ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Это правда, что Саид требовал расстрела Чжао? — вдруг спросил Джура.

— Я был тогда в крепости, — ответил Таг. — Никто не знал, кто отравил воду, а сторожил Чжао. Я видел, к водоему подходил Саид, подходили и другие.

Джура ничего не ответил. Чжао возвратился и поднялся к Джуре.

— Я прислушался к крикам зверей и птиц, как ты говорил, — прошептал Чжао. — На этой южной горе из ущелья три раза свистели улары, в разных местах: сначала там, потом там. — И Чжао показал рукой, где кричали улары. — Одна стая пролетела оттуда мимо меня. Птицы очень напуганы. Это не от зверя.

— Они там! — уверенно сказал Джура и тоже показал рукой на юг.

— Ты совсем ничего не ешь, Джура, это плохо. На, возьми. — И Чжао протянул лепешку.

— Не до еды! — ответил Джура.

— Чжао, как баба, только и думает что о еде да отдыхе! — послышался голос Саида, и его голова показалась из за выступа.

— Ты неправ, Саид… — начал Чжао.

— Не верь ему, Джура, он болтает просто так. Верь мне!

— Мы поднимемся на гору к югу от нас, — сказал Джура тоном, не терпящим возражения.

— Я это самое хотел посоветовать тебе, — смиренно заявил Саид.

— Нехорошо друзьям ссориться, — обратился Джура к товарищам. — Уничтожить басмачей — наше общее дело. Разве ты, Саид, не так же мучился в яме, как и Чжао? Подайте друг другу руки!

Оба улыбнулись — Чжао печально, Саид насмешливо — и подали друг другу руки.

За последнее время Джура подмечал странную неприязнь между Чжао и Саидом. Их пререкания и ссоры сердили Джуру. Разве так себя должны вести настоящие друзья? Но Джура считал, что виной всему утомление, бессонные ночи и неудачи. Как только они перебьют басмачей, все уладится. Подружившись с Чжао и Саидом ещё в яме-тюрьме, Джура раз и навсегда считал их верными друзьями. Друг есть друг. Дружба — самое святое на свете. Об этом пели манасчи. Песни о дружбе были известны каждому.

— Ты чего? — спросил Джура, заметив, что Таг прятался в тени во время его разговора с Чжао и Саидом и ни на минутку не заснул, хотя еле держался на ногах от усталости.

— Так, ничего, — уклончиво ответил Таг.

— Я прикажу привязать тебя к коню, и ты выспишься в седле.

— Не надо, — ответил Таг и, показав револьвер, привешенный на ремешке к кисти правой руки, добавил: — Его дал мне Козубай и приказал: «Никогда не оставляй Джуру наедине с Саидом и Чжао».

— Ложись и спи, мне не нужно нянек! — ответил Джура и нахмурился.

При подъеме на гору три лошади окончательно выбились из сил. Их оставили на склоне горы, надеясь, что они со временем оправятся: вокруг было много травы, внизу была река. К утру в ложбине по ту сторону горы нашли ещё горячие угли. — Не понимаю, — сказал Джура, — три раза мы перерезали басмачам дорогу и ждали их в засаде, два раза мы почти настигали их и все же не догнали.

— Может быть, у них такие бинокли, что видят на сто верст сквозь камни и горы? — спросил Саид. — Слишком много басмачи знают.

— По твоему совету, Саид, мы выбросили лишний груз, а еды оставили только на два дня. Что мы будем есть? — спросил Чжао. — Поступай как Джура, — сказал Саид так громко, чтобы Джура мог его слышать, — он, как великий воин, не обременяет живот пищей. Гнев питает его.

— Что будем есть? — спрашивали бойцы.

— Лошадей, — ответил Саид, хотя и так уже на одной лошади ехало по два человека.

— Саид, — обратился к нему Джура, — ты клялся, что знаешь эти горы, как свой двор. Ты обещал провести нас так, что мы нагоним басмачей через три дня. Я даю тебе ещё один день…

— А потом? — спросил Саид и шумно втянул воздух сквозь стиснутые зубы.

Джура ничего не ответил.

— Сколько ты заплатишь мне за голову Тагая?

— Я возьму её сам, Саид, — ответил Джура.

— Я ухожу на разведку, ждите меня здесь, — предупредил Саид. Он переобулся, проверил винтовку и ушел в южном направлении, предупредив, чтобы никто не шел за ним и по неосторожности не выдал его.

