ЛитМир - Электронная Библиотека

— И это привело к тому, что случилось с Бенни?

— Да.

Грейс нахмурилась, обдумывая услышанное, и некоторое время молча прихлебывала свой кофе. Затем подняла на него глаза:

— Ты не похож на мстителя, Паркер. Ты не станешь мстить ради одной мести. Что ты хочешь от этого парня?

— Он наколол всех нас. Убил твоего мужа выстрелом в голову. Грохнул еще одного парня, который был в деле, и хотел расправиться со мной. И утек со всеми деньгами.

— А, — протянула она, — деньги.

— Да, они мне и нужны.

— Но ты не можешь найти Джорджа, так?

— Без твоей помощи — нет.

— Понимаю. — Отпив еще кофе, она продолжила: — И если бы ты мог его найти без меня, я бы тебя так и не увидела. Не увидела бы и не услышала ни слова.

— Это правда, — ответил Паркер.

— Часть этих денег принадлежит мне.

Паркер покачал головой:

— Забудь об этом. Некоторые вещи не наследуются.

— Кроме случая, когда я могу тебе помочь, — возразила она.

— Тоже верно. Ты хочешь долю, так?

— Половину.

— Нет.

— Если ты остался один, значит половина принадлежит мне.

— Это не так. У Фила дома тоже остались рты. И у него есть доля.

— Ты собираешься вернуть им его деньги?

— Нет. Но я также не собираюсь отдавать его долю тебе. Если бы все закончилось удачно, Бенни получил бы четверть, что составляет примерно семь-восемь тысяч.

— О чем ты? Какие семь-восемь тысяч? Бенни сказал, что вернется с пятнадцатью.

— Он назвал верхнюю прикидку. Нам не повезло, и мы взяли минимум. Ведь Бенни всегда перезакладывался?

Она неохотно кивнула:

— Что правда, то правда. Когда он упомянул пятнадцать, я не сомневалась, что получится десять или двенадцать.

— И мы тоже так полагали, но вышло по-другому.

Она вновь нахмурилась, задумавшись, a затем неожиданно вздрогнула и воскликнула:

— Моя стряпня! — и вскочила на ноги.

Она схватила ухватку, распахнула духовку и извлекла оттуда две пышущие сладким жаром половинки слоеного торта. Поставив их остужаться на стол, выключила духовку.

— Я не доверяю тебе ни на грош. Думаешь, я не понимаю? Ты нипочем не вернешься сюда с деньгами.

— У меня в кармане лежат две тысячи, и я готов тебе их отдать, — предложил он. — Или дам слово, что вернусь с четвертью того, что добуду. Выбирай.

Прикусив губу, она взглянула на кухонные часы.

— Жаль, что здесь нет моего брата. Он бы надоумил меня, как быть.

— Позвони ему.

— Его не достать. — Она вернулась к столу и присела. — Оставь мне две тысячи как аванс.

Он покачал головой:

— Одно из двух. Или то, или другое. Бенни тебе когда-нибудь что-нибудь говорил обо мне?

— Да знаю я, знаю, что Бенни о тебе думал. Он тебе доверял, но это не значит, что могу доверять и я.

— Почему нет?

— Бенни был профессионалом.

— Ты его жена.

Она криво усмехнулась. Это была странная беседа. Слова Грейс не слишком вязались с ее внешностью — седые волосы, передник и торт в духовке. Под внешностью Яблочной Мэри скрывалась очень жесткая и практичная женщина.

— Сантименты, Паркер? — отрезала она. Паркер пожал плечами:

— Решай, Грейс. Если ты ничего не знаешь, мне придется копать где-нибудь еще.

— А есть где?

— Просто буду и дальше спрашивать всех знакомых по нашему бизнесу, пока не наткнусь на того, кто мне нужен.

— Это займет немало времени.

— Поэтому я здесь.

Она пристально посмотрела на него, а затем попросила:

— Дай мне глянуть на твои деньги.

Он достал из бокового кармана куртки купюры, свернутые в трубочку и перехваченные резинкой. Перегнав резинку на запястье, отсчитал две тысячи на кухонном столе. Несколько оставшихся банкнотов убрал в бумажник, а пачку со стола снова свернул и перепоясал резинкой.

— Все на месте, — сообщил он и засунул деньги обратно в карман.

— Хорошо. Я сейчас позвоню в пару мест и вернусь. — Она поднялась. — Я быстро.

