ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А какое мне дело! — рассердился Джура.

— Тебе надо знать, куда направить бег коня, если удастся выбраться из этой ямы.

Джура с интересом посмотрел на Чжао и подсел к нему. Чжао взял в руки кусочек белой кости и на ровном, утрамбованном полу вырыл горы, реки, пустыню. Саид сел рядом, и они спорили о величине оазисов, расположенных между пустыней Такла Макан и горами. Чжао рассказывал о самых значительных из них, таких, как Кашгарский, Яркендский, Хотанский на западе, Керийский на южной окраине пустыни и Аксуйский, Кучинский и Маральбашский на севере. Саид то и дело вырывал из рук Чжао косточку и исправлял направление дорог между оазисами и повороты реки Тарим, текущей две с половиной тысячи километров на восток до вхождения в озеро Лоб Нор.

Они спорили, можно ли спрятаться в тростниках реки Таушкандарьи или лучше бежать к лесным людям на берега реки Кериидарьи.

Вдруг Джура хлопнул Чжао по плечу.

— К чему эти споры? — сказал он. — Максимов выручит меня, я знаю!

— А откуда он знает, где ты находишься? — спросил Саид.

— Максимов? — удивился Джура. — Он все знает. О нем все говорят, что он «человек, который везде»…

— Он не приедет за тобой, — уверенно сказал Чжао, — он не может прийти сюда за тобой — это чужая страна. Здесь байские законы, враждебные законам Страны Советов. Козубай не перейдет границу, и ты должен выбраться сам. Умел попасть в яму — умей и вылезть. Слушай и запоминай: эта страна находится за тысячи километров от Шанхая, но здесь живет много китайцев. Дорога идет через пустыню. Все товары сюда шли из России и частично из Индии. Англичане захотели совсем устранить русских купцов и даже закрыли после русской революции в тысяча девятьсот семнадцатом году границу. Еще раньше они заставили китайский народ покупать у них опиум. А кто курит опиум, тот погибший человек.

— Я знаю многих опиекурилыциков, — вмешался Саид. — За трубку опия они готовы отдать дочь. Кто много курит, работать не может, для того все счастье в красивых снах. Я курил, но вовремя бросил.

— Слушайте меня дальше, это вам полезно, — продолжал Чжао свой рассказ. — Началась «опиумная война». Передовые китайцы были против ввоза опиума, но англичане добились своего. Теперь они хозяева многих богатств Китая. Англичанам все мало. Они подкупили многих здесь, в Западном Туркестане, и командуют как хотят. Они захотели захватить весь Советский Туркестан и до сих пор для этого посылают банды.

— Моя тетка Курляуш у жен курбаши Тагая работает, — опять вмешался Саид. — Так она уверяет, что, когда захватят Советский Туркестан, англичане сделают Тагая эмиром и подпишут с ним договор. Ты плохо рассказываешь, Чжао, тебя скучно слушать. Я засну, а вы говорите тише.

Дождавшись, когда Саид захрапел, Чжао продолжал свой рассказ:

— Баи есть везде, их нет только в Советском Союзе. Много их и в Китае. Они продадут страну кому угодно: англичанину, американцу или японцу, лишь бы разбогатеть ещё больше. Ты не думай, Джура, что китайский народ покорился. У нас тоже есть мудрые люди, которые понимают слова Ленина и чтут их. Красная армия Китая установила во многих областях Советскую власть и до сих пор воюет с предателями, продавшими народ в рабство иностранцам. И если бы не английское золото и оружие, Кашгария и Джунгария тоже были бы свободны. И если ты, Джура, избрал себе жизнь воина за счастье народа, учись терпеть.

За те дни, которые узники провели вместе, было сказано многое. Постепенно все привыкли друг к другу и начали откровеннее говорить между собой.

Дни не отличались разнообразием и походили друг на друга, как близнецы.

Некоторое разнообразие в жизнь узников вносили ссоры. Обычно Саид, показывая свои старые раны, рассказывал, где и как он их получил.

— Это было в пустыне Такла Макан, — сказал как то Саид об одной ране.

— Это было на кладбище в Яркенде, — сказал он через несколько дней о ней же.

А когда он добавил, что получил её от индийского пундита41, когда тот обмерял истоки Желтой реки, Джура презрительно фыркнул.

— Я не вру, я там был! — закричал Саид и поклялся.

— Все равно врешь, — сказал Джура.

