ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Порядковый номер жертвы
Счастливый мозг. Как работает мозг и откуда берется счастье
Квази
Я слежу за тобой
Сварга. Частицы бога
Афера
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
О чём не говорят мужчины, или Что мужчины хотят от отношений на самом деле
Интернет вещей. Новая технологическая революция

Ричард Старк

Плакальщик

Часть первая

Глава 1

Когда астматически дышащий парень наконец забрался с пожарной лестницы в комнату, Паркер ловким ударом сбил его с ног и отнял пистолет. Астматик глухо стукнулся головой о ковер, но тут же на спину Паркера обрушился еще кто-то, словно тяжелый охотничий рюкзак, да к тому же имеющий руки. Поворачиваясь, Паркер упал так, чтобы “охотничий рюкзак” оказался под ним, но прием не вполне удался. Оба рухнули с грохотом боком. Пистолет отлетел в сторону...

В комнате было абсолютно темно, лишь окно выделялось бледным прямоугольником. Паркер и “охотничий рюкзак” несколько минут барахтались на полу. Последний никак не хотел ослабить свою хватку, прижимаясь изо всех сил к спине Паркера.

Тут астматик, придя в себя, нацелился ударить Паркера по голове. Но Паркер хорошо ориентировался в комнате даже во тьме, ибо последние недели только в ней и жил. Он перекатился туда, где не было никакой мебели. Преследующий его астматик наткнулся на кресло и упал. Паркер, стукнувшись о стену, стал карабкаться, пока полностью не поднялся на ноги. “Охотничий рюкзак” по-прежнему висел у него на спине, колотя ногами Паркера по бедрам. Левой рукой он схватил Паркера за грудки, а правой — продолжал бить по затылку.

Переместившись на середину комнаты, Паркер боком подбежал к стене и дважды ударил об нее висящего на спине. “Охотничий рюкзак” отвалился. В другом конце комнаты астматик все еще плутал во тьме среди мебели. Заметив его неясный силуэт на фоне бледного прямоугольника окна, Паркер ринулся к нему и ударил. Астматик свалился и, падая, перевернул мебель.

Паркер подождал несколько секунд, воспользовавшись паузой, чтобы отдышаться. Не услышав никакого движения, он подошел к окну и запер его на шпингалет. Задернул венецианские шторы и включил настольную лампу, стоявшую на туалетном столике у постели.

В комнате царил страшный беспорядок. Одна кровать была повернута под углом в сорок пять градусов к стене. Матрацы полуразбросаны. Туалетный столик сдвинулся с обычного места, загораживая дверь в туалет, а продырявленная корзина для мусора и бумаг валялась в центре комнаты на боку. Все четыре кресла перевернуты, и у одного из них сломаны подлокотники.

Паркер прошел через весь этот кавардак полюбоваться на свой улов.

Началось все пятнадцать минут назад, когда Паркер, одетый, лежал в темноте на кровати, думая о разном и ожидая возвращения Генди. Было уже больше одиннадцати часов. Генди задерживался. Паркеру нравилось лежать в темноте, поэтому он выключил свет. Окно было открыто, ибо ноябрьские ночи в Вашингтоне, округ Колумбия, хотя и прохладные, но приятные. Неожиданно из окна донесся подозрительный легкий шум. Кто-то явно старался как можно тише взобраться по пожарной лестнице...

Квартира находилась на четвертом этаже. Поднявшись с постели, Паркер подошел к окну и прислушался. Кто-то поднимался по пожарной лестнице так же тихо, как грохотали пушки во Вторую мировую войну, хотя прилагал массу усилий, чтобы не шуметь. Этот астматически дышавший некто остановился на уровне окна и немного выждал, наверное желая удостовериться, что в комнате никого нет. Делалось все так по-любительски, что Паркер не мог принять всерьез действия астматика, поэтому второй нападавший застал его врасплох...

Прекрасные порядки в этом отеле. Никого не интересует шум, если тот продолжается меньше десяти минут.

Оба “гостя” были без сознания. “Охотничий рюкзак” валялся у стены, уткнувшись в пол лицом, а астматик лежал на спине. Паркер обыскал их.

Астматик оказался маленьким коротышкой, прыщавым, пятидесяти лет или чуть больше. С виду довольно поистрепавшийся пьяница, в мешковатых серых брюках и фланелевой рубашке вылинявшего красноватого оттенка, ставшей похожей на брюки. Двубортный темно-синий пиджак, довершавший его одеяние, сохранил лишь одну пуговицу, а подложные плечи оказались наполовину в рукавах. На ногах у него были коричневые дырявые ботинки и белые шерстяные носки.

