ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мне ясны ваши ответы, господин Ионенко, – пояснил я. – Они очень и очень убедительны…

– Это потому, что мне нечего скрывать, – сказал Геннадий Викторович и, облегченно выдохнув, добавил: – Ни от следствия, ни от прессы. Значит, на этом мы можем закончить?

– А вас уже допрашивали? – поинтересовался я, будто не расслышав его последней фразы.

– Конечно, – ответил Геннадий Викторович. – И я с удовольствием рассказал все, что знал.

– Я так и понял, – сказал я. И продолжил разговор дальше, несмотря на то что Геннадий Викторович Ионенко уже выказывал нетерпение и хотел как можно скорее завершить нашу беседу: – У Василия Левакова ведь была девушка? Наташей, кажется, ее зовут…

– Я о ней ничего не знаю, – как-то слишком поспешно отреагировал исполнительный директор агентства.

– Ну как же, – с удивлением посмотрел я на него, – она работает в вашей фирме. Ну, вспомните: Наташа Челнокова…

– Ах, Челнокова. Да, я ее знаю. Ну, как знаю, – поправился Геннадий Викторович. – Знаю, что есть у нас такая сотрудница… Вот и все!

Зачем он сделал вид, что якобы вспомнил Челнокову? Не очень артистично получилось, весьма настораживающий фактор. А не означает ли это, что Ионенко знает Наташу больше, нежели хочет мне представить?..

– А какую должность она у вас занимает?

– Она работает у нас ведущим специалистом.

– И что она у вас ведет?

– На ней аренда квартир и нежилых помещений в Москве, – как-то нехотя произнес Ионенко.

– И с ней можно поговорить?

– К сожалению, нет.

– А что так?

– Она неожиданно уехала.

– Как это – уехала? Когда? – быстро спросил я.

– Ну, так… Взяла отпуск и уехала, – как мне показалось, с легкой насмешкой ответил Геннадий Викторович.

– А разве сезон отпусков еще не закончился? – удивился я.

– Закончился. Но она взяла административный отпуск, по семейным обстоятельствам… Не стану же я чинить препятствия.

– И куда она уехала?

– Не знаю… Кажется, к своим родным в Чебоксары или в Мамадаш – точно не скажу, я не очень силен в географии.

– И вы, конечно, не знаете ее номер сотового телефона, – скорее не спросил, а констатировал я.

– Конечно, не знаю, – ответил Геннадий Викторович, – к чему он мне?

– А у вашей секретарши я могу узнать номер? – поинтересовался я.

– Вы можете узнать у моей секретарши только ее рабочий телефон, – произнес Ионенко. – Давать посторонним людям номера наших клиентов и наших сотрудников строго запрещено. Такое правило. Этому правилу подчинены и многие другие организации… Вам, наверное, должно быть это известно… Как журналисту.

Ладно, этот раунд остался за тобой, господин исполнительный директор. Тогда проведем заключительный… В нокаут такого скользкого типа не отправишь, но вот по очкам следует попытаться выиграть.

– Скажите, а вот на охоту… он всегда с вами ездил? – неожиданно для Ионенко спросил я. От меня не ускользнуло, как глубокая тень быстро пробежала по его лицу, а на правом виске усиленно забилась синяя жилочка.

– Ну, он же был моим водителем… – неопределенно и не сразу ответил Геннадий Викторович. – Если я просил, он мне не отказывал.

– А зачем он вам был нужен на таком… интимно-дружеском мероприятии, как охота? – задал я следующий вопрос. – Совсем недавно, несколько минут назад, вы мне дали понять, что Леваков был лишь водителем, а вы – исполнительным директором крупной компании… И точек соприкосновения, помимо служебных, у вас с ним было крайне мало. – Я пытливо заглянул Ионенко в лицо, но с его взглядом не встретился. – То есть у вас своя компания, у него – своя… И вдруг – он с вами едет на охоту, причем не один раз, где у вас собственный круг общения.

– Откуда у вас такие сведения? – спросил Геннадий Викторович, так и не посмотрев мне в глаза.

– Я ведь журналист, вы не забыли? – ответил я с легкой улыбкой. – И у меня много собственных источников информации, которые, к сожалению, я не могу вам назвать, поскольку веду журналистское расследование убийства вашего водителя Василия Анатольевича Левакова. Но могу вас заверить, – добавил я, – что сведения, которыми я располагаю, получены из достоверного и проверенного источника.