Весь день отряд ждал его. Сдержанный и незаметный, Чжао, как всегда, делал все за всех. Пока измученные бойцы спали, он собрал топливо, разжег костер, зажарил конину и вскипятил чай. Всегда скромный и молчаливый, он старался теперь все время быть около Джуры, чтобы в нужный момент предостеречь его от опасности. Джура не любил и не хотел заниматься мелочами походной жизни и выслушивать сетования и опасения Чжао. Он считал, что друзья из любви к нему ревнуют друг друга и мешают ему своими мелкими дрязгами в большом, великом деле.

II

Саид и на самом деле знал эти горы, как свой двор. Уже через несколько часов пути он догнал басмачей, а ещё через час он, Тагай и Балбак сидели вокруг достурхана с остатками вкусной снеди, и Саид, слушая их, ковырял в зубах перышком улара.

— Я не верю, — говорил Тагай, — что ты не можешь задержать отряд. Сбей его с пути, заведи в сторону, подальше в горы. Задержи, наконец! Иначе он нас загонит к пограничникам.

— Я уводил их в противоположную сторону от вашего пути, заставлял их влезать на такие скалы, что у меня самого чуть сердце не лопнуло. Я завел их в ледник, где не пройти лошадям, — они положили попоны и чапаны на скользкий лед и провели по ним лошадей. Я заставил их выбросить пищу и часть патронов. Я посадил их по двое на одну лошадь. Я завел их на Белую гору, а Джура и оттуда пронюхал, где вы. Как он это сделал, я не знаю. Черт, не человек!

— Тебе мало того, что я тебе уже дал и что обещал? Говори, сколько? Или ты продался Джуре?

— У Джуры нет золота, чтобы купить меня. И никогда у него не будет золота. Он одержимый. За то, что я взял у караванщиков не более чем на сто тенег, он чуть не убил меня. Проклятый мальчишка! Он… — Саид сдержался. — Не думайте, что от этого он вам обойдется дешевле. Он вам будет стоить столько, за сколько бы вы выкупили свою жизнь, чтобы не умереть сейчас.

— Есть человек, который готов заплатить за его голову тридцать тысяч золотом, — сказал Тагай и посмотрел на имама. Балбак молча кивнул головой.

— Голову? Его голову стережет проклятый китаец, а мальчишка тоже ни на шаг не отходит от него. Собака никогда не даст отрезать у него голову, даже у трупа. Надо сначала убить её, а это можно сделать, только перебив весь отряд, включая мальчишку. Джура дал мне сутки сроку, чтобы я нашел вас. Если я вас не найду, мне придется бежать, а через двое суток он вас все равно настигнет. От него не убежите.

— Мы спешим на юг. У нас слишком важное дело, чтобы рисковать и принимать бой, — сказал Тагай.

— Надо другое. Надо хитрее. Он стреляет без промаха, и бой не годится. Устройте засаду, пожертвуйте десятью джигитами, — посоветовал Саид.

— Засаду в скалах? Это пустая забава для Джуры. Он видит, как черт, и у него собака, — возразил Тагай.

— У меня есть план, — вмешался молчавший до сих пор имам Балбак. Он развернул карту. — Отсюда течет река, возле реки — заросли тугаев, а над тугаями — крутая гора. Сойти с этой горы можно или по крутому открытому склону, по которому спускаться может только сумасшедший, или с другой стороны — по узкому проходу, ещё более суженному внизу, меж камней… Мой план таков… — И Балбак, обняв за шею Тагая и Саида, притянул их головы к себе и говорил так тихо, что даже пугливая красноносая альпийская галка, севшая рядом, не улетела.

…Саид возвратился поздно вечером.

— Нашел след, нашел басмачей! — сообщал он каждому. — Басмачи начали жечь костры. Наверно, решили, что уже запутали свои следы.

— Где ты видел их?

— Там. — Саид махнул рукой в сторону юга. — Я поведу отряд, я знаю эти места. Поспешим!

Отряд тронулся по склону горы вслед за Саидом. Саид отозвал Чжао в сторону и сказал:

— Я виноват перед тобой, и Джура сердит на тебя. Я друг тебе и хочу, чтобы ты забыл мои слова.

Чжао молчал.

— Я знаю, что в камышах, в том месте, где этот поток впадает в большую реку, расположились басмачи. Ты видишь, там огонек — я его заметил первый! Пойди же и сам скажи об этом Джуре. Он поедет, посмотрит и тебе скажет спасибо. Мы обойдем басмачей справа, а утром уничтожим их.

126
{"b":"257655","o":1}