ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не знаю.

Это не могло быть правдой. Неужели сыворотка не сработала? Или он мало ввел? Но по лицу Ула не похоже, чтобы он притворялся. Наркотик явно подействовал. Тогда почему же такой ответ?

А если он говорит правду? Неужели этот дебил умудрился потерять деньги за пять дней?

— Что ты сделал с деньгами? — спросил Паркер.

— Оставил у Эда.

Уже лучше. Ситуация понемногу прояснялась. Ему надо только правильно задавать вопросы. Он взял карандаш, записал на листке «Эд» и спросил:

— Какой Эд?

— Согерти.

— Продиктуй по буквам. Ты можешь продиктовать по буквам?

Ул продиктовал медленно и четко, как говорящий компьютер, и Паркер все записал.

— Ты оставил деньги у Эда Согерти. Что Эд Согерти сделал с деньгами?

— Спрятал.

— Спрятал от тебя?

Ул нахмурился. Вопрос оказался слишком сложным.

Паркер попробовал задать его по-другому:

— Он спрятал деньги для тебя?

Лицо Ула разгладилось. Он снова был доволен.

— Да, — протянул он.

— Ты знаешь, куда он их спрятал?

— Нет.

— Когда он их спрятал?

— В пятницу. Стало быть, вчера.

— Ты был у Эда Согерти до того, как оказался здесь?

— Да.

— Почему ты уехал от него?

— Матт Розенштейн хотел достать меня.

— Откуда ты знаешь?

— Он избил Барри.

— Ты видел Барри?

— Да.

— Ты вызвал для нее врача?

— Да.

Паркер поморщился. Три дня подряд они с Улом ездили наперегонки по всему Восточному побережью. Он первым добрался до Персона, но Ул догнал его там. Ул первым побывал у Барри, но Паркер там его не застал. Но это корректировалось тем, что Паркер первым побывал у Джойс Лэнжер, и все стало на свои места. Если только не случилось каких-нибудь посторонних сбоев.

— Барри Дэйн сообщила что-нибудь Розенштейну?

— Телефонный номер.

— Какой телефонный номер?

— Номер Эда.

— Розенштейн сможет разыскать Эда по этому номеру?

— Да.

Выходило, что Розенштейн опережал его на сутки. Удалось ли ему забрать деньги у Эда Согерти?

— Откуда ты знаешь Эда Согерти?

— Со школы.

Паркер нахмурился. Еще один странный ответ.

— Чем занят Эд Согерти?

— Работает на компьютерную фирму.

— Он что, законопослушный?

— Да.

Опять проблема. Безусловно, Ул поступил совсем неглупо, найдя парня со стороны, парня, не связанного ни с кем из его знакомых из уголовного мира, но теперь это приведет к массе осложнений. С Розен-штейном и Паркером на хвосте Согерти обязательно попытается вызвать копов или выкинет еще что-нибудь подобное и смажет всю игру.

— Где живет Эд Согерти?

— В Филадельфии.

Снова езда. Девяносто миль. Шутка, если бы не постоянная уже боль в Заднице.

Паркер спросил адрес и записал его на листок. Затем заставил Ула описать дом, внешность Согерти и остальных членов семьи, а также разузнал все о ближайших окрестностях.

Обычная, благополучная семья среднего класса с обычными для этого типа семей горестями и радостями, видами на будущее. Все очень порядочно, чинно и законно. Ул покачал головой... Учитывая, что жена Согерти сразу возражала против Ула, создавшаяся ситуация явно загнала их в тупик. Что она будет делать, если в ее мирок вторгнутся Паркер с Розенштейном?

Впрочем, Розенштейн опережает его на день, и сейчас можно только догадываться, что происходит в доме Согерти. Не исключено, что там уже полно копов. Или там уже побывал Розенштейн, забрал деньги и убрался восвояси. Можно переписать на бумажку все содержимое Уловых мозгов, после чего обнаружить у Согерти полный голяк. Или полный дом полиции, или Розенштейна, или даже Согерти с берданкой наперевес. Произойти могло все что угодно, и все что угодно еще может произойти.

— Кто еще знает о деньгах, кроме тебя, меня, Согерти и Розенштейна?

— Никто.

— А Барри Дэйн?

— Нет.

— А Джойс Лэнжер?

— Нет.

— Ты успел побывать у Эда Согерти, у Барри Дэйн и у Джойс Лэнжер. Ты съездил к Лью Персону и пристрелил его. Где еще ты побывал за это время?

