ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы слишком легкая мишень. Деверс. У вас нет никакого прикрытия. В два счета вас выведут на чистую воду.

— Но у них нет причин проверять мои счета.

— А если в вашем отделе кто-нибудь еще занимается тем же, что и вы, но только топорно и грубо, и это обнаружится? Начнется повальная проверка, а вы торчите, как какой-нибудь небоскреб вроде Эмпайр-Стейт-Билдинг.

— Черт побери! — Деверс потер ладонью щеку. — Должно же быть какое-то прикрытие!

— Во всяком случае, не добрая старая карточная игра. Иначе вам пришлось бы указать полдюжины людей, которые бы подтвердили: «Да, мы играли с ним в карты и проиграли ему уйму денег». Где вы найдете столько людей?

— Понимаю. Да я и не собираюсь выдвигать эту версию. Постараюсь придумать что-нибудь за завтраком.

Паркер допил свой кофе.

— Мы вернемся к двенадцати.

— Ладно.

Паркер встал, за ним торопливо вскочил Фуско. Они вышли на улицу и сели в «понтиак» Деверса.

— Куда поедем? — спросил Фуско.

— На заправочную станцию. Нам нужны бензин и карта дорог.

— Хорошо.

По дороге Фуско сказал:

— Вы были правы. Он действительно жульничал.

— Вопрос в том, — ответил Паркер, — сумеет ли он придумать себе прикрытие.

— Он парень смекалистый.

— Возможно.

Пока заправляли машину, Фуско, зайдя в контору, купил карту. Обведя участок вокруг Монеквуа, он протянул ее Паркеру.

Они находились сейчас в самом северном районе штата Нью-Йорк, вблизи канадской границы, примерно в пятнадцати милях от Малона, к северу от 11-й трассы. Ближайший городок, Массина, лежал к западу от них; там, по-видимому, был коммерческий аэропорт. От границы их отделяло миль двадцать. Ближайшая тюрьма штата была в Даннеморе, в сорока милях к востоку.

Пока Фуско расплачивался за бензин, Паркер разглядывал карту. Когда они отъехали, он распорядился:

— Поезжайте на север, к границе. Фуско удивленно посмотрел на него.

— Мы же не собираемся пересекать границу, Паркер.

— Конечно нет. Но нас могут вынудить это сделать, поэтому стоит посмотреть, какие там дороги.

Пожав плечами, Фуско повел машину дальше.

Монеквуа был маленьким городком, и база ВВС, расположенная на его окраине, почти целиком поглотила его. На базе было больше служащих, чем в городке жителей, и потому ее влияние ощущалось во всем — в названиях ресторанов и мотелей, и большом количестве баров и кинотеатров, в том, что толпа на улицах состояла в основном из людей в голубых униформах. Если бы большая их часть жила там постоянно, город вообще исчез бы, теперь же он больше напоминал военный лагерь.

Проехав город, они по 95-й трассе направились к базе. Вокруг поднимались холмы, поросшие кустарником и густым лесом. Настоящих гор не было. С дороги база едва просматривалась; лишь иногда сквозь деревья мелькали грязновато-серые дома с покатыми крышами; вдруг на открытом пространстве, залитом солнцем, показались главные ворота, чем-то напоминающие театральные декорации; на одной их стороне висела темно-синяя доска, на которой золотыми буквами была выведена непонятная аббревиатура, обозначающая название военной организации.

Около Бомбея Фуско свернул на не имеющую номера дорогу, идущую до форта Ковингтон. Это была узкая и мало используемая дорога; обычно машины, направлявшиеся в Канаду, следовали по трассе до Массины или пересекали мост через Сен-Лоуренс, выходя на шоссе, ведущее к Корнвуллу уже на канадской стороне.

Они миновали форт Ковингтон и через минуту остановились недалеко от границы. Паркер сказал:

— Хорошо, едем обратно.

Но ничего хорошего не было. Главное, не было места, в котором можно было бы в случае необходимости укрыться. Правда, между небольшими городками рос густой лес, но там были люди, посты, следившие за тем, чтобы никто не охотился, а в разрешенных для охоты местах охотники попадались на каждом шагу. Вряд ли удастся, завершив дело, укрыться где-нибудь вблизи границы.

Конечно, он еще не принял окончательного решения. Ведь если Деверс ничего не придумает, операция отменяется. Но даже если Деверс выйдет из положения, следует сначала внимательно осмотреть базу. Что толку думать об убежище, когда все может сорваться из-за чего-нибудь, связанного с самой базой.

