ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, — буркнула девушка, — но смотрите, не перестарайтесь!

Она навалилась на спинку кресла так, что ее ноги повисли на хорошем расстоянии от пола. И я принялся за дело. Ухватив девушку за обе щиколотки, я мысленно сосчитал до трех и употребил всю свою силу. Результат был впечатляющий. Она испустила пронзительный вопль, когда ее ноги резко разошлись в разные стороны. Затем испуганно завизжала, когда ее кресло со всего маху рухнуло назад. В следующее мгновение Дафна Вудроу совершила чудо эквилибристики, буквально встав на голову. Продержавшись в таком положении долю секунды, она, как из катапульты, пролетела вперед и с оглушительным грохотом рухнула на пол, прихватив по дороге кресло.

Я кинулся к ней, чтобы помочь встать. Вытянувшись во весь рост, девушка лежала ничком. Ее маленькое платьице в полете задралось почти до талии, предоставив моим восхищенным взглядам нижнюю часть тела, затянутую в короткие шелковые штанишки.

— С вами все в порядке? — поинтересовался я.

Девушка слабо застонала и с трудом перевалилась на спину. В ее темных глазах застыла ненависть, и, если я правильно понял, объектом этой ненависти был именно я.

— Вы — настоящий маньяк-убийца, — с неописуемой горечью в голосе произнесла она.

— Но вы лучше подумайте, — с энтузиазмом воскликнул я, — ведь теперь вы снова можете ходить!

— Да, конечно. Если только не сломала сразу позвоночник.

Ей пришлось немало повозиться, чтобы встать на ноги. Потом Дафна, еле волоча ноги, поплелась в тот угол, где на полу лежала ее сумочка. Холман, подумал я вдруг, может быть кем угодно. Но всегда остается настоящим джентльменом. В любой ситуации.

— Позвольте мне, — со старомодной учтивостью предложил я. Подняв сумочку, я вежливо протянул ее хозяйке.

— Благодарю вас, — так же вежливо ответила она, и в то же мгновение сумочка со свистом вновь описала в воздухе широкую дугу.

Я тут же припомнил, как совсем недавно Дафна чуть было не покалечила меня этой сумочкой, и сделал попытку увернуться. Но было слишком поздно. Убийственный снаряд больно хлопнул меня по затылку, и я оказался стоящим на коленях в позе пьяного в стельку бродяги.

— Что-то мне разом полегчало! — радостно объявила брюнетка. — Так мы едем?

Глава 3

Мисс Дафна Вудроу устроилась рядом со мной на переднем сиденье. Я откинул верх машины, и свежий, прохладный ветерок с океана заиграл ее роскошными смоляными волосами. Мысль о задушевной беседе вдвоем пришлось сразу же отбросить, поскольку, кроме змеиного шипения с указаниями, где поворачивать, я так ничего и не услышал. Я оставил ее в покое и целиком сосредоточился на дороге.

— Ненавижу американцев, — неожиданно произнесла моя спутница.

— Вы сделали из меня дурака, — угрюмо откликнулся я. — Голова моя и сейчас раскалывается от боли. Это результат удара вашей проклятой сумочкой.

— А вам не интересно, как я себя чувствую? — холодно спросила она. — Особенно после того, как вы нарочно опрокинули вместе со мной это дурацкое кресло. Да на мне живого места не осталось!

— Не пора ли рассказать мне поточнее, куда конкретно мы едем? — прервал я ее стенания. — Или мы так и будем мчаться вперед, пока не окажемся в Сан-Франциско?

— Не отвлекайтесь, — попросила она. — Нам осталось всего миль двадцать, не больше.

— Вы, случайно, не знакомы с парнем по имени О’Нил?

— Нет, а что? Я должна его знать? — неуверенно произнесла она.

— Надеюсь, что нет, — абсолютно искренне ответил я.

На какое-то время тема беседы была исчерпана, и следующий отрезок пути мы проехали, погрузившись в молчание. Вдруг Дафна заерзала и предупредила, что у следующей развилки нужно свернуть направо. Я так и сделал, и мы оказались на грязной, узкой улочке, которая круто взбиралась вверх, как будто бы вела к вершине горы. Проехав по ней ярдов пятьдесят, я бросил взгляд в зеркальце и убедился, что черный седан, следовавший за нами от самого Лос-Анджелеса, тоже свернул направо.

