ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три царицы под окном
Возвращение
Любовь не выбирают
100 книг по бизнесу, которые надо прочитать
Метро 2033: Спящий Страж
Перекресток Старого профессора
Квантовое зеркало
Слово как улика. Всё, что вы скажете, будет использовано против вас
Сердце того, что было утеряно

Деверс, обойдя стол с другой стороны, оказался рядом с головой парня.

— Мертв? — спросил он.

— Нет еще. Знаете его?

— Вряд ли. Я не вижу его лица.

Паркер, опустившись на одно колено, взял раненого за подбородок и повернул его голову к Деверсу. Тонкая струйка крови потекла теперь с другой стороны рта. Глаза открылись. Затем медленно закрылись, потом снова открылись. Взгляд был бессмысленный.

Деверса замутило. Он покачал головой.

— Нет, — сказал он. — Я не знаю, кто он.

— Вы его никогда не видели?

— Никогда. Я бы его запомнил. Паркер отпустил подбородок, и голова легла на прежнее место. На большом пальце левой руки Паркера остались следы крови. Он вытер его о свитер парня, затем повернул тело так, чтобы добраться до заднего кармана, где, как он рассчитывал, лежал бумажник.

Бумажник был на месте. Паркер нашел в нем водительские права и прочел вслух имя.

— Ральф Хохберг. Вам говорит что-нибудь это имя?

— Ничего, — ответил Деверс.

Хохберг лежал вверх лицом, глаза смотрели на потолок, мигая медленно и безостановочно. В горле что-то забулькало.

Деверс сказал:

— Он захлебнется собственной кровью. Паркер, повернув голову Хохберга так, чтобы кровь вытекала изо рта, встал.

— Они были здесь, — сказал он скорее себе, чем Деверсу. — Годден и этот парень.

Только двое? Должно быть, они поссорились.

— Годден не взялся бы за дело, если бы у него был один помощник, — возразил Деверс. — Вдвоем не пойдешь против трех профессионалов, даже если нападаешь внезапно... Нет, нет, по крайней мере, должно быть трое против троих. Думаю, он взял бы и больше людей, если бы нашел. Как вы думаете, этот парень — его пациент?

Подошел Уэбб с конвертом. Пока Паркер и Деверс занимались раненым, он обыскал комнату и просмотрел шкафчик с историями болезней.

— Больше никого, — сказал он. — Ящики здесь, за софой. Пустые.

— Наверное, здесь они делили деньги, — предположил Паркер.

— Я нашел вот это. — Уэбб протянул конверт.

Паркер взял письмо. Оно было адресовано доктору Фреду Годдену, 16, Роузмонд-роуд, Вест-Монеквуа, штат Нью-Йорк. Это не был адрес офиса.

Передавая конверт Деверсу, Паркер спросил:

— Вы знаете город. Это жилой дом?

— Уверен. Вест-Монеквуа, высший класс.

— Поехали, — сказал Уэбб.

Глава 3

Роузмонд-роуд грациозно извивалась между кирпичными ранчо и современными каркасными секционными особняками; у каждого такого дома с наклонной крышей были лужайки, широкие подъездные дороги, гаражи, телевизионные антенны. Было полчетвертого, и дома стояли в полной темноте, лишь изредка то тут, то там мерцал в окне слабый огонек ночника.

Дом номер 16 был справа; в нижней части двухэтажной секции располагался гараж. Белое каркасное здание стояло на холме над дорогой; перед ним был разбит сад с декоративными альпийскими горками; широкая подъездная дорога около дома делала резкий разворот. Света не было, так же как не было его по всей округе. Все выглядело сонным и невинным.

Уэбб проехал немного дальше и остановился только тогда, когда изгиб дороги скрыл дом из виду. Все трое, выйдя из машины, пошли обратно по боковой тропинке, прямиком через лужайку соседнего дома, чтобы подойти к дому Годдена со стороны гаража.

Они собирались найти вход в гараж. Темень была, хоть глаза выколи. Медленно, в полном молчании они приближались к смутно вырисовывающемуся перед ними дому. Подойдя к задней стене, пошли вдоль нее, пока не наткнулись на дверь.

Паркер повернул ручку. Раздался слабый щелчок, но дверь не открылась.

Раздался голос:

— Роджер?

Паркер прижался к стене дома.

Голос шел сверху, из окна второго этажа.

— Я не сделаю тебе ничего плохого, Роджер, — говорил мужчина, но голос был бабьим и дрожал от страха.

Паркер ждал.

