ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Они питали отвращение к людоедству и поэтому, более чем кто-либо, гнушались людей понго, считавшихся людоедами.

К вечеру второго дня нашего путешествия, во время которого мы проходили по красивой и плодородной гористой местности, мы прибыли в город Безу. Этот город был расположен на обширной равнине, окруженной невысокими холмами и целым поясом обработанных полей, весьма красивых благодаря маису и другим злакам, уже готовым к жатве.

Весь город был окружен высоким деревянным палисадом, по обеим сторонам которого были посажены колючие грушевые деревья и кактусы. Внутри палисада город делился на кварталы, населенные людьми, занимавшимися различными ремеслами. Так, одна часть города называлась «кузнечным кварталом», другая — «военным», третья — «земледельческим», четвертая — «кожевенным» и т.д. Жилище короля, его жен и приближенных находилось недалеко от северных ворот. Перед ним было широкое открытое место, куда, в случае, необходимости, можно было загнать скот.

Во время нашего пребывания в городе это место служило рыночной площадью; кроме того, здесь обучались воины.

Мы вошли в город (который, вероятно, заключал в себе большое число жителей) через южные ворота, сделанные из крепких бревен. Солнце уже заходило, когда мы дошли до хижин, предназначавшихся для гостей и находившихся в конце центральной улицы, которая была переполнена всем населением города, собравшимся посмотреть на нас. Эти хижины были расположены в «военном квартале», недалеко от жилища короля, и были окружены изгородью.

При нашем прохождении никто не проронил ни слова, так как мазиту по натуре весьма учтивы.

Мне казалось, что они смотрят на нас со страхом, смешанным с любопытством. Те из них, которые были воинами, салютовали нам своими копьями. Хижины, в которые мы были приведены Бабембой, весьма подружившимся с нами, были очень чистыми. Все наше имущество, включая ружья, отобранные у невольников перед их бегством, было сложено в одну из хижин, к которой был приставлен часовой-мазиту. Ослы были привязаны к изгороди. Снаружи стоял на часах другой вооруженный мазиту.

— Разве мы пленники? — спросил я Бабембу.

— Король охраняет своих гостей, — загадочно ответил он. — Не надо ли вам, белые господа, что-нибудь передать королю? Я увижу его сегодня вечером.

— Да, — ответил я. — Передай королю, что мы братья того, кто около года тому назад срезал опухоль с его тела. Мы условились с ним встретиться здесь. Я говорю о белом господине с длинной бородой, которого черные зовут Догитой.

Бабемба встрепенулся.

— Вы братья Догиты? Как же случилось, что вы ни разу не упомянули его имени? Когда он хотел встретить вас здесь? Знайте, что среди нас Догита великий человек, ибо с ним одним из всех людей наш великий король Бауси вступил в кровное братство. Среди мазиту Догита то же, что и король.

— Мы, Бабемба, никогда не упоминали о нем потому, что не говорим обо всем сразу. Что касается того, когда нас встретит Догита, то я не знаю этого. Я убежден только в том, что он сюда придет.

— Да, господин Макумазан, но когда, когда? Это король захочет знать, и вы должны сказать ему это. Господин, — прибавил он, понизив голос, — вы в опасности, так как у вас здесь много врагов… Белым людям запрещен доступ в эту страну. Если ты хочешь спасти свою жизнь, будь завтра готов сказать королю, когда Догита, которого он очень любит, придет сюда, чтобы поручиться за вас. Надо, чтобы он явился поскорее и в тот день, который ты укажешь, иначе он может не застать тебя в живых, если только он действительно придет. Вот что я по-дружески скажу тебе. Остальное зависит от тебя.

После этого он встал и ушел через дверь хижины и ворота ограды мимо часового, который отступил в сторону, чтобы дать ему дорогу. Я тоже поднялся со стула, на котором сидел, и в ярости зашагал по хижине.

— Вы понимаете, что сказал этот старый дурак? — (боюсь, что я употребил более сильное выражение) — воскликнул я, обращаясь к Стивену. — Он говорит, что мы должны быть готовы точно указать день, когда в город Безу явится другой старый дурак — брат Джон. В противном случае нам перережут глотки.

— Положение не из важных, — ответил Стивен. — В город Безу не ходят поезда-экспрессы, да если бы и ходили, то мы не могли бы быть уверены, что на одном из них приедет брат Джон.

