать?

— Попытаемся, если повезет, до рассвета вернуть деньги и смыться. Деверс начал одеваться.

Глава 2

У дверей висела табличка: «Специалисты Монеквуа». С другой стороны — выкрашенная в белый цвет небольшая доска со списком съемщиков: врачей, юристов, владельцев различных фирм. Имя доктора Фреда Годдена было четвертым сверху.

Это было современное здание из красного кирпича с белой отделкой; оно находилось в районе, где дорогие дома постепенно переходили в разряд дорогих офисов. Из большей части окон глядели похожие на амбразуры черные, разбитые на квадратики задние стенки кондиционеров; перед домом был высажен кустарник, полосы ухоженных газонов доходили до самой улицы. И света было больше, чем нужно; уличное освещение дополнялось двумя фонарями перед самым домом, горящими круглосуточно.

К торцу здания подходила плохо освещенная дорога. Уэбб выключил фары за три квартала от дома; подъезжая, он свернул на эту дорогу, продолжая двигаться в полной темноте. Слева от них тянулась кирпичная стена, справа — высокая изгородь; обе были еле видны. Когда под колесами зашуршал гравий, Уэбб затормозил и выключил зажигание.

Они втроем уместились на переднем сиденье, Деверс сидел в середине. Паркер, открыв дверь, вылез из машины; вслед за ним — Деверс. Уэбб отвел машину на противоположную сторону. Когда Паркер открыл дверь, свет внутри машины не зажегся: его заранее отключили. Оставив двери открытыми, они почти в полной темноте стали искать вход.

Если бы они старались не оставлять следов, эта процедура заняла бы у них полчаса или даже больше, но сейчас их заботило только время. Уже через три минуты они нашли задний вход и стали быстро подниматься по лестнице на второй этаж.

На матовых стеклах дверей в офисе золотыми буквами были написаны имена съемщиков. На одной из них они прочли: «ДОКТОР ФРЕД ГОДДЕН». За матовым стеклом мерцал тусклый желтовато-красный свет.

Прислонившись к стене так, чтобы его не могли видеть из офиса, Паркер тщетно нажимал кнопку звонка. Тогда он толкнул дверь, и она поддалась. Дверь была незапертой.

У всех троих в руках были пистолеты. Деверс оставил было свой в сторожке, но Паркер захватил его с собой.

Паркер медленно нажимал на дверь. По-видимому, пружины не было, а открывалась дверь туго, верно, петли давно не смазывались.

Образовалась щель, и Паркер осторожно просунул голову. Он увидел приемную: угол дивана, часть письменного стола, полуоткрытую дверь в коридор. Свет шел из кабинета.

Ни звука. Полностью открыв дверь, он после секундного колебания вошел внутрь. Никого.

Деверс и Уэбб прошли вслед за ним. Осторожно подошли к следующей двери, и снова Паркер заглянул внутрь, сжимая одной рукой пистолет, а другой опираясь на стену позади себя, чтобы в случае опасности резко отпрянуть.

Снова письменный стол, но побольше. Узорчатый ковер. Застекленные книжные полки. Зажженная лампа под оранжевым абажуром на углу стола.

Ни звука, ни шороха. Паркер, как и прежде, осторожно вошел внутрь — все спокойно.

Сейчас он увидел всю комнату. Вдоль левой стены стояла софа, у ее дальнего конца — кресло. Пара ламп, картотека, шкафчик с историями болезней, кофейный столик перед софой.

Звук. Из-за стола.

Паркер бросился на пол. Он лежал на ковре, прислушиваясь; потом повернул голову и всмотрелся в темноту под столом: рядом с ножками передвижного офисного столика он увидел направленные на него глаза.

Человек лежал на спине, голова была повернута в его сторону, глаза медленно открывались и закрывались.

Паркер вскочил на ноги. Слева был выключатель. Он резко нажал на него, и лампы дневного света, укрепленные на потолке, осветили комнату. Вошли Уэбб и Деверс.

Лежавший на полу был высокий, грузный мужчина, но весь какой-то расплывшийся, дряблый. На нем были потертые коричневые оксфордки, грязные коричневые брюки, старый широкий темно-зеленый свитер. На свитере в двух местах — на груди и животе — спекшиеся сгустки темно-красного цвета. Темная тонкая струйка тянулась по щеке от рта до уха, теряясь в волосах. Должно быть, раньше его голова лежала иначе. Когда он услышал, что в комнату вошли, он, наверно, повернул ее к двери. Сейчас человек лежал без всякого движения.

26
{"b":"25761","o":1}