Паркер прощупал его карманы. В правом кармане пиджака обнаружил бойскаутский нож с обычными добавочными приспособлениями — штопором, пилкой для ногтей и тому подобным. Словом, со всем, кроме необходимого лезвия. А в левом кармане был ключ от номера отеля. На прикрепленной к ключу бирке значилось: “Отель “Регаль”, 27”. В нагрудном кармане рубашки находилась мятая пачка сигарет “Кэмел”, а в левом кармане брюк сорок семь центов мелочью. Из заднего кармана брюк Паркер вынул потертый старый бумажник, сделанный под крокодиловую кожу, с двухцветной картинкой ковбоя на одной стороне и подковой на другой. В бумажнике находилась сотня долларов новыми десятками и четыре старые однодолларовые купюры. Там же хранились полдюжины использованных билетов в кинотеатр, длинная узкая вырезанная из газеты фотография ресторанной танцовщицы по имени Необузданная Фелина, карточка социального обеспечения и членская карточка местного филиала номер 802 Международного союза поваров и помощников по кухне. Обе карточки выписаны на имя Джеймса Ф.Вилкоксина.

Это было все. Паркер оставил Вилкоксина и перешел к “охотничьему рюкзаку”, который начинал подавать признаки жизни. У него были прямые длинные мокрые волосы песочно-белого цвета. Паркер, зажав в кулаке часть этой гривы, стукнул головой “рюкзака” об пол. Тот перестал шевелиться, и Паркер перевернул его на спину.

Этот, с лицом хорька, тоже был коротышкой, возможно худее первого, примерно лет на двадцать моложе. Одет во все черное. Черные ботинки и носки, черные брюки и черный шерстяной вязаный свитер. Пальцы рук тонкие и длинные, ноги узкие.

Под черным свитером синяя хлопчатобумажная рубашка. В кармане солнцезащитные очки. В правом кармане брюк пятьдесят шесть центов мелочи и ключ от двадцать девятого номера отеля “Рогаль”. В левом кармане — пачка купюр новенькими десятками. Тоже сто долларов. В левом заднем кармане брюк — пистолет “беретта-ягуар” 22-го калибра 3,5 дюйма. В правом кармане брюк находился бумажник с семью долларами и подборкой различных вырезок из газет об арестах Дональда Скорби по разным поводам, большей частью за нападения, хулиганства в пьяном виде и один раз — за наркотики. В бумажнике также лежала закатанная в целлофан уменьшенная фотокопия свидетельства об увольнении подчистую из военно-морских сил по состоянию здоровья, выписанная на имя Дональда Скорби.

Паркер забрал две пачки новеньких десяток и “беретту”, а все остальное вернул в карманы Скорби и Вилкоксина. Потом связал обоим руки за спиной шнурками от их же ботинок, а брючными ремнями — ноги у коленей. Скорби вновь стал приходить в себя, и его пришлось опять успокоить, но Вилкоксин все еще был вырублен и тяжело дышал открытым ртом.

Паркер, оценивающе окинув взглядом гостей, решил сосредоточиться на Вилкоксине. Заткнув рот Скорби салфеткой и полотенцем, он оттащил его в туалетную комнату и сунул в ванну. После этого он принялся искать в комнате второй пистолет, выбитый у Вилкоксина в самом начале драки.

Пистолет обнаружился под туалетным столиком. “Смит-и-вессон”, “терьер”, пятизарядный, 32-го калибра. Паркер взял его и “беретту” и уложил оба пистолета в свой чемодан. На часах было 11.35, что означало для Генди опоздание более чем на полчаса. Значит, все же с ним что-то произошло.

Паркер успел навести порядок в комнате, а Вилкоксин еще не пришел в себя. Подтащив к стене, Паркер усадил его так, чтобы тот опирался о нее спиной, а потом пинком привел в чувство. Жалобно застонав, Вилкоксин пришел в себя, помотал головой, не открывая глаз. От него немного попахивало спиртным. Лицо серое, если не считать два ярко-красных пятна на скулах, напоминавших более всего клоунский грим.

— Открой глаза, Джимми, — сказал Паркер.

Вилкоксин перестал стонать и открыл влажные и выцветшие синие глаза, словно с недопроявленного фотоснимка.

Ему потребовалось некоторое усилие, чтобы рассмотреть лицо Паркера. Красные пятна на скулах еще больше покраснели или, возможно, побледнело серое лицо.

1
{"b":"25764","o":1}