ЛитМир - Электронная Библиотека

— Загляните в аптечку. Нужно остановить кровь. Потом позвоните Индинду.

— Хорошо.

Когда Формутеска вышел, Паркер перенес Манадо со скамьи на двуспальную кровать, расстегнул на нем одежду, приложил подушку к ране на боку. Из горла раненого вырвался какой-то слабый звук, голова чуть сдвинулась.

Паркер посмотрел на часы. Без четверти четыре. Для того чтобы все объяснить и все организовать, остался всего час с четвертью.

Послышались сирены. Паркер выглянул из окна и увидел, что посреди квартала остановились две полицейские машины. Из них вышли полицейские; они немного походили, посмотрели на дома, на припаркованные поблизости машины, о чем-то поговорили. По-видимому, не знали, что делать дальше. Никто из жильцов не вышел, чтобы рассказать им о произошедшем.

Спустя минуту полицейские сели в машины и уехали, не включая сирен.

Глава 2

Майор Индинду, войдя в гостиную, произнес:

— С ним будет все в порядке. Конечно, у него сейчас шок и большая потеря крови, но он выживет.

— Хорошо, — произнес Формутеска. Он слишком нервничал, чтобы усидеть на месте; вот уже двадцать минут, как он взад-вперед шагал по комнате. Паркер сварил себе на кухне кофе и пил его, сидя у окна и глядя на улицу. С тех пор как уехала полиция и появился майор Индинду, ничего больше не произошло. Было уже двадцать минут пятого.

— Кофе есть еще? — спросил майор.

— В кофейнике, на кухне, — ответил Паркер.

— Я вам сейчас принесу, — сказал Формутеска.

— Спасибо.

Как только Формутеска торопливо вышел, майор подошел к Паркеру и сказал:

— По правде говоря, я не понимаю, каким образом вы оказались здесь. По-видимому, ситуация еще запутанней, чем думал бедняга Гонор.

— Гонор вел себя неправильно с самого начала, — ответил Паркер. — Это и привело его к такому концу.

Майор с сомнением посмотрел на него:

— Неужели все так просто?

— Да. Гонор рассказал Хоскинсу всю историю, не выяснив прежде, что он за человек, и после того, как тот узнал, сколько здесь можно заграбастать, он уже не мог заставить себя уйти: он должен был попытать счастья.

— Но вы-то могли что-нибудь сделать?

— Я пытался. Я давил на него, требовал, чтобы он оставил нас в покое. Высунул его из окна моего номера...

— Вам надо было его выбросить, — сказал майор.

Паркер покачал головой:

— Нет. Он всего лишь раздражал меня, не более, и я сделал так, чтобы он больше не болтался рядом со мной и не докучал мне. Но за это не убивают, и Гонор нанял меня не для этого. Я говорил Гонору, что мельтешение Хоскинса может привести к разного рода неприятностям. Если Гонор хотел убить его, это следовало сделать ему самому.

— Вы знали, что Хоскинс собирается что-то предпринять этой ночью?

— Нет. Мне казалось, я убедил его.

— Наверное, Гонор подумал то же самое.

Паркер пожал плечами:

— Да, мы оба ошиблись.

— Но вы же профессионал, — сказал майор.

— Только не по отношению к людям. Когда дело касается людей, никто не может считать себя профессионалом. Хоскинс был всего лишь мошенником. Прямое насилие было ему чуждо. Кто мог подумать, что он так поступит! Легко быть умником задним числом. К тому же смотрите, ведь именно Гонор оказался рядом с машиной Хоскинса, стоявшей на противоположной стороне улицы; похоже, Гонор сам подошел к нему и тем самым вынудил его применить силу. Наверно, Хоскинсу хотелось всего лишь проследить, куда эти вещи отвезут, чтобы потом допытаться их похитить.

Вошел Формутеска с чашкой кофе для майора.

— Пожалуйста, сэр. Со сливками, без сахара.

— Вы помните. Большое спасибо. Обратившись к Паркеру, Формутеска сказал:

— Знаете, мне кажется, хорошо, что вы вернулись. Я сам бы с этим не справился. Совсем растерялся бы. Стоял и дрожал бы, пока не приехала полиция.

— Я уверен, что вы бы сделали все, как надо, Бара, — заверил его майор.

Формутеска, еле заметно улыбнувшись, покачал головой:

— Нет, я знаю: я бы не смог.

