ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вновь прошел в номер “Д”. Запер за собой дверь и положил ключ в карман Менло. Бет постучала минут через десять. Он открыл, и та уставилась на него.

— Входи, Бет, — пригласил он. Одетая в розовые брюки, белую блузку и японские сандалии, она вошла молча и все глядела на него.

— Пройди сюда, Бет. — Он взял ее за локоть и провел через гостиную на террасу. Указал в угол.

— Менло... — прошептала она.

— Как он был, Бет?.. В постели, я имею в виду.

— Ты убил его? — спросила она тем же шепотом.

— Еще лучше: Менло сам себя убил. Исполнил работу тщательнее, чем в отношении меня.

— Он клялся, что ты мертв. Он описал, как сделал это. Как тогда бы он мог забрать у тебя статуэтку, если ты не был мертв?

Паркер вернулся в гостиную. Она проследовала за ним.

— Хочешь выпить, Бет?

— Пожалуйста.

— Ты знаешь, где бар. Я хочу виски. Она заколебалась. Затем прошла к бару и достала напитки. Принесла ему виски. Он сделал глоток. Она не могла отвести от него глаз.

— Тебе нравятся сильные мужчины, — проговорил он. — Вот в чем дело. Правда? Тебя не интересует, как они выглядят или как они пахнут. Хороши они в постели или нет. Ты просто любишь сильных мужчин. Менло собирался обмануть меня. Это делало его сильным, и ты пустила его в постель в Вашингтоне. Затем он приехал сюда и сообщил, что действительно убил Паркера. Это сделало его самым сильным из всех. Ты хорошо провела прошлую ночь. Бет?..

— А пошел бы ты... — выругалась она. Он допил и отставил стакан.

— Сегодня вечером я уезжаю, — продолжал он. — После случившегося между нами все кончено. Тебе нельзя доверять. Ты слишком любишь наблюдать за насилием. Но у нас есть несколько часов перед моим отъездом.

— Как ты это сделал, Паркер?.. Чак, как ты это сделал с ним?.. — прошептала она.

— Менло мертв, — заключил он. — Я жив. У меня деньги, с которыми тот попытался скрыться. Я доставил Плакальщика твоему отцу. И получил от него пистолет. Да. Пистолет у меня. Кто сегодня самый сильный. Бет?

Он чувствовал, как в нем растет сильное возбуждение, словно электричество разливается по всему телу, заставляя забыть о всех ранах и царапинах. Так всегда бывало после окончания дела. Теперь он — сатир, неистощимый и ненасытный. В нем двенадцать футов роста.

Он направился к спальне.

— Сюда, Бет. — Он увлекал ее за собой. — У нас еще пять или шесть часов.

Охотно подчинившись его воле, она закрыла дверь в спальню.

Глава 5

Кейпор открыл дверь сам. В Вашингтоне было холоднее, чем обычно. Паркер вошел с чемоданом в руках и поставил его на пол. Расстегнул пальто. Кейпор заговорил первым:

— Как я понимаю, все прошло успешно.

— Все здесь, в чемодане. В силу разных причин здесь на сто долларов меньше обещанных пятидесяти тысяч.

— Пусть будет по-вашему, — ответил Кейпор. — Могу предложить вам выпить?

— Лучше дайте адрес санатория, куда помещен мой приятель.

— Ах да. Кажется, у меня есть визитная карточка.

Паркер ожидал в холле, пока Кейпор ходил в гостиную. Он вернулся через минуту с визиткой и передал ее Паркеру. Место называлось Твин-Маплз, оно располагалось за городом, в Бетезде. На визитке карандашом написано: “Роберт Моррис”.

— У вашего приятеля в бумажнике имелись три варианта водительских прав на разные фамилии, — объяснил Кейпор, — я выбрал это имя. Под ним он там и находится.

— Хорошо. — Паркер положил визитку в карман.

— Неприятно покидать это место подобным образом, — вздохнул Кейпор. — Сегодня вечером я уезжаю.

— Уже поднимается шум? — Паркеру было наплевать. Но, так или иначе, Кейпор нуждался в слушателе.