— Не понимаю, почему этот осел не мог подождать нас в Дурбане вместо того, чтобы отправиться куда-то в северную часть Земли Зулу на дурацкую ловлю бабочек и сломать себе ногу или шею, если с ним действительно что-нибудь приключилось?

— Трудно сказать, что побудило его сделать это.

Мы снова уселись и смотрели друг на друга.

В это время в хижину вполз Ханс и сел на землю перед нами. Можно было просто пройти через дверь, но, не знаю почему, он предпочел вползти в хижину на руках и коленках.

— Чего тебе надо, уродливая жаба? — злобно спросил я его (он действительно походил на жабу; даже кожа у него под челюстью двигалась, словно у жабы).

— Баас встревожен? — спросил он.

— Я думаю, — ответил я, — встревожишься и ты, когда будешь извиваться на конце копья мазиту!

— У них широкие копья, делающие большие дыры, — заметил Ханс, в ответ на что я встал, намереваясь дать ему хорошего пинка.

— Баас, — продолжал он, — в этой хижине есть дыра, через которую все слышно, если лежать у стены, притворяясь спящим. Я слышал разговор бааса с этим одноглазым дикарем и баасом Стивеном.

— Что же из этого следует, маленькая змея?

— Если баас не хочет быть убитым в этом месте, откуда никак нельзя бежать, то нужно узнать точно день и час, когда прибудет Догита.

— Ах ты, желтый идиот! — воскликнул я. — Если ты будешь… — тут я остановился, так как подумал, что лучше выслушать Ханса до конца, нежели срывать на нем свое раздражение.

— Мавово — великий колдун, баас. Говорят, что его змея — самая сильная во всей Земле Зулу, за исключением змеи его учителя, старого Зикали. Он говорил, что Догита лежит где-то со сломанной ногой и что он придет сюда, чтобы встретиться с баасом. Потому он, без сомнения, может точно сказать, когда придет Догита. Я бы сам спросил об этом Мавово, но он не заставит свою змею работать для меня, Поэтому пусть лучше спросит его баас. Быть может, Мавово забудет, что баас смеялся над его гаданием.

— О, слепец! — ответил я. — Разве могу я поручиться, что вся эта история Мавово относительно Догиты не сплошной вздор? Ханс посмотрел на меня с удивлением.

— История Мавово — вздор! Змея Мавово солгала! Ох, баас смотрит на дело слишком по-христиански. Конечно, благодарение отцу бааса, я тоже христианин, но не настолько, чтобы отличить хорошее гадание от плохого. Змея Мавово лгунья! И это после того, как похоронен первый из тех охотников, которым в Дурбане была предсказана смерть! Прекрасно, баас, пусть будет так! Но все же только и остается либо просить Мавово, либо быть убитыми. Мне все равно, ибо я охотно начну новую жизнь в другом мире. Но пусть баас подумает, какой шум поднимет Самми.

С этими словами он выскользнул из хижины.

— Хорошее положение, нечего сказать! — чуть не со стоном обратился я к Стивену. — Я, белый человек, знающий, что все это кафрское гадание — чистейший вздор, должен просить дикаря сказать мне то, о чем он ничего не может знать! Это унизительно! Пусть меня повесят, если я сделаю это!

— Сделаете вы это или нет — вас все равно повесят, — ответил Стивен со своей приятной улыбкой. — Но скажите, старина, почему вы так уверены, что все это вздор? Нам говорили о многих чудесах, которые не были вздором, и если чудеса существуют, то почему им не существовать теперь? Я знаю, что вы мне на это возразите, и потому спорить дальше бесполезно. Однако я не так горд, как вы. Я попробую смягчить каменное сердце Мавово и уговорю его раскрыть свою книгу тайной мудрости.

С этими словами он вышел. Спустя несколько минут я был вызван из хижины, чтобы принять овцу, которая вместе с молоком, туземным пивом, хлебом и другими припасами, включая фураж для ослов, была прислана нам от Бауси. Тут я должен заметить, что во время нашего пребывания у мазиту мы ни в чем не нуждались. Здесь не знали голода, столь обычного в Восточной Африке, где путешественник часто ни за что не может найти себе пищи.

86
{"b":"257665","o":1}