ЛитМир - Электронная Библиотека

Девушка находилась буквально в полубессознательном состоянии. В последние пять минут ее слишком часто били. Она стояла посреди комнаты, хмурилась и щурилась с недоумевающим видом. Паркер взял ее за руку и провел на кухню. Она послушно шла за ним, повторяя: “Мистер Менло, мистер Менло...”

Паркер, усадив ее на стул, отвесил пощечину, чтобы привести в чувство.

— Куда они увезли Пита Касла?

Она нахмурилась, пытаясь сообразить, где же она находится. И видимо, вспомнила, потому что лицо ее окаменело.

— А иди ты к черту!

Паркер раздраженно покачал головой. Он ненавидел это занятие — заставлять людей говорить, причиняя им боль. Крайне неприятное действо, требующее времени. Но другого выхода нет. Он нашел в кухонном шкафу шнур, привязал ее к стулу и заткнул рот. Она сопротивлялась, но безуспешно. Правую ее руку он оставил свободной и рядом на стол положил бумагу и карандаш.

— Напиши адрес, когда полностью оклемаешься, — сказал он, протягивая руку за спичками.

Глава 3

Перед фасадом здания стоял фургончик. Маленький, темного цвета, с надписью на бортах “Мебель от фирмы Келсон”. Уже перевалило за час ночи. Поздно, но двое в белых комбинезонах выносили из темного одноэтажного коттеджа скатанный ковер.

Это происходило в Чеверли, рядом с Лондовер-роуд. Паркер скорчился на заднем сиденье такси, наблюдая за ними через лобовое стекло. Они находились в полуквартале впереди, на другой стороне улицы. Просто два человека в белых комбинезонах и скатанный ковер. И никаких толстяков.

— Потушите фары, — приказал Паркер. Водителем такси была женщина. Небольшая, средних лет — цветная женщина в ярко-красной шляпке. Она взглянула через плечо:

— В чем дело?

Паркер вынул двадцатку и помахал купюрой, мечтая о собственном “понтиаке”. Но на нем уехал Генди.

— Я хочу, чтобы вы выключили свет, — повторил Паркер. — Затем следуйте за фургоном, когда тот тронется с места.

Просьба ее озадачила и насторожила.

— Это какая-то шутка, мистер?

— Вовсе нет.

— Вообще-то мы, водители, не должны заниматься подобными вещами.

— Просто забери двадцатник.

— Откуда я знаю, что вы не коп или не какой-нибудь инспектор?

— Разве я похож на копа?

— Да уж, полицейский! Куда там!

— Ладно, — ухмыльнулся Паркер, — тогда мы поступим иначе. — Он бросил двадцатник ей на колени и показал пистолет.

Это она поняла и выключила фары.

— Если у вас на уме грабеж или насилие, крутой человек, — сказала она, — забудьте об этом.

— От тебя всего-то и требуется следовать за тем фургоном. А теперь приготовься.

— Конечно, у них в этом ковре тело. — Она считала, что слова ее звучат иронично и презрительно.

— Верно, — ответил Паркер.

— М-м... хо...

Фургончик отъехал от тротуара.

— Отпусти их от себя на квартал, затем следуй с выключенными фарами, пока я не прикажу их включить. Уличные фонари вполне освещают дорогу.

— Если меня остановит полиция...

— Не беспокойся об этом...

Такси с выключенными фарами двинулось следом за задними габаритными огнями фургона. Они выехали на Лондовер-роуд. Затем фургон, повернув обратно в город, на какое-то мгновение исчез из виду. Паркер скомандовал:

— Включай фары.

Фургон катил перед ними. Пассажиры его не подозревали о хвосте, фургон не вилял по кварталам, не увеличивал и не уменьшал скорости для проверки возможной слежки. Фургон просто двигался к Бладенсберг-роуд и по ней дальше в город. В квартале Тринидат он сделал правый поворот.

— Езжай на полтора квартала позади, если они не повернут.

Фургон свернул на подъездную дорожку к зданию. Это было какое-то торговое учреждение с плотно закрытыми дверями.

— Давай прямо, — направлял Паркер, — через полквартала притормозишь.

Когда такси остановилось, в руках у него уже был еще один двадцатник.

