ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Эй! — прокричал Лукас. — Есть тут кто живой?!

Все стихло. Не слышно было ни плача, ни причитаний.

— Эге-гей! — позвал Джим звонким голоском. — Кто здесь? Кто сказал «жалкий я червь»?

Сначала никто не откликался, но потом вдруг раздался жуткий трам-тарарам. В недрах вулкана поднялся невообразимый грохот — кто-то там орудовал со страшной силой. Друзья даже слегка попятились, а то вдруг сейчас как вырвется пламя или выплеснется кипящая лава.

Но ничего подобного не произошло, вместо этого показалась довольно упитанная физиономия, которая уставилась на друзей большими круглыми глазами. Эта физиономия чем-то смахивала на морду бегемота, только она была еще в желтую и синюю крапушку. Дальше шла довольно длинная шея, которая переходила в щуплое тельце, заканчивавшееся тощим хвостом, какие бывают у детенышей крокодилов. Это странное существо с грехом пополам выбралось из своего вулкана, встало, растопырив ноги, лихо подбоченилось и пронзительно закричало что было мочи:

— Я — дракон! Фррррр!

— Очень приятно, — ответил на это Лукас, — меня зовут Лукас, я машинист.

— А я Джим Пуговка, — представился Джим.

Совершенно сбитый с толку, дракон в растерянности смотрел то на Лукаса, то на Джима, а потом спросил своим хрюкающим голоском:

— А вы что, не боитесь меня?

— Нет, — ответил Лукас, — а чего нам бояться?

Тут дракон разразился безудержными рыданиями, и слезы ручьями потекли из его больших круглых глаз.

Джим Пуговка и машинист Лукас (пер. Кореневой) - i_029.png

— УУУУУУУУ! — завывало маленькое чудовище. — Этого мне только не хватало! Даже люди не считают меня за настоящего дракона! Ну что за день сегодня! Одни несчастья! Ууууууу!

— Ну что ты, что ты. Никто не сомневается в том, что ты настоящий дракон, — попытался успокоить его Лукас. — Мы вообще-то не робкого десятка, но страшнее тебя мы, пожалуй, ничего не видели на свете, правда, Джим?

При этом Лукас слегка подмигнул Джиму.

— Конечно, конечно, — подтвердил Джим. — Но понимаешь, мы просто вообще никогда ничего не боимся. А так мы бы обязательно тебя испугались, да еще как!

— Ах, — жалобно простонал дракон, глотая слезы, — вы просто хотите меня утешить.

— Нет, нет, точно тебе говорю, — продолжал убеждать его Лукас. — Ты выглядишь очень устрашающе.

— Что верно, то верно, — добавил Джим. — Вид у тебя просто омерзительный и жуткий.

— Правда? — все еще не веря своим ушам спросил дракон, и его толстая физиономия расплылась в довольной улыбке.

— Истинная правда! — подтвердил Джим. — А разве кто-нибудь сомневается в том, что ты настоящий дракон?

— О да-а-а-а-а! Ууууууууу! — ответил дракон и снова принялся горько плакать. — Чистокровные драконы не пускают меня в драконий город. Они говорят, что я полукровка, всего-навсего полудракон. И только потому, что моя мама была из бегемотов. Но ведь папа-то был настоящим драконом!

Лукас и Джим многозначительно переглянулись, как будто говоря друг другу: «Ага! Этот полудракон наверняка подскажет нам, куда нужно ехать дальше».

— И потому ты такой несчастный? — спросил Лукас.

— Да нет, — всхлипнув, ответил полудракон. — Просто у меня сегодня день невезучий. Мой вулкан погас. И мне никак его не раскочегарить. Уж я и так, и этак, а он все равно не хочет гореть.

— Ну, это невелика беда. Давай-ка посмотрим, что там у тебя стряслось, — предложил Лукас. — Мы все-таки машинисты паровозов и кое-что понимаем в таких вещах.

Полудракон сразу же смахнул слезы и снова уставился на друзей.

— Ах, как это было бы чудесно! — прохрюкал он. — Я был бы вам страшно признателен. Для нас, драконов, нет более страшного позора, чем потухший вулкан.

— Понятное дело, — сказал Лукас.

— Кстати, — добавил тут дракон, — ведь я даже вам не представился. Меня зовут Непомук.

— Красивое имя, — любезно сказал Лукас.

— Но оно почему-то похоже на человеческое, — вмешался тут Джим. — Подходит ли оно дракону?

