ЛитМир - Электронная Библиотека

Выражение лица мужчины стало неопределенным. Он спросил:

— А Паркер?

— Мистер Паркер? Я...

“Мистер Паркер? Боже мой, я не хочу, чтобы издевались надо мной!”

Она испугалась, ей казалось, что он бросится на нее и начнет бить ее кулаками по голове.

— Я принимаю только для него извещения, — закричала она. — Это все, я вам клянусь, это все, я почти никогда не вижу его здесь, он никогда не приходит сюда!

— Что ты врешь! Если он никогда сюда не приходит, то как он получает твои сообщения?

— Я вызываю один отель в Нью-Йорке, а потом он мне звонит. Время от времени он приходит, чтобы оплатить мне эту услугу, но это бывает лишь два, три раза в год.

— Ты вызываешь отель в Нью-Йорке? Там он живет, ты хочешь сказать?

— Я не знаю.

— Ты с ним говоришь?

— Нет, я только оставляю для него поручение служащему отеля.

— И сообщение ты передаешь служащему?

— Нет. Я вызываю и говорю, что имеется сообщение для мистера Эдварда Латана. Я только сообщаю свое имя, и позднее он мне звонит, и я передаю ему поручение.

Он нахмурил брови.

— Это чрезвычайно усложнено.

— Он так просил передавать все для него сообщения. По-прежнему в том же положении, левая нога на решетке камина, правая рука на бедре, левый локоть на полке камина, он задумчиво сосал свой палец. Она смотрела на него, видела, что он размышляет, и спрашивала себя, убедила ли его ложь, которую придумал Паркер, или нет. А если он решится позвонить в отель?

— Возможно, — наконец проговорил он, отходя от камина. — Как называется этот отель?

— “Вилмингтон”.

— Отойди в сторону.

Телефон находился около нее. Она встала и села на другой конец дивана.

— Какой номер?

— Мне нужно посмотреть в справочник.

— Посмотреть в справочник? — Он с подозрением посмотрел на нее, наморщив лоб. — Ты все время звонишь по этому телефону и не знаешь его наизусть?

— Совсем не все время. Сообщений немного. И у меня плохая память на цифры.

— Плохая память на цифры? Я считаю, что ты лжешь так же легко, как дышишь, моя красавица. И если ты лжешь, это тебе дорого обойдется.

Он повернулся к ней спиной, снял трубку с телефона и собрался набирать номер.

Совсем тоненьким голосом она сказала:

— Нужно сперва набрать первый.

Он нахмурил брови.

— Что?

— Если вы вызываете Нью-Йорк, то нужно...

— Городской индикатив, я знаю.

— Нет, сперва местный индикатив. Понимаете, здесь у нас ведь совсем маленькая деревенская телефонная компания, это не...

— Заткнись...

Он холодно бросил эти слова и сел, глядя на нее краем глаза с еще большим подозрением. Он больше не имел вида приятного парня.

— Когда я не получаю того, что хочу, мне это не нравится. Я быстро расправляюсь с теми, кто мне неугоден. Будет лучше, если ты будешь об этом знать.

Она склонила голову, как большая испуганная птица, не смея больше ничего сказать.

Он повернулся к телефону, набрал первый, потом городской индикатив, потом номер Нью-Йорка. Ожидая соединения, он нервно хлопал ладонью по колену.

— Алло! Отель “Вилмингтон”? У вас числится некий Эдвард Латан? Эдвард Латан? Я подожду ответа.

Его толстые пальцы продолжали стучать по грубой материи его брюк. Он сидел к ней спиной, и его торчащая грива ничего ей не говорила, разве что она должна бояться его.

— Алло! В четверг? Не вешайте трубку, тут есть человек, который хочет передать ему сообщение.

Он встал, сделал полукруг и протянул ей телефонную трубку.

— Скажи, что у тебя есть для него срочное сообщение.

Она нагнулась, взяла трубку, стараясь размышлять. Какое сообщение будет звучать правдоподобно в ушах этого человека? И каким именем назвать Паркера? Самым осторожным будет назвать имя, записанное на почтовом ящике, наверное?

— Алло!

Безразличный голос телефонистки, сидящей в сотне километров от нее, прозвучал в ее ушах.

— Да?

— У меня сообщение для мистера... Латана.

— Да?

