ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда в его руках зашуршали ассигнации, они еще не являлись для него деньгами: он представлял деньги лишь в валюте своей страны. Но ничего, он быстро привыкнет использовать эти незнакомые зеленые бумажки с изображением президентов и общественных зданий. Деньги сыпались из полой фигуры Аполлона, как из рога изобилия, заполняя больше и больше чемодан. В возбуждении, ужасе и удовольствии, которые так сплелись, он дошел почти до обморока. Он набивал карманы и одновременно ласкал зеленые купюры. А когда вытащил руку из кармана, пальцы его сжимали маленький и черный смертоносный пистолет.

Оба попытались избежать удара, бросившись в разные стороны и сбивая статуэтки, но возбуждение Менло заканчивалось в его кисти. Рука была спокойна и тверда. Он дважды выстрелил. Оба упали. Они должны былиупасть. В один молниеносный миг Огюст Менло стал непобедимым. Его палец дернулся дважды. И противники прекратили существование. Их продырявленные тела валялись у его ног.

Он сунул пистолетик обратно в карман, услышав при этом вновь хрустящее шуршание банкнотов, и поторопился поднять оброненные. Слева у него под мышкой была зажата статуэтка, а ставший значительно тяжелее чемодан оттягивал правую руку. Он раскраснелся, как в лихорадке, и чувствовал себя победителем. Он даже не помнил, выключил ли он свет, когда уходил.

Глава 2

Менло снился сон.

Сначала ему приснился пляж, уставленный огромными круглыми пляжными зонтами. Толпы людей плавали и плескались на мелководье. На женщинах были шерстяные купальные костюмы и шляпы с большими полями, отбрасывающими тень на лица. Они праздно глазели на воду, на мужчин и на других загорающих женщин, лежавших на животе на простынях. Стоял непрерывный гул. Крики, смех, плеск воды и шум прибоя. Дети бегали. Люди сновали туда-сюда. Все смешалось и отодвинулось в сознании Менло куда-то в сторону. Крики и плеск воды звучали приглушенно, а вся пляжная суета казалась замедленной киносъемкой.

К Менло через пляж шла женщина. Высокая, с золотистым загаром, изящная блондинка с приятной округлостью форм там, где положено. Совершенно обнаженная. Но кроме него, никто не обращал на нее никакого внимания. Она подходила все ближе и ближе с многообещающей улыбкой. Он узнал ее, но не мог вспомнить имени. Смотрел, стараясь вспомнить имя и удивляясь, что ни один человек на пляже не встревожен ее наготой. Ему в глаза ударило солнце, наполнив их слезами. Он закрыл их с облегчением, а когда снова открыл, женщина оказалась еще ближе, но теперь у нее было лицо Паркера.

— Не-ет!.. — закричал Менло, и внезапно в огромном облаке из огня и дыма женщина исчезла. Он глядел на воду. Огромный, с белыми парусами корабль плыл прямо на него и стрелял по пляжу из пушек. Вокруг взметались клубы огня и дыма. Люди кричали и бежали в разные стороны.

Он упал на колени и стал зарываться в; песок. Но тут прозвучал голос: “Почему бы тебе не нажать на капсулу и не избавиться от необходимости все это рыть, мой друг?”

Он поднял глаза и увидел сидящего на кухонном стуле и улыбающегося ему Спэнника. Кухонный стул под тяжестью его тела очень медленно тонул в песке.

— Ты мертв! — закричал он, и лицо Спэнника превратилось в лицо Паркера. Менло закрыл глаза, понимая, что обречен. Снова открыл и оказался в комнате мотеля со стеной, покрашенной в зеленый цвет. Другая стена была белая. Третья — желтая. Четвертая — из стекла, задернутая трехцветной шторой. Он был один.

Встал. Медленно пришло осознание, что это реальность, что он проснулся и ночной кошмар закончился. Руки дрожали. Рот полуоткрыт. Он попытался его закрыть, но челюсть снова отвисла. Он попытался опять его закрыть, но безрезультатно. Он все старался закрыть рот, сидя посередине кровати, похожий на жирную розовую рыбу. Руки дрожали. Рот открывался и закрывался, словно ему не хватало воздуха. Но действительность постепенно брала свое. Через минуту он поднялся с кровати и остановился в центре комнаты. Голый во имя Соединенных Штатов и Бет Харроу.

