ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лукас и Джим удивленно стали озираться, но никого не обнаружили.

– Кто это? Никого не видать! – сказал Лукас.

– Да тут я, тут, – пропел голосок где-то совсем рядом. – Ну, приглядитесь, я машу вам рукой.

Друзья смотрели во все глаза. Сантиметр за сантиметром обшаривали они взглядом морскую поверхность. Вдруг Джим заметил маленькую ладошку, которая торчала из воды. Он показал на нее Лукасу. И тут друзья увидели совершенно ясно и отчетливо крошечную девочку, которая была не больше чем рука Джима. У нее было хорошенькое личико, только глаза немножко большеваты, да рот, пожалуй, великоват, да и нос малость подкачал – одни дырки, – так что все вместе это придавало ей сходство с рыбой. Серебряные волосы беспорядочно торчали в разные стороны, словно на голове у нее рос настоящий бурьян. Ко всему прочему, вместо ног у девочки был рыбий хвост. Но больше всего Лукаса и Джима поразило тело русалки – а в том, что перед ними русалка, путешественники ни минуты не сомневались. Ее тело было почти что прозрачным, и создавалось впечатление, будто она вся состоит из зеленоватого студенистого вещества. Вот почему русалку так трудно было различить в воде.

– Добрый вечер, – приветливо сказал ей Лукас. – Какой у вас прелестный хвост, чудесная незнакомка!

– Вам правда нравится? – польщенная, спросила русалка.

– Еще как! – вежливо подтвердил Лукас. – Поистине это самый красивый хвост, какой мне доводилось видеть у юных дев!

Русалка залилась веселым смехом, который напоминал плеск маленьких волн на пляже в Медландии.

– А позвольте вас спросить, куда это вы направляетесь? Может быть, вы бедные жертвы кораблекрушения? – с нескрываемым любопытством спросила русалка.

– О нет, нет, милая дама, – с улыбкой успокоил ее Лукас, – мы совершаем путешествие в Китай и дальше.

– Ах вот оно что! – сказала русалка. – А позвольте мне спросить: что это у вас за странный корабль?

– Этот корабль зовется Кристи, – ответил Лукас, попыхивая трубкой, – хотя на самом деле он вовсе не корабль.

– А маленький корабль, который плывет за нами, зовут Максик, – добавил Джим, – хотя он тоже на самом деле не корабль.

– Ничего не понимаю, – призналась совершенно сбитая с толку русалка. – Что это за корабли такие, которые на самом деле не корабли? Такого я еще не видела.

– Эти корабли, которые на самом деле не корабли, – продолжил свое объяснение Лукас, подмигивая Джиму, – являются не чем иным, как локомотивами.

– Ах вот оно что! – сказала русалка. – Значит, это воломо… нет, молово… как вы сказали?

– Локомотивы! – повторил Джим.

– Да, именно так! – воскликнула русалка и пододвинулась чуть поближе: ей было очень любопытно. – А позвольте вас спросить: что это такое, толомокивы?

– Вы можете спрашивать сколько вам угодно, – отозвался Лукас с приветливой улыбкой. – Локомотив, стало быть, представляет собою нечто, что имеет колеса и передвигается по земле при помощи огня и пара, понимаете?

– Ага, понятно! – обрадовалась русалка. – Значит, миколо… то есть я хочу сказать: эта самая ваша коломолокива – что-то вроде парохода, только уже сухого, да?

– Неплохо! – ответил развеселившийся Лукас, не выпуская трубки изо рта. – Можно и так сказать. Вы необыкновенно смышленая барышня!

Русалочка снова рассмеялась, услышав очередной комплимент, а потом добавила:

– Значит, этот корабль, который на самом деле не корабль, все же можно считать чем-то вроде корабля?! – И она радостно захлопала в ладоши.

Морские жители, надо сказать, смотрят на мир только под одним углом зрения – имеет или не имеет данный предмет, данное явление или событие хоть какое-нибудь отношение к воде. Они очень нервничают, если нельзя что-нибудь истолковать с водной точки зрения. Но когда им удается нащупать хоть какую-нибудь связь с водой и найти подходящее объяснение (которое лучше назвать обводнением), они чувствуют необычайное облегчение. Но за это на них не стоит сердиться, потому что в целом они очень милые и симпатичные существа. В конце концов, ведь и люди очень часто о многих вещах судят, так сказать, со своей колокольни.

