ЛитМир - Электронная Библиотека

— Точно не могу сказать. Человек двадцать, видимо. Это уточнит Стен.

— Наверное, ему и следовало приехать сюда.

Фуско усмехнулся.

— Разве вы стали бы слушать молодого человека, о котором ничего не знаете?

— Не уверен, что и вас стоит слушать, — отозвался Паркер. — Что же вы от меня хотите?

— Поедемте со мной. Поговорите со Стеном, осмотритесь и решите. Если вам все это не понравится. Стен оплатит вашу поездку. Если хотите, можете взять с собой и женщину.

Допив джин, Паркер встал.

— Я дам вам знать, — сказал он, подошел к шкафу и вынул сухие плавки. Переодеваясь, спросил: — Вы здесь остановились?

— Нет. В отеле при аэропорте.

— Какой номер?

— Сорок девятый.

Облачившись в купальный халат, Паркер пошел в ванную за сухим полотенцем. Выйдя оттуда, сказал:

— Поезжайте в отель, я свяжусь с вами.

— Дело надежное, Паркер. Я уверен.

— Выпейте еще воды со льдом, — ответил Паркер. — Будете уходить, убедитесь, что дверь захлопнулась.

Глава 2

Клер лежала в шезлонге, подставив лицо солнцу, глаза ее были закрыты, руки вытянуты вдоль тела, одна нога согнута в колене. На ней были желтые лифчик и трусики. Загар подчеркивал красоту ее тела, а солнечные очки меняли ее облик. Заглядывавшиеся на нее мужчины с неприязнью посмотрели на подсевшего к ней Паркера.

— Я вернулся, — сказал он. Открыв один глаз, она кивнула и снова закрыла его.

— Этот твой коротышка жутко смешной.

— Идеи у него тоже смешные.

— Только не рассказывай, — попросила она, слегка напрягаясь, но не пошелохнувшись.

— А я и не собираюсь, — ответил Паркер. Клер участвовала в одном деле, и это оказалось для нее настолько тяжелым испытанием, что они договорились: она никогда не будет расспрашивать о его делах, а он никогда не будет о них ей рассказывать. Договор устраивал обоих.

Спустя минуту она спросила:

— Ты уедешь?

— Пока еще сам не знаю. — Он бросил полотенце на шезлонг. — Пойду освежусь.

— Я недавно купалась. Полежу еще. По отлогому горячему песку Паркер пошел к воде. Две загорелые женщины в белых купальниках бежали на берег, сняли купальные шапочки и, встряхивая своими белокурыми волосами, бросали из-под мокрых ресниц заигрывающие взгляды на Паркера, стараясь привлечь к себе его внимание, но он остался безучастным. Было время, когда женщины хотя бы на время отвлекали его от рабочей горячки, но теперь у него была Клер, и он больше не нуждался в случайных связях. Равнодушно разминувшись с ними, он зашел в воду и прыгнул в волны.

Время от времени он поглядывал на берег, чтобы не терять ориентации. Океан полон неожиданностей, и всегда следует знать, где земля. Только вчера одной молодой паре, попавшей в зону отлива, долго не удавалось выбраться, на берег; несмотря на все усилия, волны относили их назад, так что им пришлось позвать на помощь, и тогда кто-то подплыл к ним и подтащил к месту, где можно было встать на ноги. Паркер относился к океану с уважением, как к сильному противнику, и не торопился бросать ему вызов.

Итак, стоит ли принять предложение Фуско и бросить вызов военно-воздушному флоту Соединенных Штатов? На первый взгляд затея кажется неразумной, но ведь каждое дело представляется невыполнимым до тех пор, пока его не сделать. Операция предложена как-никак профессионалом, которого он знает многие годы, и поэтому, несмотря на то, что этот профессионал совсем недавно вышел из тюрьмы, надо серьезно обдумать его предложение, а не отвергать его с ходу.

Возможно, что это вполне реальное предложение. Фуско, что бы там ни было, профессионал; наметанного глаза и способности трезво оценить ситуацию у него не отнимешь. Кто знает, может быть, его, Паркера, на самом деле ждет хорошая работа?

Если все сделать путем — раздобыть необходимые сведения, учесть все обстоятельства, составить хороший план, в котором предусмотреть возможные осложнения, ничто не помешает пробраться на базу и благополучно унести ноги с деньгами. Словом, может получиться славная работенка!