Кошмары донимали его и раньше. Особенно если он упорно работал. Или когда задание оказывалось необычно сложным. Как, например, когда нужно было подвергнуть чистке старого друга. Он знал, что такое кошмары. И знал, как с ними бороться, как от них избавляться. Хитрость заключалась в том, что нужно последовательно еще раз вспомнить кошмар, деталь за деталью, вспомнить возможно полнее и отгадать, какая часть жизненного опыта привела к такому извращению во сне.

Все еще дрожа, он закурил сигарету и обнаружил, что даже американские сигареты отвратительны, если закуриваешь сразу после сна, натощак. Все же табак должен помочь успокоить нервы. Он поморщился и глубоко затянулся.

Итак, кошмар. Во-первых, пляж. Это легко. Был один из таких пляжей на Каспийском море. Он никогда там не бывал, но видел подобные пляжи в кино. В данном случае это отождествлялось с Майами-Бич, пляжем, тоже им не виденным ни разу, даже в кино. Обнаженная женщина. Бет Харроу, конечно. Странно, что во сне он не мог вспомнить ее имя. Возможно, это означало — она еще не стала для него родной. Она, стюардесса авиакомпании и все женщины из американских журналов были для него просто эротической целью с взаимно заменяемыми телами, лицами и именами. Одна бы сгодилась точно так же, как и другая. Он был до некоторой степени удивлен и доволен тем, как много места заняло в его подсознании приключение с Бет Харроу.

Следующее. Лицо Паркера. Оно появлялось в кошмаре дважды. И каждый раз вроде бы пристегнуто к чужому телу. Конечно, он познакомился с Харроу через Паркера, но лицо Паркера оказалось и у Спэнника, значит, ответ должен быть иным.

Получается, что у Паркера и вовсе нет тела, ведь Менло его убил. Может, его мстительно преследует какая-то субстанция Паркера? Или его друзья? Трудно представить, что у такого человека были друзья. Кроме того, даже если они у него и имелись, что они могли знать о Менло? Ничего. Лишь эта женщина, Харроу, одобрившая убийство им Паркера. Значит, дважды появившееся лицо Паркера просто обостренная реакция на устранение такого сильного противника.

Следующее. Корабль с белыми парусами. Он задумался на несколько минут, шагая взад и вперед перед кроватью. Наконец, все встало на свои места. Песенка Дженни из кинофильма “Остров Сокровищ”. Пиратский корабль. Менло угрожала опасность от пиратов. Сначала от Организации. Потом — от Паркера и Мак-Кея. Появление корабля отмечало этот факт. То же верно и для появления Спэнника. Во сне ему приснились слова, какие тот произносил тогда ночью, в подвале.

Теперь он понимал свой сон. И ужас исчез. Он подошел к ночному столику, взял часы. Без десяти минут четыре. Он проспал шесть часов, глубоко заснув сразу по возвращении сюда из дома Кейпора и ощущая после грабежа и убийства возбуждение, совсем не похожее на вялость и опустошение, донимавшие его раньше. Его мозг очистился от всех ужасов посетившим его кошмаром. Теперь Менло отдохнул и успокоился.

Настало время двигаться в путь. Согласно объяснениям Мак-Кея, ему именно сейчас и следовало ехать дальше.

Расслабившись и никуда не торопясь, он принял душ, потом переоделся в чистую одежду, упаковал чемодан, взял другой, с деньгами, и на цыпочках вышел из номера мотеля.

На улице его ожидал “понтиак”. Он бросил оба чемодана на заднее сиденье, сел за руль и достал из бардачка дорожную карту.

Его интересовало, как можно выбраться на южную автостраду, находясь на северо-востоке от города. Он изучал незнакомую карту, разглядывая тонкие линии дорог и водя по ним кончиком толстого пальца. Наконец обнаружил дорогу, ведущую к автостраде вокруг столицы страны. Чтобы добраться до нее, нужно отправиться в Вирджинию, въехать на дорогу номер 330, выехать по ней к шоссе номер 1, идущему вдоль побережья до самого Майами.

Положив карту на сиденье рядом, завел двигатель. Он не привык к таким большим и удобным автомобилям. Сначала вел машину очень осторожно, слегка нажимая на акселератор на поворотах. И все же недооценил мощность двигателя, сделав слишком крутой правый поворот. Но в этом месте Висконсин-авеню была четырехполосной, а в такой час ни впереди, ни сзади даже видно не было ни одной машины.

19
{"b":"25764","o":1}