ЛитМир - Электронная Библиотека

Менло ехал сюда, чтобы толкнуть Плакальщика Харроу, возможно и для того, чтобы Харроу предоставил какое-нибудь прикрытие.

Оставалось единственное — ждать.

— Скажите Фридману, что Чарльз Виллис находится здесь и у него не заказан заранее номер, каковой ему бы пригодился.

— Мистер Фридман, сэр?

— Он ваш хозяин.

— Да, да. Один момент, пожалуйста. Потребовалось чуть больше, но когда дежурный возвратился, то был дружелюбен, и Паркер получил номер. Он позволил посыльному забрать свои чемоданы и отвезти в номер на пятом этаже с видом на пляж. Дал бою чаевые и уселся в кресле у окна, чтобы отдохнуть, глядя на океан. Он все еще чувствовал слабость в коленях.

Это было чуть раньше полудня в воскресенье. Ему не удалось получить место в самолете до нынешнего утра. Пришлось еще ночь провести в доме Кейпора. К тому времени пулю из Генди уже извлекли, и доктор надеялся, что тот выживет. Он возражал против перевоза раненого в другое место, но в конце концов дал согласие при условии, чтобы перевозили чрезвычайно осторожно и обращались как с хрупкой вещью. Значит, завтра санитарная машина отвезет Генди в санаторий.

Это и к лучшему. Если начальство Кейпора устанет ждать и займется его устранением, то может принять решение избавиться от всех обнаруженных в доме.

Утром Паркер чувствовал себя гораздо лучше, но проведенные в самолете часы утомили его. И сейчас он не мог избавиться от слабости и вялости. Рана под повязками ныла, а на спине слегка завернувшийся бинт сильно раздражал кожу.

Посидев немного, он поднялся с кресла, разделся по пояс и оглядел себя в зеркало, вставленное в дверцу шкафа. Бок по-прежнему был бурого цвета, поцарапан, но в целом выглядел получше, чем раньше. Бинты не сияли белизной, как тогда, когда их только что наложили, и вся перевязка ослабла, не была такой тугой, как прежде.

На пути из аэропорта он попросил таксиста остановиться у аптеки. Теперь в чемодане у него имелся запас бинтов и пластырей. Он снял старый бинт, поморщившись, когда пластырь вырвал на груди несколько волосков, бережно отлепил марлю с тампоном и увидел рану. Доктор вычистил ее и наложил швы. Кожа вокруг раны посветлела, и это хороший знак. Он сжал и разжал левую руку, поднял и опустил, наблюдая, как двигаются мышцы на боку. Кожа на краях раны натягивалась, но в какой-то степени это даже облегчало ноющую боль.

Потом он принял душ, стараясь, чтобы струи воды не попали на рану. Горячий душ и усталость подействовали — его потянуло ко сну. Он осторожно обтер кожу вокруг раны, чувствуя боль от прикосновения махрового полотенца, наложил свежую повязку и лег в кровать. Был почти полдень. Снопы золотого света лились в широкое окно. Паркер сонно наблюдал, как они тускнеют, пока не заснул.

Когда он проснулся, в комнате уже не было яркого солнечного света. Он совсем забыл о ране, по-обычному энергично вставая с постели, но острая боль в боку сразу остановила его. После этого он стал осторожнее.

Поглядел в окно. Темная густая и длинная тень отеля лежала на пляже. Часы показывали чуть больше трех часов дня. Желудок напомнил, что пришла обеденная пора. Он оделся и в лифте спустился в холл.

Ресторан был расположен налево, в противоположном конце холла. Он направился туда, но внезапно повернул к газетному прилавку. Взял журнал и стал листать, косо наблюдая за выходящим из ресторана Менло.

Жирный ублюдок выглядел весьма довольным собой.

Еще рано. Сейчас нет никакого смысла им заниматься, подумал Паркер. Надо точно узнать, где чемодан.

Он увидел, как Менло подошел к одному из внутренних телефонов, поговорил минуту-другую и направился к лифтам.

Едва двери лифта закрылись, Паркер положил журнал и подошел к стойке администратора. Спросил, появился ли Ральф Харроу и не ожидают ли его. Ответ был по-прежнему отрицательным. Итак, Менло только что связался с Бет.

Паркер поспешил к двери с надписью “Менеджер Д.А. Фридман”.В приемной сидела новая секретарша. Как обычно, пришлось попросить ее доложить Фридману, что его хочет увидеть Чарльз Виллис. Девушка пробормотала что-то в интерком и через минуту сообщила, что можно пройти.