— У меня ружье. Лучше уйди отсюда. Паркер медленно обернулся. Уэбба сзади не было. Это хорошо. Деверс, как и он сам, тесно прижался к стене в нескольких футах от него.

— Ты взял все деньги, что тебе надо?

По шепоту невозможно узнать голос. Паркер громко, почти визгливо прошептал:

— Ральф еще жив!

— Что ты хочешь от меня? — Мужчина также перешел на визг, голос его зазвучал как натянутая струна.

— Помогите ему, — прошептал Паркер.

— Помочь! Зачем стрелял? Что с тобой случилось?

— Я тоже нуждаюсь в вашей помощи, — продолжал шептать Паркер. — Впустите меня.

— Чтобы ты и меня убил?

— Зачем мне убивать вас?

— Зачем ты выстрелил в Ральфа? Прости, Роджер, я не могу доверять тебе. Что нам делать с Ральфом? Я думал, он мертв. Думал, вернусь туда позже и увезу куда-нибудь его тело. Но если он жив, я... — С внезапным подозрением: — А он действительно жив? Откуда ты знаешь?

— Я был там.

— Как ты узнал, где меня найти? Роджер? Роджер, это ты?

—Да.

Если Деверс прав и сообщниками Годдена были его пациенты, небольшая истерика будет как нельзя к месту.

Паркер неожиданно громко загремел дверной ручкой и визгливо зашептал:

— Впустите меня! Я выбросил пистолет, я не хочу больше никого убивать! Впустите меня! Мне нужна ваша помощь!

— Это не Роджер!

Куда, черт возьми, девался Уэбб?

— Помогите мне! — шептал Паркер, стуча в дверь, переминаясь с ноги на ногу, словно он слишком возбужден, чтобы стоять спокойно. Или как человек, не желающий быть мишенью.

Неожиданно сверху обрушился свет, и он оказался в центре светового круга. Карманный фонарик. Паркер прыгнул в темноту, наверху раздался внятный щелчок взводимого курка.

Упав на землю, Паркер покатился, пока снова не оказался в темноте, но луч фонарика шел за ним следом. Вскочив на ноги, он снова прижался к стене; неожиданно фонарик вылетел из окна и упал на землю, продолжая гореть, вырывая из тьмы конус освещенной им травы.

Паркер, заметив приближающуюся тень Деверса, прошептал:

— Не подходите!

Деверс тут же исчез.

Прошла минута, во время которой ничего не произошло; затем сверху раздался спокойный голос Уэбба:

— Все в порядке.

— В доме могут быть и другие люди, — также спокойно ответил Паркер. — Проверьте.

— Хорошо. Я забрался в окно гаража со стороны дома. О нем обычно забывают.

Паркер и Деверс, обойдя дом, подошли к узенькому окошку гаража, теперь открытому. Протиснувшись сквозь него, они спрыгнули на садовый шланг возле какой-то длинной широкой машины. Из гаража они поднялись на половину лестничного пролета и оказались в кухне.

Сюда проникал свет из другой части дома. Двигаясь в направлении этого света, они вышли из кухни, повернули направо в короткий коридор и поднялись еще на полпролета. Там снова был короткий коридор, освещенный светом, идущим из расположенной справа комнаты.

Это была спальня, обставленная в колониальном стиле; даже кровать была с балдахином. Уэбб с пистолетом в руке стоял у ее изножья. На полу сидел лысый человек лет сорока пяти, в пижаме. На виске у него виднелась глубокая ссадина, Чуть кровоточащая. Он то и дело трогал ее рукой, из-за чего его пальцы были в крови. Было видно, что он испуган, но в то же время не потерял самообладания.

Когда вошли Паркер и Деверс, Уэбб сказал:

— Никого больше нет. Детская тоже пуста.

— Где ваша семья? — спросил Паркер.

— Я женат второй раз. Дети живут с первой женой.

— Где ваша новая жена?

— Поехала навестить своего брата. Я не хотел, чтобы она была здесь во время... — Он сделал неопределенный жест.

— Чтобы не объяснять ей, куда он собрался в два часа ночи, — кивнув, продолжил Уэбб.

— Вы Годден? — спросил Паркер.

Слабый кивок.

— Элен Фуско рассказала вам о нашем плане?

— Да. И я пытался украсть у вас деньги. — Он бросил на Паркера быстрый взгляд. — И мне почти удалось это. Если бы Роджер не спятил.

— Роджер?

— Роджер Сен-Клауд. Местный парень.

— Такой же, как Ральф?

— Он в самом деле жив?

27
{"b":"25761","o":1}