На обратном пути Фуско спросил:

— А что, если он ничего не придумает?

— Вы сами давно ответили на этот вопрос, — сказал Паркер. — Если Деверс ненадежен, операция не состоится.

Фуско нахмурился. По тому, как он вел машину, Паркер чувствовал, с каким нетерпением ждет он ответа Деверса.

Глава 6

Дверь снова открыла Элен. Окинув их мрачным взглядом, сказала:

— А, это вы! — и шагнула в сторону, давая им пройти.

Паркер и Фуско вошли в дом.

Когда Элен закрыла за ними дверь, Паркер спросил:

— Что-нибудь случилось? Не глядя на него, она сказала:

— Случилось? Ничего не случилось. — И отошла от них.

Деверс, доедая в кухне оладьи, взмахнул вилкой и крикнул:

— Вы ни при чем, Паркер. Не обращая на него внимания, Паркер снова обратился к Элен:

— Дело в Деверсе? Вас что-то беспокоит? Она повернулась, собираясь уйти.

Несколько смутившийся Фуско, стараясь избежать сцены, быстро сказал:

— Паркер, отвяжитесь от нее. Пусть уходит.

— Нет. — Паркер вытянул палец в сторону Элен: — Подождите. Я хочу знать, чем вы недовольны?

Элен, остановившись у двери, презрительно кивнула в сторону Фуско.

— Спросите его. — Однако из комнаты не вышла.

Фуско в ответ на вопросительный взгляд Паркера пожал плечами:

— Она просто немного чокнутая, Паркер, больше ничего. Она всегда так себя ведет.

— Это связано с работой?

Фуско испуганно зачастил:

— Паркер, клянусь, с ней не будет проблем. Она вообще мрачно смотрит на вещи, в этом все дело.

— Раньше тоже так бывало?

— Потому она и бросила меня, когда я провалился, — продолжал Фуско. — В тот раз она оказалась права.

Элен, скривившись, молчала. Из кухни вышел Деверс с чашкой кофе в руке.

— А сейчас она злится на своего бывшего мужа за то, что он втягивает в это дело меня. Твердит, что ничего хорошего это мне не сулит.

Элен не спускала с него глаз. Паркер спросил:

— И что же она собирается предпринять?

— Ничего. Не беспокойтесь из-за меня, — сказала Элен.

— Это правда, Паркер, — подтвердил Фуско.

Паркер, обводя их взглядом, размышлял. Фуско испуган. Деверс самоуверен, Элен сердита. Пожав плечами, Паркер решил оставить все как есть. Он получил от них заверения, и теперь надо только внимательно следить за происходящим. Опыт подсказывал ему, что люди, принимающие участие в одном и том же деле, никогда не бывают спаяны так, как хотелось бы. Всегда возникают какие-то неловкости, трения, редко кто способен не обременять своими личными проблемами общее дело. Остается лишь наблюдать за участниками операции и знать, что у них на уме, чтобы не дать испортить всю затею. Если ждать идеальной команды, выдержанной, надежной и профессиональной, до дела вообще не дойдешь.

— Хорошо, — сказал он. — Это ваша женщина.

Ухмыльнувшись, Деверс поинтересовался:

— Чья именно?

Шокированный Фуско воскликнул:

— Стен!

— Вы закончили? — обратилась Элен к Паркеру. — Я могу уйти и заняться своими делами?

— Да, закончил.

— Благодарю вас.

Когда Элен закрыла за собой дверь, Паркер повернулся к Деверсу.

— Итак, что с вашим счетом?

Деверс улыбнулся, будто вспомнил что-то смешное.

— Вы знаете песенку про консервную банку?

— Нет. А что?

— Я не держу все свои деньги в банке, — продолжал Деверс. — Я положил туда сумму на покрытие текущих чеков, ну и сверх того немного, чтобы счет не пустовал. Но большую часть денег я храню в сундучке, в собственной спальне.

— Зачем?

Деверс, по-мальчишески улыбнувшись, пожал плечами.

— Не знаю, просто я привык так делать. Я, наверное, в чем-то похож на царя Мидаса. Люблю, чтобы деньги всегда были при мне, чтобы я мог в любой момент посмотреть на них. Со счета нельзя посылать деньги по почте, и вообще с ним много мороки, а если так, на кой черт он мне нужен. Деньги для меня только тогда деньги, когда они лежат в моем сундучке. Захотел, открыл и любуйся ими.

6
{"b":"25761","o":1}