ЛитМир - Электронная Библиотека

Амбридж смотрел на него более тяжелым взглядом, чем прежде, стараясь спрятать таким образом свой испуг.

— Вы, пташки, в большой беде, — сказал он. — Знаете об этом? И нет у вас никакого разрешения. Ничего.

— Разрешения? О чем ты, черт возьми, говоришь?!

— Разрешения от Организации, черт побери! Вы не можете здесь заниматься своими играми, если не получили разрешения от Организации. Кто, черт побери, вы такие? Любопытно. Любители?..

— Ну, черт бы меня побрал! — воскликнул Паркер. Он знал, о чем говорит Амбридж, но был удивлен. Он знал об Организации. Такое название употреблял относительно себя Синдикат в нынешнем году. Организация не поощряла действий на своей территории без собственного одобрения. Да он и сам никогда не взялся бы за работу, о которой уже известно Организации. К чему лишние разборки!.. Хотя практической пользы от нее не было никакой. Она лишь взимала обычные пять — десять процентов от суммы операции за свое разрешение. Какие бы связи в данном районе ни имела Организация, успех дела для заезжих всегда зависел от них самих.

Но Менло этого не знал и спешил заручиться ее поддержкой.

— Ты сам чей? Работаешь с Менло или же с Синдикатом?

— С Организацией. Нанимаюсь иногда. У Менло своих помощников нет.

— Он, однако, немногого стоит, — вмешался в разговор Генди. — Эти парни держали меня три часа и не выбили ни слова.

— Никто не знал, что у тебя есть напарник, — недовольно возразил Амбридж.

— Итак, вернемся к нашему вопросу, — произнес Паркер. Подняв плоскогубцы, он свободно поигрывал ими; — Кто такой Менло и что ему нужно?

— Это не имеет значения, — ответил Амбридж. — Точно вам говорю, это вам без разницы. Вы, парни, нарвались. Надо лучше думать. Организацию вам не обойти.

Тут Генди рассмеялся, потому что за последний год Паркер не посчитался с Организацией дважды, и оба раза вышло у него это вполне неплохо. В принципе при определенном умении можно было годами действовать без разрешения Организации.

Амбридж посмотрел на Генди так, как глядит патриот на человека, забывшего снять шляпу при подъеме национального флага.

— Ты свое получишь, — процедил он.

— Прекрати тянуть время, — напомнил Паркер.

Амбридж пожал плечами:

— Я скажу. Все равно это не имеет значения. Этот парень Менло появился... — Он вдруг поражение уставился на них. — Минутку, — пробормотал он. — Вы коммунисты?

Генди вновь рассмеялся:

— Ну нет. Мы капиталисты на всю катушку.

— Кто такой Менло? — Паркеру уже надоело задавать один и тот же вопрос, и он сжал плоскогубцы сильнее.

— Менло — это перебежчик, — сказал Амбридж так, как человек, совсем недавно узнавший это слово. — Он бежал из одной из коммунистических стран. Они послали его сюда выполнить задание, но он сказал, что выходит из игры. Он сказал, что этот Кейпор набит деньгами, что все они хранятся в его доме, и мы должны их забрать у него.

— Насколько он набит деньгами? — Может быть, на сто тысяч долларов. Генди тихо присвистнул, а Паркер проговорил:

— Чушь! Наличными? Где он может их держать?

— Не спрашивайте меня. Этот Менло установил контакт и разговаривал с Мак... разговаривал с боссом. И босс решил, что стоит поделить выручку пополам — пятьдесят на пятьдесят. У Менло — товар, у Организации — люди. Хотя никакого значения не имеет то, что я вам говорю. Вы не можете обойти Организацию.

Возможно, если бы он еще несколько раз повторил одно и то же, то сам себе поверил. Для него так думать лучше, чем знать, что его запугали простыми угрозами.

И это означало, что, вполне вероятно, он говорит правду. Толстяк Менло убедил Организацию, что у Кейпора полно денег. Но где мог сотрудник посольства небольшой недружественной страны прихватить сто тысяч долларов? Или Менло заливает, рассказывая Организации сказки в обмен на помощь людьми, или же этот Кейпор представляет нечто большее, чем о нем знал Харроу.

Сейчас самое время встретиться с этим Менло.

— Где сейчас Менло? — спросил Паркер.

Амбридж покачал головой:

— Я не знаю. Он унюхал опасность с вашей стороны, приятели. Он собирался укрыться в квартире у Клары, но теперь его там не будет.