Майор сделал несколько маленьких глотков кофе и обратился к Паркеру:

— Как же все-таки получилось, что вы оказались здесь? У меня создалось впечатление, что вы покинули нас вчера вечером.

— Это верно. Но с тех пор кое-что случилось.

— Что именно?

— Сядьте, — ответил Паркер. — Это займет некоторое время.

Глава 3

Паркер начал свой рассказ:

— Мы договорились, что моя женщина будет ждать меня в Бостоне. Попрощавшись с Гонором, я направился в отель, собираясь расплатиться за номер и улететь туда. Но в номере меня поджидал человек Гомы, из той троицы, что в самом начале пыталась заставить меня не вмешиваться в это дело. Он сказал, что они захватили мою женщину, держат ее в надежном месте и вернут только после того, как получат бриллианты.

Я ответил, что у меня нет никакой возможности отобрать их у вас, на что он возразил, что об этом позаботится их группа, мне же нужно только сообщить, что именно будет происходить этой ночью, каким образом будет совершено ограбление и где будете находиться вы.

Я сказал, что мне нужно обдумать его предложение, что я не могу ответить ему сразу. Мне хотелось оттянуть время, чтобы они не успели ворваться сюда раньше вас. Поэтому мы, немного посидев у меня в номере, пошли в ресторан, и там за ужином я изложил придуманную мною историю.

Я сказал, что братья Каземпа скрываются на Лонг-Айленде, в небольшом поместье, расположенном на северном побережье. Я был там только один раз — мы не хотели, чтобы на нас обратили внимание, поэтому я плохо запомнил, где это место находится. Мне кажется, сказал я, что здание принадлежит представительству одной из африканских стран, соседних с Дхабой, но я не знаю, какой именно. Воспользовавшись раздобытыми где-то Гонором схемами поместья и дома, мы разработали план нападения.

Нападение на это место должно быть проведено вами сегодня в два часа ночи; убив всех их, вы, чтобы скрыть следы, подожжете дом. Место это довольно безлюдное, поэтому о пожаре вряд ли кто-то узнает раньше утра. Вы не собираетесь возвращаться на квартиру Гонора, а сразу приедете в этот никем не посещаемый музей.

В музее наверху есть совершенно пустая квартира, в которой вы сможете привести себя в порядок, ведь заранее неизвестно, может быть, кто-то из вас будет ранен или убит. Здесь вы окажете пострадавшим первую помощь, переоденетесь, переночуете, а назавтра, спрятав бриллианты в каком-нибудь укромном месте музея, отправитесь по своим делам.

Я дал также этому человеку несколько советов, как лучше завладеть вашими бриллиантами. Слишком рискованно, сказал я, пытаться сделать это в самом поместье на Лонг-Айленде, даже если и удастся разыскать его. К тому же глупо вмешиваться в борьбу двух групп. Я отверг также идею напасть на вас, когда вы будете возвращаться на машине. Во-первых, сказал я, мне неизвестно, что это за машина и по какому маршруту вы поедете. Но даже если вас удастся обнаружить, нельзя исключить того, что вы сумеете уйти и, уйдя, измените свои прежние планы; тогда неизвестно, что вы будете делать и куда отправитесь.

Я сказал, что хочу помочь ему найти наилучшее решение, поскольку мне выгодно, чтобы его предприятие кончилось успешно. Ведь тогда я получу обратно мою женщину. Он нашел мои слова разумными и внимательно выслушал мои предложения.

Лучше всего, говорил я ему, нагрянуть сюда. Но только не раньше вас, так как тог да останутся следы, на которые нельзя будет не обратить внимания. Но я совершенно уверен, что, вернувшись сюда, вы начнете пить, во всяком случае, будете находиться в расслабленном состоянии после напряжения, испытанного на Лонг-Айленде; поэтому лучше всего появиться примерно через час после вашего приезда. Я сказал им, что для них не составит особого труда пройти через передние двери, и что при этом вы на четвертом этаже ничего не услышите.

Он ответил мне, что ему мой план понравился, и что я должен отправиться в отель и там ждать. Может быть, сказал он, они воспользуются моей идеей, а может быть, и нет, во всяком случае, они попытаются похитить бриллианты этой ночью; заполучив их, они позвонят мне и скажут, где мне с ними встретиться. Затем я поеду в указанное ими место, где найду мою женщину.

24
{"b":"25765","o":1}