Фридман, стройный и рослый, ростом пять футов и пять дюймов. Полностью лысый, с мощной бычьей шеей и головой в форме пули. Вид волевой, лицо доброе, с очками в роговой оправе. Расплывшись в улыбке, он обошел стол и протянул руку:

— Мистер Виллис, я счастлив, что помог найти вам номер.

— Хорошо вновь оказаться здесь, — проговорил Паркер голосом более мягким, чем обычно. И лицо его стало тоже приятнее. После стольких лет передряг он снова автоматически вошел в роль Виллиса.

Несколько минут они вели ничего не значащую беседу, восстанавливая дружеские отношения, которые Фридману нравилось поддерживать с постоянными клиентами. Затем Паркер попросил:

— Вы можете оказать мне еще одну небольшую услугу?

— Все, что в моих силах.

— Через день-другой в ваш отель прибудет Ральф Харроу. Дайте мне знать, когда он закажет номер. Ладно?

— А-а, вы знакомы с мистером Харроу.

— Мы старые друзья.

— Очаровательный человек. Очаровательный.

— Да. Именно так. Значит, вы сообщите мне?

— Конечно.

— Мне хочется устроить ему сюрприз. Просто сообщите, когда его ожидают и в каком номере он остановится.

— Конечно, мистер Виллис. Я буду более чем рад сделать это.

Они еще немного поговорили, и Паркер ушел. Поднявшись в свой номер, лег на кровать и приготовился ждать. О еде он абсолютно забыл.

Глава 4

Паркер услышал, как они вошли. Отец и дочь. Вслед за ними два посыльных внесли багаж. Ральф и Бет Харроу не проронили ни слова, пока те не вышли из номера.

Фридман предупредил его за полчаса до приезда Харроу. Много лет Паркер предусмотрительно поддерживал дружеские отношения с двумя-тремя работниками отеля. И один из них теперь провел его в номер. И вот он сидит в небольшой обеденной комнате справа от гостиной. Маловероятно, что сюда кто-нибудь войдет, а если кто и направится, то он может спрятаться на кухне.

Дверь между комнатами была открыта. Он стоял за ней и слушал. Бет рассказала отцу о Менло, объяснив, что Паркер мертв, а у Менло есть статуэтка и тот не будет слишком требовательным относительно цены. Менло, находясь в стране нелегально, хотел, чтобы Харроу помог ему устроиться и надежно поместить имеющееся с ним большое количество наличных денег.

— Каким образом я помогу ему здесь устроиться?! Я ничего не знаю о подобных вещах, — возразил Харроу.

— Разве это имеет значение? — недоумевала она. — Обещай ему все, что угодно. Когда получишь статуэтку, на все плевать! Что он тебе сделает?

— Это слишком опасно, Элизабет.

— Не вижу почему. Ты пообещаешь ему помочь. Он отдаст тебе статуэтку. Ты говоришь, что нужно несколько дней. Потом звонишь в ФБР и анонимно сообщаешь, что здесь находится без документов нежелательный иностранец. Они его забирают. На этом все кончается. Менло даже не сможет доказать, что именно ты его сдал. Он никогда не сможет создать тебе какие-нибудь проблемы. У него нет ничего против тебя.

— Я знаю...

Но Бет продолжала убеждать, и он вскоре согласился. Она сообщила имя, под которым здесь поселился Менло — Джон Огюст, и номер его комнаты. Харроу позвонил, минуту подождал и повесил трубку.

— Он предупредил портье, что будет на пляже. Они вызовут его по пейджеру.

— В таком случае я лучше уйду отсюда.

— Я позвоню тебе, когда все кончится.

— Ты хочешь, чтобы я сообщила в ФБР, не так ли?

Его голос был слабым.

— Если хочешь.

— Не волнуйся, папочка. Бет обо всем позаботится.

Через несколько минут в соседней комнате зазвонил телефон. Харроу коротко переговорил с Менло, сообщившим, что будет через час. Паркер устроился поудобнее и стал ждать.

Менло наконец прибыл и уселся обговаривать условия с Харроу. Все было так, как сказала Бет, плюс неожиданная просьба о зубном враче. Харроу согласился на все. Казалось бы, делу конец. Но внезапно Харроу стал расспрашивать Менло, и тот вынужден был рассказать всю историю своей жизни. И только тогда они закончили разговор.

28
{"b":"25764","o":1}