ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

–Три года.

–Нравится?

–Да, в общем-то.

–А я всего десять дней. Живу у дочери с зятем. Они здесь шесть лет. Мы два года назад приезжали к ним с женой…

–Вы развелись с ней, чтобы заключить фиктивный брак? – спросила напрямик Татьяна, решив, что он специально завел разговор о жене.

–Нет, Танечка… Я овдовел.

–О, извините сердечно! Я не хотела.

–Я знаю. Дело в том, что кроме дочери и внука у меня никого не осталось, а она далеко. От России далеко.… Ну, в общем, не знаю, как это пришло ей в голову, но Люся всегда была затейница. Она дала это объявление в газету. Да я не возражал, собственно. Фиктивный брак ведь ни к чему не обязывает…

–И много Вам звонило женщин? – с холодком спросила Татьяна.

–Две только, но они заломили такую цену! – Он виновато улыбнулся.

К ним подошел официант и принес заказ, поставил перед каждым тарелку с пиццей и откупорил бутылку вина. Затем наполнил их бокалы, пожелал приятного аппетита и удалился. Какое-то время оба молчали.

–Мне ужасно неловко перед Вами, Танечка, – вдруг произнес Евгений. – Я понимаю, что поступаю плохо. Когда Вы позвонили мне, я решил, что это последний шанс, поэтому был так настойчив. Но, увидев Вас, тотчас пожалел о содеянном.

Татьяна сделала движение, желая подняться и уйти, но он задержал ее за руку.

–Нет, Вы не так поняли, Танечка! Вы очень симпатичная. Я имел в виду, что Вы не похожи на тех хищных женщин, с которыми я встречался.

–На что Вы рассчитывали, давая такое объявление? – смягчилась она.

–Да не знаю! – Он махнул рукой. – Это с самого начала была идиотская затея.

–Чем Вы занимаетесь? – с интересом спросила Татьяна.

–Я физик, работаю в НИИ. А Вы?

–Там преподавала математику, а здесь продавец в супермаркете.

–Грустно все это. А где Ваш муж? Вы развелись?

–Я никогда не была замужем…. – тихо сказала Татьяна, чувствуя, как к глазам подступают предательские слезы.

Неожиданно она почувствовала легкое похлопывание его руки по своей. Невероятно, но ей стало легче.

–В жизни всякое бывает, Танечка. Тут уж ничего не поделаешь. Моя жена была актрисой. Нет, не из тех, которых знает и любит вся страна. Она играла в небольшом театре вторые роли. Таких актеров тысячи. Она была красива и талантлива, но ей не давали выдвинуться. В мире искусства царят свои законы. Так вот, когда она, наконец, получила главную роль, у нее случился обширный инфаркт. Она умерла, не сыграв этой роли, которую ждала всю жизнь. На панихиде директор театра долго говорил о ее таланте и заслугах, но Мария уже не могла это услышать… Ей было всего сорок пять…

–О, это ужасно! – с искренним сочувствием произнесла Татьяна.

Собственные невзгоды как-то отошли на второй план. Какое-то время они ели, молча, каждый думая о своем. Татьяна – о том, что, если всё, что сказал Евгений, – правда, то он вполне приличный человек. А он думал о том, что эта симпатичная женщина заставила его разоткровенничаться, чего он никогда не делал перед первым встречным. Что-то в ней есть такое, что вызывает доверие, и желание раскрыть душу. Евгений наполнил опустевшие бокалы.

–За Вас, Танечка! Вы заслуживаете всего самого лучшего!

–Спасибо… – Она была тронута его словами. – И за Вас, Евгений! Я искренне желаю, чтобы у Вас все получилось.

–Пустая затея! – Он махнул рукой. – Не будем об этом!

Они выпили кофе. Евгений рассчитался и предложил прогуляться. Они пошли до Ратуши, затем свернули на узкие улочки старого города.

–Мне всегда нравилась готика, – произнес Евгений. – Есть какое-то неуловимое сходство между Гамбургом и Питером. Вы не находите?

–Я никогда не была в Питере, – отозвалась Татьяна. – Я всю жизнь провела в Казахстане, в Караганде. Правда, однажды ездила в Москву.

–Танечка, смотрите! Музей Брамса. Зайдем?

Они зашли, взяли билеты. Хранительница музея рассказывала им о жизни и творчестве великого музыканта. Татьяна переводила Евгению ее слова почти синхронно. Когда они уже уходили, пожилая женщина угостила их шоколадными конфетами. Она добавила, что Брамс очень любил угощать конфетами детей и всех знакомых. Она также посоветовала им пройтись вдоль Peterstraße[1] и полюбоваться старой архитектурой. Они гуляли, разговаривали на самые разные темы и расстались только под вечер на станции. У обоих было какое-то ощущение неловкости. Евгений даже не заикнулся о новой встрече, хотя ему очень хотелось увидеть ее снова. Татьяна помахала ему рукой из окна, а он с грустью смотрел вслед увозившему ее поезду.

***

–Ну, как наша «невеста»? – спросила дочь, едва Евгений вернулся домой.

–Люся, прекрати! – строго произнес отец. – Сними это объявление, и забудем!