— Передайте ему, чтобы он позвонил миссис Виллис, как только сможет.

— Миссис Виллис, я правильно поняла?

— Да. Он знает номер.

— Очень хорошо. Пусть позвонит миссис Виллис, как только сможет.

— Да, спасибо.

Она собиралась встать, чтобы повесить телефонную трубку, но он взял трубку из ее рук л сам повесил ее, потом уселся около нее на диване.

— А теперь нам осталось лишь ждать, — сказал он. Его глаза снова стали веселыми. Он опять похлопал себя по колену.

— Мы будем ждать терпеливо и во время ожидания немного познакомимся, — проговорил он. — Нам необходимо получше узнать друг друга. Верно?

Глава 4

Он не переставал прикасаться к ней маленькими похлопываниями по колену, по руке, по локтю. Это было эротично, вся ситуация была эротичной, и вместе с тем было что-то сдержанное и безразличное в его манерах. В воздухе чувствовалось насилие, но так, как будто он собирался насиловать ее без желания. Немного позднее он бросится на нее и не потому, что он хотел именно ее, но просто потому, что ситуация располагала к этому.

В ожидании подходящего момента он сидел рядом с ней на диване, расспрашивая ее о родителях, ее существовании, об умершем муже и другом, и, пока она говорила, он не переставал ее трогать маленькими похлопываниями по колену, руке и локтю.

Через некоторое время она предложила развести огонь, чтобы встать с дивана, и он ответил, что согласен, хорошая мысль. Он не предложил ей помочь, но смотрел на нее, как она рвала бумагу, положила в камин и отправилась в сени за поленьями, и все время он смотрел на нее со счастливой улыбкой на губах, как будто то, что она делала, было для него очень приятным зрелищем.

Она зажгла огонь, и он посмотрел на нее с сияющей улыбкой.

— Ты, по крайней мере, — сказал он, — ты научилась жить далеко от суеты и всего прочего.

— Да, здесь очень приятно.

Она надеялась, что он не заметит, что она осталась стоять около камина вместо того, чтобы сесть рядом с ним на диване.

— Да, бывают дни, когда мне особенно недостает всего этого. Именно такой дом, огонь, словом, все. Иди посиди около меня.

Она держала кочергу. Сможет ли она ударить его?

— Сейчас время принять мою пилюлю, — сказала она. Она положила кочергу к наклонилась к углям камина.

— Пилюлю? Осталась от дня рождения?

— Нет, это лекарство. Я должна принимать его каждые четыре часа.

Она посмотрела на свои часы: было как раз около четырех часов.

— Сейчас время.

— Лекарство?

Он нахмурил лоб, все его лицо напряглось.

— Какое лекарство?

— Я не знаю, как оно называется. Это изготовлено на заказ.

— Против чего?

Она смутилась, не скрывая своей нервности и стараясь не смотреть на него.

— Я предпочитаю не говорить об этом.

Он встал, и его брови еще сильнее нахмурились.

— Но о чем ты говоришь, Боже мой? Где это лекарство?

— В ванной комнате.

Она пошла по коридору, который вел на кухню. Другой, которого он назвал Менни, все еще спал, повернувшись лицом к свету. Казалось, что он ни разу не шевельнулся в течение этих двух часов.

Она вспомнила, что ее флакон с лекарством находился в шкафчике с лекарствами, ну а вдруг она его выбросила? Месяца два назад, когда, возвращаясь из Флориды, она подхватила грипп, врач прописал ей это лекарство. У нее была привычка сохранять вещи, на всякий случай, если она опять подхватит грипп, и она решила сохранить этот флакон.

Слава Богу, он был тут. Она открыла зеркальную дверку шкафчика и сразу же узнала его: маленький, пластиковый флакон с белой пробкой, в углу на верхней полке. Этикетка имела характерный рисунок. Она достала флакон, закрыла дверцу, а он протянул руку, чтобы посмотреть.

— Дай.

Она стояла около умывальника, а он стоял между ней и дверью и, нахмурив брови, читал этикетку. Она знала, что было написано: “Миссис Виллис, по одной пилюле через каждые четыре часа. Доктор Миллер”.

16
{"b":"25767","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Желтые розы для актрисы
Душа моя Павел
Таинственный портал
Три принца и дочь олигарха
Любовь. Секреты разморозки
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Слепое Озеро
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Трэш. #Путь к осознанности