— А не проще дать мне номера, чтобы я позвонил сам? — спросил Паркер.

— Они станут говорить со мной, но не с тобой.

— Ладно. Давай.

Грейс ушла, а Паркер встал, чтобы налить себе еще одну чашку кофе. После он сидел за столом и прислушивался к крикам и беготне ребятишек снаружи, вдыхал запахи торта и печенья и поглядывал сквозь дверь на небольшие, уютные, аккуратные комнатки. Бездетная Грейс Вайс, вдова профессионального грабителя, превратилась в подобие матушки из детских стишков, Королеву Тортов и Пирожных, в чьем доме собиралась детвора со всей округи.

Паркеру случалось бывать в ее доме пару раз, и он помнил, что здесь Бенни тоже принимал облик, весьма далекий от привычного. Дома он играл роль удалившегося от дел рантье, третейского судьи Маленькой Лиги, конструктора моделей самолетов и походных палаток для соседских мальчишек, строителя скворечников и стригальщика живых изгородей, нерешительного и приветливого человечка в мешковатых штанах и очках, сползающих с носа. Между ним и привычным для Паркера Вайсом разница была настолько велика, что, приехав сюда впервые, он поначалу его просто не узнал, а после решил, что Бенни слишком изменился и постарел и уже не годится для дела. Но Вайс дал ему понять, что в работе он такой же, как и прежде, и это была правда.

Паркер замечал, что в свободное от своих дел время меняется и сам: становится разговорчивее, расслабленнее, медлительнее. Но эти изменения выглядели ничтожными по сравнению с тем, что происходило с Бенни и Грейс Вайс.

Грейс появилась на кухне через пятнадцать минут, держа сложенный листок бумаги, и снова уселась за стол напротив Паркера. Сделала глоток из своей остывшей чашки и заявила:

— Никто еще не знает, что Бенни мертв, и я сделала вид, что звоню для него. Я не стала упоминать ни про тебя, ни про кого еще.

— Правильно.

Она заглянула в свой листочек, затем перевела взгляд на Паркера.

— Я решила выбрать две тысячи, — сообщила она. — Не потому, что я не доверяю тебе, Паркер, а потому, что не знаю, что может случиться. Твоя затея слишком рискованна. Бенни застраховался для меня, но как мне получить деньги без официального свидетельства о смерти?

— Никак, — согласился Паркер.

— Чудесный ответ. Стало быть, мне теперь осталось только подождать семь лет, и государство обо мне позаботится. Но вот как мне протянуть их?

— Бенни откладывал часть денег.

— Само собой. И дом наш полностью выкуплен, и все, что в нем есть, оплачено до последнего цента. Но отложил он совсем немного, повседневные расходы забирают больше. На семь лет мне отложенного не хватит. И может быть, вполне может быть, что ты вернешься и отдашь мне семь тысяч долларов. Но ведь может, и не вернешься, или не достанешь деньги, или случится что-нибудь такое, чего заранее просто не угадаешь. Поэтому я беру две тысячи. Так надежней.

Паркер снова достал из кармана свернутые в трубочку деньги и положил их на середину стола. Не прикасаясь к ним, Грейс протянула руку и положила рядом свой листок.

Паркер взял его и расправил; на нем оказались записаны два имени с адресами, одно — женское, другое — мужское. Он взглянул на нее.

— Первая — подружка Джорджа, с которой он кантовался последний год, — пояснила Грейс. — Там ее адрес, где они обычно и жили. Они разругались, но ей скорее всего известно, где его искать.

— Так. А второй?

— Он, Бенни и Джордж как-то собирались обстряпать втроем одно дельце — грабеж, и он сам его задумал и сам планировал.

Паркер ткнул пальцем в бумажку:

— Этот парень? Льюис Персон?

— Да. Идея принадлежала Льюису, и он свел вместе Бенни и Джорджа. Так Бенни с ним и познакомился — когда готовились к тому делу. Но оно так и не состоялось.

— Почему?

— Не знаю. Бенни заметил как-то, что Персон, по его мнению, никогда не относился к той затее всерьез. Мне неизвестно, что там было не так. Но Персон знает Джорджа.

— Ты говорила с ним сейчас?

— Да. Я сказала, что Бенни хочет разыскать Ула. Он ответил, что советует Бенни держаться от Ула подальше. Я не могла расспрашивать его дальше. Может, получится у тебя.

12
{"b":"25766","o":1}