Раньше, встречая людей, он принимал их такими, какими они хотели казаться, и верил им на слово. Теперь же, чтобы разобраться в них получше, Джура сравнивал людей со зверями.

— Ты, Саид, шакал со змеиной головой и лживым языком, скажи: зачем ты врешь? Чжао, ты мудр, как ворон, скажи: зачем он нам врет?

— Как называется то место? — безразличным голосом спросил Чжао.

— Монголы называют его Одонтала, китайцы — Спи У Хай, а тангуты42—Гарматын.

— А налево, на горе?

— Приносят жертвы, — отвечал Саид.

— И что оттуда видно?

— Бесчисленное множество ключей, бьющих из под земли.

— Верно, — сказал Чжао. — Это Звездная степь.

— А ты почему там был? — спросил Саид.

— Так, — отвечал Чжао.

— Ты скрываешь от нас какую то тайну. Кто ты? — допытывался Саид. — Как твое настоящее имя? Я так понимаю. Мы все сидим вместе. Мы друзья узники. Пусть я буду продажная шкура, я могу кого угодно продать, но таких друзей я не трону. Друзья узники — это табу43, так говорил один мой друг, ездивший по океану.

— Нет, — сказал Чжао, — друг это не тот, с которым сидишь или ешь. Друг — тот, с которым борешься за одно большое дело.

— А ты, Джура?

— Раньше я все один делал. Только себе верил. А поехал я один против басмачей, меня и взяли. Был бы со мной Козубай, был бы Муса — всех бы басмачей перестреляли. Одному трудно. Зачем спрашиваешь? Все равно подохнем! — И Джура отвернулся к стенке.

Прошло несколько дней. Джура сох и слабел.

— Это с ним оттого, что душа у него горит, — говорил Саид. — Через месяц кончится. Здесь его и закопают.

Обычно молчаливый, Чжао сделался болтливым, как сорока. Как только Джура укладывался у стенки, заворачиваясь с головой в лохмотья, Чжао подсаживался к нему. Он рассказывал о своей удивительной жизни, о том, как он был поваром, матросом, пулеметчиком, краболовом и грузчиком.

Саид прерывал Чжао и рассказывал о своих невероятных похождениях, о том, как он возил контрабанду и был старшиной у нищих.

— И чего ты только сидишь здесь! — сердито сказал Чжао. — Ты просто клад для англичан.

— Еще бы! Я с их помощью и сел сюда.

— А ты говорил, что японцы…

— Был один человек, — задумчиво произнес Саид. — Если ничего не происходило, он умел найти того, кто за плату мутил бы воду.

— Тебя, например, — насмешливо сказал Чжао. — За сколько?

— Э, ничего ты не понимаешь! — ответил Саид злобно. — Я хотел отомстить проклятому Кипчакбаю, а тут ещё это дело с Кучаком и ещё кой какие дела, и все вместе… Ох, до чего есть хочется!

Чжао мог рассказывать часами. Самым удивительным для Джуры были рассказы о власти ходжей в Кашгарии. Страной около двухсот лет назад, до завоевания её Китаем, управляли не столько ханы, сколько их духовные советники — ходжи, которые постоянно ссорились между собой. Распри ходжей привели к тому, что вся Кашгария поделилась на два лагеря, враждовавшие между собой из за власти. Междоусобицей «черногорцев» — сторонников ходжи Исак Вали и «белогорцев» — сторонников ходжи Ишан И Каляп — сначала воспользовался ойротско джунгарский хан, чтобы заставить страну платить дань, а потом Китай.

Чжао рассказывал о населении страны: о китайцах, узбеках, уйгурах, киргизах, таранчах и других.

Джуру мало интересовали подробности о подкупах, предательствах и убийствах. Джуру больше всего интересовали рассказы о далеких морях и странах, машинах и оружии, об огромной стране — Советской России. Жизнь у Козубая теперь казалась ему одним коротким солнечным днем.

— Моя кровь ярко красного цвета, — говорил Чжао, — а красный флаг ведет к свободе тех, чьи руки в мозолях. Мы все с большевиками: китайцы, киргизы, русские. Все, кто трудится и ненавидит баев.

вернуться

41

Пундит — странствующий монах в Индии.

вернуться

42

Тангуты — одна из народностей, населяющих Кашгарню.

вернуться

43

Табу — религиозный запрет, налагаемый на какой либо предмет, действие, слово и т. д.; нарушение запрета будто бы неминуемо влечет жестокую кару (болезнь, смерть) со стороны фантастических духов и богов.

86
{"b":"257655","o":1}