Ионенко, наконец, взглянул на меня и хмыкнул:

– Он использовался как обслуга. Ну, принеси-унеси, сделай, подай, помой посуду, разожги костер… Обслуга, в общем… Вы понимаете, о чем я? А еще, знаете, на охоте иногда выпивают.

– Да вы что? – делано удивился я.

– Да, представьте себе, – ухмыльнулся Геннадий Викторович. – И я бы даже сказал – не иногда, а весьма часто…

– Вынужден согласиться с вами.

– Вынуждены? То есть в принципе вы не хотите со мной соглашаться, но приходится?

– Ну, где-то так, – не сразу ответил я.

– Только не пойму, к чему все эти ваши вопросы? Вы что, подозреваете меня в чем-то? – вдруг посуровел исполнительный директор.

– Да упаси бог! – округлил я глаза. – Я не следователь и такой прерогативы, как подозревать кого-то, не имею. У меня просто есть свое частное мнение… Так вы, простите, сказали, что на охоте часто выпивают. Значит, вы брали Левакова с собой, чтобы не садиться за руль выпившим?

– Нет, просто по утрам я всегда чувствую себя не самым лучшим образом… – сказал Геннадий Викторович, скорбно поджав подбородок. – Даже если накануне выпил всего-то две рюмки. Потом целый день хожу разбитым! Организм у меня такой…

– Бывает, – констатировал я. – И последний вопрос: а на охоту вы с кем ездите?

– С Олегом Дмитриевичем и Станиславом Николаевичем, – немного помедлив, сказал Ионенко.

– Это с учредителями вашей компании? – задал я вопрос, который можно было и не задавать. – С генеральным директором и председателем совета директоров?

– Именно, – ответил Геннадий Викторович и посмотрел на часы: – Простите, у меня мало времени. Нужно работать!

– Понимаю, – кивнул я, вставая с кресла. – Спасибо, что уделили мне внимание.

– Пожалуйста. Для прессы мы всегда открыты.

– И это правильно, – ответил я и выключил диктофон.

Так закончился мой разговор с Геннадием Викторовичем Ионенко. Непростой разговор, следует признать. И наводящий на многие размышления…

Глава 9

Особняк на Верхней Красносельской, или Как меня поначалу уничижал шеф, а потом внимательно и уважительно слушал

После разговора с исполнительным директором риелторской компании «Бечет» я впал в глубокие раздумья.

Что предпринимать дальше?

Поговорить с господами генеральным директором агентства Олегом Дмитриевичем Колупаевым и председателем совета директоров Станиславом Николаевичем Дунаевым?

Но что это даст?

Нового от них я вряд ли что узнаю. Левакова они знали еще меньше, нежели Ионенко. Зачем им знать какого-то водилу? Ну, моет кастрюли, и ладно… Добьюсь я аудиенции, предположим, у генерального директора. Приду к нему…

Я. Здравствуйте. Я – Аристарх Русаков. Представляю телеканал «Авокадо». Веду журналистское расследование по поводу убийства Василия Левакова.

КОЛУПАЕВ. Это кто?

Я. Ваш водитель.

КОЛУПАЕВ (удивленно). Мой?

Я. Нет, не лично ваш. Леваков был водителем у вашего исполнительного директора Ионенко.

КОЛУПАЕВ. А‑а… Ну, может быть…

Я. Вы что-нибудь можете сказать о Левакове?

КОЛУПАЕВ. Нет.

Я. Совсем?

КОЛУПАЕВ. Ну, что там сказать? Костер быстро разжигал.

Я. Но вы ведь слышали, что его убили?

КОЛУПАЕВ. Да, слышал. Каждый день практически я слышу, что кого-нибудь убивают… Что делать? Таков наш несовершенный мир.

Я. А мне казалось, что вы могли бы его знать ближе, поскольку он вместе с вами ездил на охоту, и не раз.

КОЛУПАЕВ. Я бы не сказал «ездил вместе с нами»…

Я. А как бы вы сказали?

КОЛУПАЕВ. Я бы сказал, что он возил одного из нас. Иначе, водку я с ним не пил. Табель о рангах никто не отменял.

Я. Понял. А кроме водительской, Василий Леваков исполнял еще какие-либо функции?

17
{"b":"257612","o":1}