— Нигде.

— Ты больше ни с кем не встречался?

— Нет.

Хорошо. По крайней мере, теперь понятно, сколько у него, Паркера, партнеров по игре. Счет по-прежнему не в его пользу, зато понятно, сколько игроков. Он сложил свой листок и убрал в карман. После чего встал и вышел из спальни.

Телефон стоял в гостиной рядом с диваном. Джойс по-прежнему лежала без сознания. Паркер присел у ее ног и набрал номер в Филадельфии, который продиктовал ему Ул.

На втором гудке ему отозвался какой-то безликий голос:

— Алло?

— Эд Согерти?

— Говорите, — предложил голос. Он показался Паркеру неуловимо знакомым.

— Я звоню по просьбе Джорджа, — начал он. — Вы понимаете, о ком я?

— Конечно, — отозвался голос. — Где Джордж?

— Он полагает, что для вас будет лучше, если вы не узнаете об этом, — ответил Паркер. — Но ему нужны деньги. Помните, те, что в чемодане?

— В чемодане? А, да, в чемодане. — Голос показался ему неуверенным. И он что-то напоминал Паркеру — что-то или кого-то.

— Он хочет, чтобы вы привезли деньги в Нью-Йорк, — сказал Паркер.

— Конечно, — согласился голос. — Где они?

Это был не Согерти. Согерти знал, где деньги; Согерти был единственным на свете, человеком, который это знал.

И тут Паркера осенило. Не сказав больше ни слова, он повесил трубку и вернулся в спальню. Голос принадлежал Полю Броку.

Глава 4

Ул, по-видимому, не спал, но лицо его ничего не выражало. Паркер встал у кровати и спросил:

— Ты можешь открыть глаза?

— Не знаю, — произнес Ул отсутствующим голосом.

— Попробуй.

Веки Ула приподнялись. Глаза его уставились в потолок, но едва ли он что-нибудь видел.

— А теперь сядь, — приказал Паркер.

Движения Ула казались полностью раскоординированными. Он неуклюже зашевелился, его руки и ноги беспомощно задергались в попытке приподнять расслабленное тело. Паркеру пришлось его усадить; в таком положении он сам удерживал равновесие, лишь слегка покачиваясь из стороны в сторону. Его руки безвольно свисали вниз, а глаза по-прежнему невидяще смотрели вперед.

Паркер поставил его на ноги. Ул совсем ослаб, но послушно выполнял все, что ему велели. С помощью Паркера он покинул спальню и прошел через квартиру.

Проблема заключалась в том, что, с одной стороны, он не мог оставить Ула в квартире Джойс, поскольку понятия не имел, как долго продлится действие наркотика и через какое время тот очухается настолько, чтобы позвонить в Филадельфию. Они там и так на стреме; этого вполне достаточно. Да и иметь самого Ула на хвосте в ближайшее время ему совершенно ни к чему.

С другой стороны, избрать самый простой путь и пришить Ула немедленно он не мог, ибо в таком случае ему пришлось бы прикончить и Джойс Лэнжер. А покуда нет крайней нужды, он предпочел бы этого не делать. Она, конечно, глупа и неуравновешенна, но за это не казнят. У него нет другого выхода — он оставит ее в одиночестве, а затем через несколько часов позвонит привратнику и попросит развязать девушку. Если привратник не согласится, то, учитывая характер Джойс, легко предположить, что она погибнет на своем диване от голода и жажды, прежде чем кто-либо обеспокоится ее отсутствием.

А Ула он прихватит с собой, чтобы покончить с ним где-нибудь по дороге. Что не очень просто и чревато лишними осложнениями, но тем не менее выполнимо.

Джойс начала приходить в себя. Паркер видел, что глаза ее приоткрылись, видел, как она провожала их взглядом, когда они покидали гостиную. Голова Ула болталась, и он подволакивал ноги; было ясно, что он совершенно не в себе. Глаза Джойс, глядящие на Ула поверх кляпа, были широко раскрыты и полны ужаса.

Они вышли из квартиры и сели в лифт. Ул тут же привалился спиной к стене кабины. Пожилая женщина с тележкой, полной покупок, ожидавшая лифт на первом этаже, проводила Ула удивленным взглядом.

26
{"b":"25766","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Первому игроку приготовиться
48 причин, чтобы взять тебя на работу
В плену
Опыт «социального экстремиста»
Понимая Трампа
Скрытая угроза
Прах (сборник)
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент