ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

При упоминании о детях ее слезы мгновенно высохли. Она теснее прижала аппарат к уху.

— Джереми! Ты видел детей? — переспросила она голосом, близким к истерике. — Где они? Как они себя чувствуют?

— Послушай, Люси! — произнес он твердо. — Я не знаю, что там у вас произошло, но Анжела была у меня еще два часа назад. Она появилась в пять утра, дети спали на заднем сиденье. А перед этим они всю ночь ехали до Парижа! Анжела уверяла меня, что она — Люси, и поначалу я ей поверил. Рассказала, что поссорилась с Ивом, что он ее избил и что она решила на некоторое время уехать на юг, чтобы там спокойно обдумать сложившуюся ситуацию. Просила дать ей поспать два-три часа, чтобы она могла ехать дальше.

— Где мои дети? — простонала Люси, видимо, мало что поняв из сказанного Джереми.

— Но как раз это я и пытаюсь тебе объяснить! — теряя терпение, воскликнул он. — Послушай меня! Она… Она была какая-то странная, но дети называли ее мамой, и я поверил всему, что она говорила. Они провели несколько часов у меня, отдохнули и в десять утра уехали. Но мне было как-то неспокойно. Была во всем этом какая-то странность. Я поверил, что это ты, но поскольку знаю тебя недостаточно хорошо, то списал все на счет пресловутой ссоры с мужем. С тех пор как они уехали, мне как-то не по себе. Я пытался позвонить Анжеле на ее мобильник, чтобы выяснить детали, но он выключен. Тогда я позвонил тебе домой — там постоянно занято. Хотел поговорить с Ивом, узнать поподробнее о вашей ссоре.

Люси слушала, не говоря ни слова. То, что дети были здоровы и невредимы, ее слегка успокоило и придало сил. Ее мозг работал с бешеной скоростью.

— Что произошло, Люси? — снова спросил Джереми. — Почему Анжела увезла твоих детей?

— Куда они поехали? — Люси произнесла это тоном человека, только что принявшего решение.

— Я не знаю! Думаю, она и сама толком не знает. Мне она сказала, что направляется на юг. Это все, что мне известно. Послушай! Я знаю Анжелу лучше, чем вы все, и поэтому постараюсь помочь тебе отыскать детей. Приезжай ко мне в Париж. Садись на «Талис», он идет быстрее других. Я встречу тебя на Северном вокзале, а дальше поедем на моей машине. Мне надо кое-кому позвонить, и я, возможно, узнаю, куда она отправилась.

Люси хотела возразить, но Джереми ее опередил.

— Делай, что говорю! Быстро беги на вокзал, садись на первый «Талис», а я буду ждать тебя на платформе прибытия.

И повесил трубку.

Несколько минут Люси сидела неподвижно. Ее дети живы! Это единственное, что имело значение в настоящий момент.

Она резко поднялась и направилась в прихожую. Слава богу, ключи от машины Ива были на месте. Сунув их в сумку, она выбежала из дома.

Две минуты спустя она уже мчалась на Южный вокзал.

50

Как и обещал, Джереми ждал ее на вокзале. Разглядев Люси в толпе пассажиров, он бросился к ней, но вдруг остановился, с изумлением уставившись на нее.

— Анжела? — пробормотал он, будто нос к носу столкнулся с привидением.

Сбитая с толку, Люси смотрела на него, ничего не понимая.

— Черт возьми! — выругался он, выходя из себя. — Ты Анжела или Люси?

— Что ты городишь? — возмутилась Люси. — Мы с тобой говорили по телефону два часа тому назад, и ты велел мне сюда приехать.

Джереми опомнился.

— Извини меня, — смутился он, ведя ее в сторону парковки. — Сегодня утром Анжела была одета в точности как ты. Мне показалось, что я вижу одну и ту же женщину.

Люси стояла, втянув голову в плечи, бледная и измученная. Джереми пробивался сквозь плотную толпу, она послушно следовала за ним, на ходу объясняя, почему они с сестрой были одинаково одеты.

— Видимо, Анжела надела те же вещи, что были на нас позавчера, когда мы расстались, — закончила она мрачно. — А я не меняла одежду с момента моего отъезда.

— Какого отъезда? — переспросил ничего не понимавший Джереми.

— Я все объясню тебе в машине.

Они направились в сторону бульвара Мажента.

— Ты видел моих детей? — рискнула она спросить у Джереми, который уверенной рукой вел машину в парижской сутолоке. — Как они себя чувствуют?