–Сколько она хочет? – не унималась дочь.

–Ничего она не хочет! – взорвался Евгений. – Она не из таких…

–Зачем же она пришла, если ты четко изложил в объявлении, чего хочешь?

–Вернее, ты изложила…

–Без разницы! Так о чем вы сговорились?

–Люся, это не тот случай… Татьяна чистая порядочная женщина.

–Чистым порядочным женщинам тоже нужны деньги!

–Оставь это! Я не собираюсь заключать никаких браков!

–Хочешь, я сама с ней поговорю? – предложила Люся. – Она одинока?

–У нее взрослая дочь. Не надо с ней говорить! Оставь ее в покое!

Люся искоса посмотрела на отца. Обычно спокойный и сдержанный, сейчас он явно нервничал. «С чего бы это? Может, эта женщина понравилась ему? – мелькнуло у неё. – Неужели, он способен так скоро забыть маму и влюбиться? Всего полтора года прошло, как ее не стало!»

– Она тебе понравилась? – ревниво спросила дочь, вглядываясь в его лицо.

–Люся, оставь отца в покое! – возмутился Виктор, ее муж. – Не твое это дело!

–Пойдемте ужинать! – примирительным тоном произнесла она. – Вадик, мой руки!

За столом царило молчание. Только Вадик время от времени подавал реплики.

–Дедуля, у меня велосипед сломался. Починишь?

–Да, малыш, - кивнул Евгений и улыбнулся внуку.

После чая он отправился с ним в подвал и допоздна ремонтировал новый велосипед, хотя работы было на полчаса. Ему не хотелось разговаривать с дочерью. Евгений сам не мог разобраться в своих чувствах, но Люся невольно помогла ему. Да, Татьяна ему нравилась, и очень сильно. Но, о том, чтобы связать с ней судьбу, не может быть и речи: она никогда не поверит в искренность его чувств из-за объявления в газете.

Тем временем Люся, моя посуду, выслушивала упреки мужа.

–Что ты в душу к нему лезешь? – негромко, но веско говорил он. – Он еще достаточно молод, чтобы устроить свою судьбу.

–Тебе хорошо рассуждать! Он ведь не твой отец! Откуда тебе знать, что я чувствую? – со злостью выпалила она.

Это был удар ниже пояса. Виктор остался без отца совсем крохой. Мать воспитывала их с братом одна, тяжело и много работая. Он всегда мечтал об отце, сильном и умном, какой был у Васьки, его школьного товарища. Когда Виктор женился, то вся его нереализованная сыновья любовь выплеснулась на тестя. Тем более, тот был отзывчивым человеком, сразу принял его, как родного. У них были теплые родственные отношения. Виктор побледнел и молча вышел из кухни.

– Ой, Витенька! Извини, милый! – спохватилась Люся, выбегая за ним. – Вить! Ну, что ты, в самом деле?! Я не хотела!

–Оставь меня! – холодно произнес муж. – Видеть тебя не хочу!

–Витенька! – Она вытерла руки о фартук и ласково обняла его. – Прости меня, пожалуйста…дорогой, ну я не подумала…

Муж тяжело вздохнул и ответил на ее объятья. Он любил жену.

–Насть, ты не лезь к нему, ладно? –попросил тихо.

–Ладно...

***

Татьяна вернулась домой, подогрела ужин и долго смотрела на тарелку. Есть не хотелось. Ничего не хотелось одной. Она подумала о том, как славно сегодня прошел день. Как было бы хорошо проводить с близким человеком все свое время: вместе сидеть за столом, гулять по городу, решать какие-то проблемы, ходить в гости. Она со смущением подумала, как хорошо было бы делить с ним постель. С этими мыслями она спрятала нетронутый ужин в холодильник, с ними же и уснула. А утром поспешила к маме, помочь приготовить обед к приходу всей родни. Они полдня жарили, пекли, нарезали салаты, и в этих хлопотах Татьяна видела лишь радости семейной жизни, а не труд. Как она хотела бы заботиться так о муже, детях, внуках, как ее мама, которую все любят и уважают! Семидесяти лет, полная, но необыкновенно энергичная Эльза Вольфовна была душой многочисленного семейства. Она прекрасно со всеми ладила и помогала решить любую проблему своим близким. Обладая житейской мудростью и врожденным чувством такта, интеллигентная и доброжелательная, она всегда торопилась прийти на помощь тому, кто в ней нуждался. Внуки души в ней не чаяли, невестки и зятья уважали, муж и дети преданно любили. Одного ее взгляда за столом было достаточно, чтобы приструнить разбаловавшихся детей или мужчин, решивших выпить лишнего. Она помогла всем детям получить образование и хорошие профессии. За столом собралось больше двадцати человек. Мать с гордостью поглядывала на свое семейство, подкладывая лакомые кусочки малышам и сдержанно расспрашивая каждого взрослого о его делах. Она поставила так, что все ладили между собой и поддерживали друг друга в жизни. Эльза Вольфовна понимала, что только так, живя кланом, они смогут чего-то добиться в этой стране, на их исторической Родине.

2
{"b":"257634","o":1}