— Это имя дала мне моя мама, бегемотиха, — объяснил Непомук. — Она жила в зоопарке и там все время вращалась среди людей. Вот ей и пришло в голову окрестить меня Непомуком. У драконов обычно другие имена.

— Ах вот оно что! — сказал Джим.

После этого они все втроем полезли в кратер. Там Лукас достал спичку, зажег ее и осмотрелся. Оказалось, что внутри вулкан представляет собою просторную пещеру. Одну половину занимала громадная куча угля, другую — большая плита, над которой болтался на толстых цепях увесистый котел. Все вокруг было покрыто слоем сажи, к тому же здесь изрядно воняло серой и какой-то еще гадостью.

— Славно тут у тебя, Непомук, — вежливо сказал Лукас, задумчиво посматривая при этом на кучу угля.

— Ой, а где же ты спишь? — удивился Джим.

— Знаете, я предпочитаю спать прямо на угле, — признался Непомук. — Так приятно: встаешь уже черный-пречерный и не надо каждое утро специально пачкаться.

У драконов, надо сказать, все не как у людей. Люди, например, моются утром и вечером, чтобы ходить всегда чистыми и опрятными, а драконы, наоборот, по утрам и вечерам вываливаются в грязи, чтобы ходить всегда грязными и чумазыми. Так уж у них, у драконов, заведено.

Лукас тем временем занялся плитой. Не прошло и пяти минут, как он уже разобрался, в чем тут загвоздка.

— Ага, — сказал он, — тут просто отвалился кусок решетки и закрыл тебе дымоход.

— А долго это чинить? — спросил Непомук, который уже снова скуксился и приготовился пустить слезу.

Лукас хотел было успокоить полудракона — пустяки, мол, сейчас вмиг починим, но потом вдруг почему-то передумал.

— Посмотрим, что тут можно сделать, — серьезно сказал он. — Честно говоря, ремонт тут мало что даст. Нужно было бы полностью заменить плиту. Но попробую что-нибудь сделать. Тебе здорово повезло, что мы оба машинисты.

У Лукаса явно был какой-то план, и поэтому он слегка все преувеличил.

— Джим, — продолжал он с важной миной, — ну-ка слетай наверх да принеси ящик со специальными инструментами и не забудь прихватить операционную лампу!

— Понял, — ответил Джим, стараясь держаться тоже очень деловито.

В одну секунду Джим выбрался из кратера и скоро вернулся, нагруженный инструментами. Карманный фонарик тоже был на месте.

— Так, дорогой Непомук, — сказал Лукас, наморщив лоб. — Теперь тебе придется оставить нас ненадолго одних. Мы с моим ассистентом не можем работать в присутствии посторонних.

Непомук с уважением поглядел на ящик с таинственно поблескивающими инструментами и выбрался наверх. Он терпеливо сидел и ждал, пока друзья справятся с ремонтом. Из пещеры доносился беспрерывный стук, скрежет, звяканье, лязганье. «Да, эти машинисты действительно толковые ребята», — подумал Непомук.

На самом-то деле Лукас за одну секунду водрузил решетку на место и еще успел прочистить дымоход.

Теперь все было в порядке, и друзья преспокойно Уселись рядком, взяли в руки молотки, плоскогубцы и давай колотить изо всех сил по котлу и по плите, а снаружи казалось, будто работа так и кипит, прямо как в настоящей кузнице.

Через некоторое время Непомук засунул голову в кратер и спросил:

— Ну как? Дело движется?

— Поломка оказалась серьезнее, чем я думал! — прокричал Лукас. — Но, думаю, как-нибудь справимся.

И они принялись колошматить дальше. Джим прямо давился от смеха.

Непомук продолжал смирненько сидеть снаружи, размышляя над тем, как вовремя ему подвернулись эти машинисты.

Через некоторое время Лукас шепнул Джиму:

— Ну, наверное, уже хватит.

Они перестали колотить, и Лукас развел в печке огонь. Пламя ярко вспыхнуло, и из дыры повалил дым. Все было в порядке.

Увидев дым, Непомук страшно обрадовался. В душе он все же боялся, а вдруг машинисты не справятся с такой ужасно сложной поломкой. Теперь же он на радостях пустился в пляс и, пританцовывая вокруг своего вулкана, распевал на все лады:

— Работает! Работает! Мой вулканчик! Ура! Ура! Все в порядке!

29
{"b":"257661","o":1}