– А кто вы такие? – продолжала неугомонная русалка.

– Я – Лукас, машинист локомотива, а это мой друг, Джим Пуговка, тоже машинист локомотива. Ему принадлежит вот тот паровозик, который у нас на буксире.

– Простите мое любопытство, – вежливо извинилась русалка, – но нас, морских жителей, волнует еще один вопрос. А может быть, вы разбираетесь в электричестве, магнитах и прочих таких вещах?

– Наша специальность – паровозы, – ответил Лукас, – но кое-что в электричестве и прочих таких вещах мы, конечно, понимаем.

Джим Пуговка и Чертова Дюжина (пер. Кореневой) - i_008.png

– Вот как чудесно! – радостно воскликнула русалка. – Нужно срочно рассказать об этом папеньке! Прошу вас, подождите минуточку, я сейчас! – сказала она и тут же исчезла.

Друзья еще как следует ничего не поняли, как русалка уже снова вынырнула откуда-то из глубины океана.

– Не бойтесь! Сейчас появится мой папочка! – закричала она.

Джим Пуговка и Чертова Дюжина (пер. Кореневой) - i_009.png

И тут все вокруг заклокотало, забурлило, море вздыбилось так, что Кристи страшно накренился – того и гляди перевернется. Через секунду из воды выглянула физиономия – огромная, как морда кашалота. Физиономия была такой же зеленой и прозрачной, как и у русалки. На лысой макушке красовалась гигантская стеклянная корона, а вокруг вся голова была покрыта слоем ракушек и водорослей. Круглые глаза, напоминавшие шары, только что не вываливались из орбит, но зато в них мерцал таинственный золотистый огонек, какой можно видеть обыкновенно у кротов. Ко всему прочему, физиономия имела невообразимо широкий рот, который не скрывали даже длиннющие усы, свисавшие сосульками, как у сома, под самым носом.

Короче говоря, когда Джим увидел все это, он со страху не знал, то ли ему плакать, то ли смеяться.

Лукас же ничем не выдал своего удивления и, как обычно, сохранял полную невозмутимость.

– Разрешите представить, – сказала русалка. – Это, дорогой папа, господин Лукас, машинист викомолитива, и его друг Джим Пуговка. А это, – продолжала русалка, обращаясь теперь к путешественникам, – это мой папа, Лормораль, владыка этого моря.

Лукас вежливо снял фуражку.

– Очень рад с вами познакомиться, король Лормораль, – сказал он.

– Папа, – сказала русалка, – эти чужеземцы разбираются немного в электричестве, и магнитах, и прочих вещах. Они ведь машинисты кикимотивов.

– Хорошо-о-о-о-о! – выдохнул морской король, будто собираясь то ли икнуть, то ли рыгнуть. – Тогда пошли скорее на дно! Посмотрите сами, что там не в порядке, – продолжал он клокочущим басом.

– Так не получится, – ответил Лукас. – Нам очень жаль, но это невозможно, уважаемый Лормораль.

Морской владыка сдвинул брови, ну а поскольку брови его по величине напоминали садовые грабли, можно себе представить, какой суровый у него получился вид.

– Почему нет? – проклокотал он грозно. Это звучало так, как будто гигантского кита вдруг одолела икота.

– Потому что мы сразу же утонем, ваше величество, – спокойно объяснил Лукас, – от этого вам не будет никакого прока.

– Верно! – пробулькал король.

– А в чем, собственно говоря, дело? – поинтересовался Лукас. Тут в разговор снова вмешалась русалка:

– Мы никак не можем включить морскую иллюминацию. Она всегда работала, а теперь почему-то нет. Вот уже год как сломалась.

– Да-а-а, – пробулькал морской король. – Чертовски неприятная история! Сегодня, например, назначена праздничная иллюминация в честь моего прапрапрапрадедушки Гурумуша. Во времена его правления и была построена специальная установка, посредством которой устраивались иллюминации.

– Мне нужно для начала задать вам несколько вопросов, – сказал Лукас. – А откуда раньше поступал свет для морской иллюминации?

6
{"b":"257662","o":1}