— Не умничай, Уолли. Наверняка есть уговор, что ты свяжешься с ним, когда Генди заговорит. Где?

— Он не сказал. Это правда, клянусь Богом!.. Он просто позвонил нам сюда и велел увезти этого парня в гараж. А он свяжется с нами позднее.

Генди переменил позу, продолжая стоять вразвалочку возле холодильника.

— Сейчас он уйдет на дно. А у нас еще двое в прикрытии.

— Точно. Уолли знает, куда Менло направит стопы.

— Откуда, черт побери, я могу это знать?!

— Он там, где двое остальных легко смогут его найти. Он хочет, чтобы его люди были поблизости. Где это может быть, Уолли?

— Я не знаю. Это чистое...

Паркер снова поднял плоскогубцы.

— Сначала мы тебя свяжем, — произнес он. — Затем вырвем ногти, а потом и зубы.

— Что вы от меня хотите?! Я не знаю, где он! — Амбридж вспотел. Лоб его блестел, как под лампой дневного света. — Я говорю вам, что требуете. Что, черт побери, вы думаете?!

— Я думаю, что ты боишься кого-то, кто может узнать, как ты сообщил нам местонахождение Менло. Думаю также, что ты боишься этих кусачек. Чего ты боишься больше, Уолли?

— Я не знаю.Не знаю, где он находится.

Паркер обернулся к Генди:

— Посмотри в эти ящики. Там обычно держат веревки. Нам все же придется его связать.

— Подождите! Подождите секунду. Только подождите секунду. — Амбридж был крупным мужчиной, но сейчас дрожал как младенец. — Я имею в виду... Возможно, я...

— Больше не нужно никаких обращений, Уолли. Ты даешь нам адрес, мы закрываем тебя здесь. И если Менло там не оказывается, то возвращаемся и говорим с гобой снова.

— Я не могу быть уверенным,где он находится. Ради Бога! Возможно, он...

— Рискни.

— Ладно... — Амбридж вытер ладонью лоб, и рука стала мокрой. Он взглянул на свою мокрую ладонь с тупым удивлением. — Я трус. Я ничтожество. Я трус.

Генди стало его жалко:

— Информация пришла не от тебя. Твой босс никогда не узнает об этом.

— На что я гожусь? — спрашивал себя Амбридж.

Это было опасно. Всегда есть вероятность, что кто-то, подобно Амбриджу, склонный к самообману, взглянет на себя и увидит правду, когда на него слишком надавят. Вы хватаете труса и заставляете его увидеть, что он — трус. И тогда оказывается, что ему на все наплевать. Он становится отчаявшимся. Становится фаталистом. Если он вдруг дойдет до этой точки, то ничто больше на него не подействует. Никакие угрозы и никакие наказания. Он будет терпеть пытки, думая, что заслуживает их в любом случае. Будет думать, что все равно мертв. А тогда — какая разница?!

Амбридж был как раз на грани такого состояния. Еще несколько секунд, и его уже не достать. Паркер перегнулся через стол и залепил пощечину тыльной стороной ладони. Не больно, но обидно. Презрительная пощечина!

— Поторопись, панк, — сказал он пренебрежительно. — Ты отнимаешь у меня время.

Пощечина возымела свое действие совместно со словами и тоном, которым они были произнесены. Этого оказалось достаточно, чтобы выбить Амбриджа из состояния самобичевания. И он вновь принялся за свой старый метод защиты. Снова стал блефовать. Глядя на Паркера, он стал подниматься со стула. Паркеру и Генди пришлось немного повозиться, чтобы снова заставить его сидеть. Затем Паркер сказал:

— Ты начал сообщать нам адрес. Давай, говори до конца.

— Вы думаете, это имеет какое-то значение? — ответил прежний Амбридж. — Вы думаете, что вы просто можете войти туда и забрать его? Думаете, он один? Если вы начнете за ним охотиться, то оба станете трупами.

— Позволь нам об этом позаботиться самим.

— Вы позаботитесь об этом! В Бетезде есть дом на Брэдли-бульвар. Менло получил там жилье от Организации на время выполнения работы. Мы должны навестить его, узнав, чего хотел твой напарник. Идите туда, и ваши головы разнесут на мелкие кусочки. Хотелось бы мне на это посмотреть.

9
{"b":"25764","o":1}