ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Да мне не о чем особенно говорить. Мы с моим партнером занимаемся паромными перевозками. С февраля по июнь ловим лосося в устье канала. Во время сезона обучаем других ходить под парусами, а зимой ремонтируем и подновляем шлюп.

— И вам удается заработать на жизнь? — В ее голосе звучала искренняя заинтересованность.

— Держимся на плаву. Нас не ждет в конце ни пенсия, ни защищенная старость. У нас нет профсоюза, и мы никогда не бастуем. Но зато мы сами себе хозяева, и единственный наш босс — это погода и прилив.

Бенита слегка захлопала в ладоши.

— Это была впечатляющая речь. Сколько вам лет? Нет, я сама сейчас угадаю. Тридцать?

— Почти угадали.

— Женаты?

Мартин покачал головой.

— Нет, не нашел подходящей девушки. Большинство из них не хочет неопределенности, им подавай все, что есть у соседей. А я просто не могу гарантировать это. Ну а Дейв вдовец.

Ялик был уже совсем близко, но Бенита упорно продолжала стоять к нему спиной. Чэпмен сидел на носу, а высокий, светловолосый, очень привлекательный молодой человек как раз выключил мотор. Мартин приветствовал их и бросил им швартовый конец.

Только сейчас Бенита повернулась и с хорошо разыгранным удивлением оглядела ялик.

— Ах вот кто к нам пожаловал! Папа и Мервин! Прикончили виски?

Ялик раскачивался на мелководье в нескольких футах от «Редкой птицы», застрявшей на мели. Чэпмен порывисто вскочил и закричал:

— Не знаю, что у тебя на уме, Бенита, но ты чертовски напугала меня и Арна!

— О, так вы соскучились по мне? — спросила девушка кротко, потом повернулась к Мартину: — Позвольте вас познакомить. Это папа, а это Мартин Эвис, а вон там, — она небрежным жестом указала на шлюпку, — Мервин Эрн. — Забавно, что у вас одинаковые инициалы.

Мервин даже не улыбнулся, но Мартин заметил, как у Чэпмена напряглось лицо.

— Хватит! Кончай блажь и спускайся в ялик! Хотя я не представляю, как ты это сделаешь.

Бенита оглянулась на Мартина:

— Знаете, я рада, что вы не женаты. Я с самого начала подумала, что вы холостяк. Вы не выглядите женатым, а у английских мужчин это сразу заметно. Мужчины на материке совсем другие — они ведут себя как холостяки даже после того, как становятся дедушками.

Мартин сдержал улыбку и обратился к Чэпмену:

— Это будет немного трудно, сэр, но, думаю, мы справимся. — Он удрученно посмотрел на свой накренившийся шлюп.

— Мне очень жаль, — сочувственно произнесла Бенита, — кажется, из-за меня вы крепко увязли в глине.

— Не в глине, а в песке, — поправил ее Мартин. — На глинистое дно можно крепко опираться килем, а в песке судно вязнет и кренится на бок. С глины легче снять яхту, когда начнется прилив. Но для вас песок лучше — не так испачкаетесь, когда станете перебираться в ялик.

— Да, старина, вы и в самом деле крепко застряли! — Это были первые слова, произнесенные Мервином, и Бенита резко обернулась к нему.

— Мистер Эвис подумал, что меня нужно спасать, и, пытаясь это сделать, посадил судно на мель, — объяснила она, словно делала выговор ребенку.

— Рано или поздно такое может случиться с каждым, — усмехнулся Мартин.

Мервин был в точности таким красавцем, как описала его Бенита. Одет в безупречно скроенную рубашку с открытым воротником и темно-синие габардиновые брюки с идеально заглаженными стрелками. Чэпмен был облачен в бушлат, штаны и яхтсменскую шапочку. Бенита подумала, что на «Редкой птице» они бы выглядели совсем не к месту.

— Я не уверена, что мне хочется уходить отсюда, — обратилась она к отцу, игнорируя Мервина. — Это моя вина, что мистер Эвис застрял, и самое малое, что я могу сделать, — составить ему компанию.

— Перестань, Бенни, — нетерпеливо произнес Мервин. — Нечего было удирать с яхты и делать подобные вещи. Когда мы видели тебя в последний раз, ты в полной безопасности сидела в салоне.

— Вы не так уж скоро хватились меня. А я могла свалиться за борт и утонуть!