— Это тебе за то, что забыла вызвать полицию. — Он бросил купюру женщине. Она пожала плечами и покачала головой.

— Надеюсь, ты получил за свои деньги то, что желал, — произнесла она с сомнением в голосе.

Паркер, пройдя назад, свернул за угол и вошел в ворота вслед за въехавшим фургоном. Спешить причин не было, за исключением желания узнать — что же все-таки здесь происходит.

Одно он теперь уже знал твердо: Генди жив. Если бы он был мертв, они оставили бы его труп там, откуда приехали, или же увезли подальше от города. Но он был жив, потому что они все еще хотели знать о его целях. Значит, они просто перевезли его, чтобы допросить еще раз. Толстяк поспешил уехать и подготовить новое место, вызвал своих приятелей, захвативших Генди. Потрать Паркер лишних три минуты на допрос девушки, и пропустил бы все происходившее.

Живой Генди или мертвый, в конце концов не так важно. Самое главное узнать, кто эти люди и чего они хотят. Если они тоже охотятся за Плакальщиком, это сильно осложнит дело.

Паркер подошел к подъездной дорожке, черной и узкой. С обеих сторон ее возвышались кирпичные стены. Справа была стена гаража, а слева — здание химчистки. На первый взгляд они казались темными и пустыми.

Паркер осторожно двинулся по дорожке вперед и обнаружил в конце ее уткнувшийся в тупик фургон. Впереди тоже была стена. Задние дверцы автомобиля распахнуты, а ковер исчез.

В обеих кирпичных стенах имелись металлические двери. Паркер попытался сначала открыть ту, что вела в гараж. Она оказалась незапертой. Он шагнул в темноту и прислушался. Сверху справа от него доносились неясные голоса. Двинувшись в этом направлении, он наткнулся сначала на верстак, потом — на какой-то станок и только затем увидел впереди тусклый свет. У задней стены гаража имелся целый ряд конторок, к которым вела деревянная лестница. Из одной конторки лился свет.

Паркер ринулся вперед и тут заметил перед собой красный огонек сигареты. На нижней ступеньке лестницы кто-то сидел.

Паркер осторожно пробирался вперед, стремясь оказаться под этой небрежно сделанной лестницей.

Протянув руку между двумя ступеньками, он оглушил охранника ударом рукоятки пистолета. Тот беззвучно обмяк и свалился со ступенек на пол.

Паркер выбрался из-под лестницы и убедился, что охранник действительно потерял сознание. Сверху по-прежнему доносилось непрерывное бормотание. Поднявшись по лестнице, он снял пистолет с предохранителя и только после этого двинулся на звук голосов.

Перед конторками снаружи имелся узкий проход, огражденный деревянными перилами. Конторки снизу были сделаны из деревянных панелей, а верхняя половина их была застеклена. Из-за стекла на настил прохода падал свет. Паркер, подобравшись к освещенному стеклу, заглянул внутрь.

В маленькой конторке располагались бледно-зеленые картотечные ящики за такими же бледно-зелеными перегородками. Там уместились еще письменный стол, три кресла и другая обычная конторская мебель. На черной стене висел большой календарь с фотографией Улбра, выпрыгивающего из воды горного потока. Под календарем на полу сидел Генди, крепко обвязанный белыми веревками, но рот его не был заткнут. Лицо в крови, одежда изодрана. Двое в белых комбинезонах стояли рядом и что-то говорили. Глаза Генди были закрыты, но, судя по его позе, он, видимо, был в сознании или довольно часто приходил в себя.

Паркер удивился, что здесь нет толстяка. Впрочем, судя по тому, как проворно толстяк мог бегать, вполне возможно, тот никогда и близко не приближался к местам, где происходило настоящее действо. Наверное, он оставался где-то в отдалении у телефона, откуда удобнее выступать в роли генерала.

Паркер оглянулся назад и еще раз внимательно проверил пройденный им путь. Там имелась только одна дверь, ведущая в конторку, но все конторки соединялись между собой. Войдя в эту единственную дверь, он поочередно прошел еще три таких же неосвещенных помещения, бесшумно открывая и закрывая двери между ними. Остановившись у перегородки освещенной конторки, он мог слышать все.

4
{"b":"25764","o":1}