— Пока нет. Но кто знает? Я надеялся уехать отсюда неспешно и красиво. Все упаковать — книги, монеты, статуэтки, одежду. Поселиться в безопасном месте, окружить себя любимыми вещами и доживать с удовольствием дни. А вынужден отправляться налегке, спешить. Взять меньше половины денег и оставить все, что люблю, здесь... Однако я сохранил жизнь, здоровье и часть денег, которые вы мне вернули. У меня есть преимущество перед теми, кто неизбежно будет меня преследовать. Что ж! Мне не следует слишком сильно жаловаться.

— Рад, что все так хорошо для вас сложилось, — сказал Паркер, потянувшись к ручке двери.

— Конечно, мне придется покинуть Соединенные Штаты, хотя бы временно. Но вдруг мы случайно где-то встретимся, и, возможно, тогда-то я смогу отплатить вам за все, что вы для меня сделали.

— Может быть, и так. До свидания, как бы вас потом ни звали. До свидания, Кейпор.

Паркер вышел на холодную улицу, прошел по дорожке к ожидающему его такси. Таксисткой снова оказалась цветная женщина в какой-то дурацкой шляпке. Подобными водителями переполнены вашингтонские такси.

Паркер, сев в машину, прочитал на визитке адрес, женщина-водитель кивнула, и такси рвануло от тротуара.

По пути Паркер пытался представить себе, о чем сейчас думает Генди. Странно, конечно, но Генди решил “завязать”, бросить гангстерское дело. В рэкете всегда очень много таких, как Генди: еще одно дельце за хорошую плату и они выйдут из дела. Впрочем, Генди уже много лет пытался после “еще одного дела” выйти из их бизнеса.

Но в этот раз, кажется, он действительно выполнит свое желание. Купил себе кафе возле базы ВВС в Приск-Айл, штат Мэн, и решил сам в нем работать.

Он даже официально приобрел машину для себя, повесил на нее настоящие, а не фальшивые номера. Походило на то, что он выходит из рэкета.

Вероятно, Генди на этот раз отправится в Приск-Айл, штат Мэн, навсегда.

Частный санаторий представлял собой большое старое кирпичное здание, окруженное кленами. Похоже, раньше оно являлось жилым домом, но квартал потерял свою престижность, и дом продали под частный санаторий. Большинство пациентов были алкоголиками, которые здесь “высыхали”, и прятавшимися свидетелями, вызванными повестками в суд. Среди них оказался и Генди Мак-Кей.

Паркер расплатился за такси и вошел. Выглядевшая профессионально медсестра сидела за небольшим столиком у главного входа, и Паркер спросил, можно ли увидеть Роберта Морриса. Она попросила подождать. Он уселся на деревянную скамейку рядом со столом и лениво взял в руки номер журнала “Тайм”. Через минуту вышел слишком толстый и дружески настроенный мужчина, долго тряс руку Паркера и представился, что он — доктор Велман. Спросил, является ли тот приятелем мистера Морриса, и Паркер ответил утвердительно. Тогда доктор поинтересовался, знает ли Паркер о тяжелом состоянии желудка мистера Морриса? Он ответил, что слышал об операции, при которой что-то удалили. Доктор улыбнулся, кивнул и сказал: “Да”, потом добавил, что пациент отлично поправляется и что он лично проводит Паркера в комнату его приятеля.

Имевшийся в доме лифт был явно пристроен после ремонта.

Паркер и доктор с трудом поместились в нем и поднялись на второй этаж. Палата Генди оказалась в самом конце коридора. Доктор оставался с ними ровно столько, сколько требовалось, чтобы убедиться, что Генди узнал Паркера и ничего не имеет против его присутствия. Затем ушел, закрыв за собой дверь.

Генди был бледен, но бодр и улыбался:

— Как дела?

— Я обо всем позаботился. Обо всем. Вынужден был поделить выручку пополам с Кейпором, а в остальном все в порядке.

— Хорошо. Ты верно догадался. И самое худшее, что может со мной теперь произойти, — ожирение.

Паркер кивнул, пододвинул стул ближе к кровати и сел.

— Долго будешь еще здесь находиться? — Они говорят, что где-то через неделю я смогу вставать и выходить на прогулки. Потом понадобится еще две-три недели, но я не думаю, что задержусь здесь столько. Медсестрам сказали, что я клоун, который случайно подстрелил себя во время репетиции. А так как у меня нет разрешения на пистолет, с которым я репетировал какой-то трюк, то меня и поместили сюда, а не в госпиталь. Никаких нарушений закона, разве лишь немного его обошел.

30
{"b":"25764","o":1}