Во всяком случае, почему бы не посмотреть все на месте. Отказаться никогда не поздно. Клер пока побудет здесь; если он поймет, что дело пустое, вернется, будет продолжать отдыхать и спокойно ждать лучшего предложения.

Решено. Покачавшись на волнах, он медленно и лениво поплыл к берегу. Подошел к Клер; она лежала на животе и, опершись на локти, читала книжку.

Паркер сел рядом, надел защитные очки, откинулся на спинку шезлонга, подставляя лицо солнцу, и сказал:

— Я уеду ненадолго.

Не поднимая глаз от книги, она ответила:

— Знаю.

— Может, на один-два дня. Если не вернусь через два дня, значит, жди не раньше чем через две недели.

— Или никогда.

Паркер взглянул на нее, но она продолжала смотреть в книгу.

— Я не собираюсь бросать тебя.

— Я не говорю, что ты сделаешь это намеренно, — сказала Клер. — Просто я и раньше имела дело с мужчинами, похожими на тебя.

Должно быть, она говорила о своем муже — летчике, который разбился где-то в горах. Паркеру эта аналогия пришлась не по вкусу.

— Ты не имела дела ни с кем, похожим на меня, — сказал он. — Я хожу только по твердому льду.

— Но по льду! Это я и хотела сказать.

— Разве для тебя это неожиданность? Ты это давно знаешь.

— Знаю.

— Так в чем проблема?

Повернув голову, она посмотрела на него сквозь зеленые стекла защитных очков. Потом покачала головой и снова отвернулась к книге.

— Не знаю. Ни в чем, наверное.

— Ладно. — Посмотрев на отель, он сказал: — Номер я оплачу на месяц вперед. Если через месяц не вернусь, возьми пакет в сейфе отеля; его содержимого тебе хватит на какое-то время.

— Если через месяц не вернешься, мне тебя больше не ждать, я правильно поняла?

— Да.

— Ты как-нибудь будешь давать о себе знать?

— Скорее всего, нет. Во всяком случае без веской причины. Звонить только для того, чтобы сказать, какая у нас там погода, не буду.

— Знаю.

Паркер встал.

— Не оставайся слишком долго на солнце.

— Я буду осторожна.

Паркер, прихватив полотенце, пошел к отелю. Подойдя к двери, он оглянулся. Клер не смотрела ему вслед. Она положила голову на книгу, уткнув лицо в ладони.

Глава 3

— Стен, — сказал Фуско, — это тот человек, о котором я тебе говорил. Паркер, Стен Деверс.

Был вечер. В Нью-Йорке моросил дождь, в аэропорту было холодно и сыро. Миллион миль отделяли город от пуэрто-риканской жары. Люди с озабоченным видом торопливо проталкивались через толпу, везли на тележках багаж. В середине ярко освещенного зала Паркер, Фуско и Деверс образовали круг, потокам пассажиров каким-то образом удавалось, даже не глядя, аккуратно огибать их.

Деверс протянул руку.

— Я много слышал о вас, мистер Паркер. Деверс оказался симпатичным пляжным мальчиком, мускулистым, улыбающимся, самоуверенным, с хорошо вылепленным подбородком и светлыми вьющимися волосами. Пожатие было неловким, но крепким. На нем была штатская одежда, сшитая из ткани, несколько дороговатой для человека, живущего на одну армейскую зарплату. Он напоминал Паркеру страхового агента, предлагающего свои полисы на площадке для игры в гольф, только он был еще слишком молод для этого.

— Я на машине, — сказал Деверс. Фуско объяснил Паркеру, что из Нью-Йорка до Монеквуа лучше всего добираться на машине. Местная воздушная линия слишком ненадежна. Поэтому он позвонил Деверсу и попросил встретить их в аэропорту Кеннеди.

Они стали пробираться к выходу; Деверс, пробиваясь сквозь толпу, шел впереди. Обернувшись, он сказал:

— Дорога займет около пяти часов, поэтому, если вам что-либо нужно, можно сделать это сейчас.

— Остановимся по дороге, — ответил Паркер.

— Хорошо.

Перед ними раскрылись двери, и они вышли на холодный влажный воздух. Даже под навесом было противно и сыро. Один за другим приходили автобусы; у стоянки такси медленно продвигались машины, привозившие и увозившие пассажиров.

3
{"b":"25761","o":1}