Мервин поднял брови:

— Господи, ты же умеешь плавать! И в любом случае считается, что женщины на яхте могут сами позаботиться о себе, иначе они превращаются в обузу.

Саймон Чэпмен с любопытством посматривал то на дочь, то на Мервина.

— Довольно, Бенни, — сказал он. — Ты уже достаточно позабавилась — напугала нас до смерти. Мы обыскали на яхте все углы, пока не догадались, куда ты делась. Давай иди сюда.

— И как же я до вас доберусь? За последние полчаса у меня не выросли крылья.

— Зато, похоже, у тебя отросли рога, как у бодливой коровы, — заметил Мервин.

Чэпмен оперся о борт ялика.

— Прекрати, Мервин! Помоги ей. Ты же знаешь, что женщины готовы препираться всю ночь напролет.

Мервин невольно бросил взгляд на свои отутюженные габардиновые брюки.

— Для этого Мервину придется снять брюки. — Бенита от души наслаждалась ситуацией.

— Забирайтесь ко мне на плечи, — внезапно заговорил Мартин, — и я перенесу вас в ялик.

— Но я не хочу уходить отсюда, — сказала Бенита и с упреком посмотрела на Мартина, словно хотела сказать: «А я-то думала, что вы на моей стороне».

— Да ладно, хватит тебе, Бенни! — добродушно воскликнул ее отец. — Кончай мутить воду!

— На этой лодке не хватит места для троих. Мы ее потопим.

— Не в такой спокойный день. Ради Бога, скорей! — раздраженно бросил Мервин.

Мартин закатал вылинявшие брюки, спрыгнул за борт — и увяз в песке по колени.

Бенита торжествующе взирала на него с покосившейся палубы шлюпа.

— Ну что, там мягко?

— Забирайтесь ко мне на плечи. Сделайте пару шагов, и вам это удастся.

— Я вешу больше девяти стоунов! — жизнерадостно заявила Бенита.

— Это всего лишь детский жирок, — бесстрастно заметил ее отец. — В твоем возрасте твоя мать была точно такой же.

— Девять стоунов — это не вес, — сказал Мартин.

— Когда я сяду на вас верхом, вы почувствуете этот вес. Мы оба увязнем в песке и застрянем тут навсегда. Кстати, почему вам так не терпится от меня избавиться?

— Ну, если хотите знать, на моем судне я привык быть один.

— Вам не кажется, старина, что вы довольно грубо разговариваете с леди? — запротестовал Мервин.

— Это звучало бы грубо, если бы она была леди, — сказал Саймон Чэпмен, разглядывая наряд дочери с одобрением и одновременно с осуждением.

— Вы все ведете себя отвратительно, да еще в мой день рождения!

Бенита с гордым видом перемахнула через поручни шлюпа и прыгнула на мель как можно дальше от Мартина. Она провалилась в песок почти до талии.

— Быстрее двигайтесь ползком! — закричал Мартин. — Иначе вас засосет!

Он, то подталкивая, то волоком таща Бениту за собой, добрался до края мели, где две пары рук уже тянулись к ней над бортом ялика.

— Ты вся в грязи, — небрежно бросил Мервин.

— Зато ты нет, а это самое главное, — огрызнулась Бенита.

Глава 2

Мартин снова перебрался через поручни на свой шлюп. Мервин завел подвесной мотор, и Саймон Чэпмен прокричал, перекрывая треск:

— Я прослежу, чтобы вам вернули ваши вещи. Спасибо за все, что вы сделали.

Ялик рванулся вперед, оставляя за собой пенистую волну. Бенита оглянулась через плечо и, вдруг улыбнувшись Мартину, помахала рукой — да так энергично, что чуть не заехала Мервину в глаз.

Мартин не спеша помахал в ответ, потом сел, закурил трубку и стал ждать, пока высохнут его штаны, а прилив тем временем подойдет к берегу.

Девушка забыла свою одежду — она лежала мокрой кучкой на столе рядом с морскими картами. Он аккуратно свернул карты в рулон. Потом снова услышал треск мотора и поглядел на «Черного лебедя». Ялик отваливал от яхты, однако на этот раз двигался в противоположном направлении, и, насколько Мартин мог разглядеть, в нем находился один Саймон Чэпмен. Это означало, что Бенита и ее друг остались на яхте одни. Мартин криво улыбнулся. Теперь они помирятся, решил он, девица только лает, да не кусает и к тому же без ума от этого парня.

3
{"b":"257657","o":1}