— Далеко еще? — спросил я, и в этот момент передние колеса моей машины неожиданно ухнули в глубокую выбоину, а внутри у нее что-то подозрительно задребезжало.

— Я не совсем уверена, — призналась девушка. — Анна говорила, что, прежде чем мы доберемся до вершины, будет еще поворот налево. Она сняла здесь небольшой коттедж.

— Любовь к дикому краю?

— А по-моему, мысль неплохая. И очень предусмотрительно, — похвалила Дафна выбор Анны, и при этом ее высокомерный английский акцент был слышен совершенно отчетливо. — Ну кому бы пришло в голову, что она может прятаться так близко от дома? Ведь верно?

Я скрипнул зубами.

— От какого дома?

— От Иглс-Рок. Разве вы не знаете, что это поместье богача Барнаби находится всего в двух милях отсюда? Мне казалось, что это всем известно!

Когда я начал уже всерьез опасаться, что машина с минуты на минуту выскочит на вершину этой проклятой горы, мы вдруг наткнулись на еще одну такую же грязную дорогу. Почти милю мы скакали по каким-то немыслимым ухабам и колдобинам. И вот наконец впереди показалось несколько домиков. Если их хозяином владела безумная идея нажить сумасшедшие деньги, эксплуатируя их во время летнего сезона, то он явно выбрал не лучшее место. Домиков было шесть. Они вытянулись в неровную линию и выглядели словно декорации, сооруженные для съемок римейка какого-нибудь фильма типа «Табачный путь».

Я остановился и вопросительно посмотрел на мою спутницу.

— Как я понимаю, Анна сообщила вам, в каком именно коттедже намерена остановиться?

— Нет. — Брюнетка приоткрыла дверцу. — Но догадаться нетрудно.

— Естественно, — согласился я, — стоит лишь погромче выругаться по-итальянски и посмотреть, кто откликнется.

Странно, в зеркальце я не заметил следовавшего до сих пор за нами черного седана. А ведь, по моим расчетам, он давно должен был появиться. Конечно, это могло быть случайным совпадением: водитель живет где-нибудь поблизости. А может, узнав, куда мы направляемся, он решил держаться подальше, чтобы лишний раз не светиться? Впрочем, черт с ним, решил я. До него ли сейчас, когда меня, как покорного барана, заманили в подготовленную ловушку. Сейчас я вынужден с замиранием сердца ждать, куда укажет мне путь перст судьбы! Поэтому я не спеша вышел из машины и присоединился к Дафне Вудроу, остановившейся в начале грязной улочки.

Шестое чувство подсказывало мне, что по крайней мере с прошлого века в этих коттеджах никто не останавливался.

— Анна оставила мне четкие указания, — ледяным тоном заявила брюнетка. — Это определенно то самое место.

Мы стучали в двери ближайших двух домиков — безрезультатно. На пути к третьему я случайно взглянул на спутницу. К моему удовольствию, на ее лице застыло выражение некоторой неуверенности.

— У вас есть сомнения? — жизнерадостно предположил я. — Если, допустим, прошлым вечером «кто-то» узнал вас у дома Манатти, а потом этот «кто-то» позвонил вам по телефону, ловко выдав себя за меня, то с таким же успехом «кто-то» может выдать себя за Анну Фламини. А она и знать не знает об этом.

— Ох, да заткнитесь вы! — крикнула моя спутница.

Пожав плечами, я постучал в дверь третьего коттеджа, и неожиданно она распахнулась настежь.

— Может, это и есть тот домик, который сняла Анна? — с надеждой сказала Дафна. — А она принимает душ или еще что-то?

— Давайте попытаем счастья! — Я предложил войти.

Брюнетка быстро проскользнула мимо меня и вошла в гостиную. Я медленно направился вслед за ней. Что было делать, если я был вынужден играть роль laissez-faire. Кстати, мне всегда нравилось это емкое французское выражение: иначе говоря, я был обречен на «искусное безделье». К этому времени моя голова просто гудела от скопившихся вопросов. Я тщетно искал на них ответы, в то же время надеясь, что ответы найдутся сами собой. Короче говоря, я склонялся к тому, чтобы без крайней нужды ничего не предпринимать. Усевшись на плетеный стульчик, я закурил сигарету. Почти сразу же в комнату вернулась брюнетка. Она нервно покусывала нижнюю губу.

51
{"b":"257648","o":1}