— Прекрасно, успокойся. Немного устали, но в целом в порядке.

Затем, вынув из ящика для перчаток свой мобильник, решительным жестом протянул его Люси.

— Попробуй позвонить Анжеле. Я уже пытался час назад, но ее аппарат был выключен.

Люси набрала номер сестры и, подождав с минуту, нажала кнопку отмены.

— Выключен, — прошептала она потерянным голосом.

— Час назад я пытался дозвониться до тебя на твой мобильник, чтобы узнать, на какой поезд ты села. Но ты не ответила.

— Я оставила его дома. Когда ты повесил трубку после нашего разговора, я вылетела из дома пулей. Думаю, забыла его в прихожей, когда брала ключи от машины Ива.

— Что у вас произошло? — снова начал Джереми, когда они выехали на площадь Республики. — Что это за история с твоим отъездом и вашим переодеванием? Зачем Анжела увезла твоих детей?

Некоторое время Люси молчала, видимо, мучительно пытаясь принять трудное и болезненное решение. Она кусала губы и упорно смотрела на дорогу. По ее лицу снова ручьем текли слезы. Наконец она глубоко вздохнула, как бы отказываясь от дальнейшей борьбы.

Машина мягко и стремительно скользила по битумному покрытию автодороги. И тогда быстро и четко она выложила ему все — от начала и до конца. Рассказала о том кошмаре, в котором жила долгих семь лет, о появлении в ее жизни Анжелы, о ревности сестры и о соперничестве, в которое превратилась их жизнь. Рассказала о своей безумной надежде вырваться из домашнего ада, покинуть эту тюрьму, где все было лишь видимостью. Рассказала и о придуманном ею плане осуществить страстное желание Анжелы, поставив ей коварную и жестокую ловушку.

Облекая свою историю в слова, произнося их вслух, она облегчала душу. Люси пользовалась представившейся возможностью наконец говорить, во всем признаться, выплеснуть на кого-то свой страх и горечь, нимало не заботясь о произведенном впечатлении. Джереми слушал ее молча, не прерывая.

Она говорила целый час. Но не пыталась оправдаться. Просто рассказывала. Иногда останавливаясь на каких-то деталях, подробно описывала свои ощущения, страхи, надежды, излагая факты так, как они виделись ей.

И наконец замолчала.

Она не ждала ни приговора, ни жалости, ни сострадания. Она высказала все, что было на сердце, все, что знала… кроме убийства мужа. Свое повествование она остановила на том, как, вернувшись из Ватерлоо и оставив машину Миранды возле ресторана, не торопясь, отправилась домой. Шаги ее делались все тяжелее, все медленнее: инстинкт оказался сильнее ее самой.

А когда она увидела дом, то вовсе остановилась.

Все. Теперь надо принять решение, которое она постоянно откладывала. Она не знала, достанет ли ей для этого силы, страха, безумия. Ведь еще не поздно все переиграть: она вернется домой, снова займет свое место, окунется в привычную жизнь. Но хочет ли этого — вот вопрос?

* * *

21.10.

Анжела, должно быть, уже ждет ее там, где они договорились — за кустом рододендронов. Дети уже спят, Ив сидит у телевизора. А что, если она не вернется?

Ничего.

Анжела не пропустит столь благоприятной возможности и с наслаждением бросится в ту жизнь, о которой так долго мечтала. Выйдя из-за куста рододендронов, она вернется в дом к «своему мужу», и семейная жизнь четы Жилло потечет как прежде. Люси ведь столько рассказывала ей об этом. Анжела любила детей, испытывала слабость к Иву (это было заметно по взглядам, которые она на него бросала). Она будет счастлива. Наконец.

До следующего вечера.

А следующим вечером…

Тут Люси решительно развернулась, вышла на улицу Победы и, взяв такси, отправилась на Южный вокзал. Она задыхалась, ей нужен был свежий воздух, свобода. Это желание было страстным, непреодолимым. Уехать из города, не видеть больше этих домов, улиц, переулков. Снова обрести весь мир, бесконечный, бескрайний, который будет расстилаться у ее ног.

50
{"b":"257646","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дикая, свободная, настоящая. Могущество женской природы
Убийство Командора. Книга 2. Ускользающая метафора
Факультет форменных мерзавцев
Русская литература: страсть и власть
Отрицательный рейтинг
В поисках нового себя. Посвящается всем моим Учителям
Как улучшить память и развить внимание за 4 недели
Сбежавшая игрушка
Вижу вас насквозь. Как «читать» людей