ЛитМир - Электронная Библиотека

Обед, который он приготовил, отвечал его плохому настроению. Это было блюдо по-мексикански, полное томатов и перца, очень острое, и лежало на тарелках в виде полужидкой неаппетитной массы. Жезуп смотрел на них недовольным взглядом и требовал, чтобы они ели, и они безропотно подчинялись его приказам и ели. Менни превратил еду в игру, посмеиваясь над кулинарией Жезупа, в то время как Клер машинально переносила вилку с тарелки в рот и обратно на тарелку и в рот.

Звонок заставил ее вздрогнуть, но вместе с тем ей стало легче. Она совершенно не представляла себе, кто бы это мог быть? Но этот визит, по крайней мере, позволил ей остановиться есть.

У Жезупа сразу стал страшна раздраженный вид. Он прошипел тихим голосом:

— Кто это?

— Не знаю.

— Ты ждешь кого-нибудь?

— Нет, клянусь вам, что нет.

— Если ты попытаешься нам...

— Нет, — запротестовала она. — Я клянусь вам. Она почувствовала, что сейчас расплачется: придумать столько лжи и уверить их, а потом оказаться в угрожающем положении из-за того, чего не делала, было несправедливо. Жезуп встал.

— Мы будем достаточно близко, чтобы все слышать, — сказал он. — Пойдем, Менни.

Они оба пошли в левый угол кухни, откуда их не будет видно с порога входной двери.

— Иди открой, — приказал Жезуп. — Если кто-нибудь, кого нужно будет впустить в дом, то мы твои друзья и пришли к тебе повеселиться и поужинать по-мексикански вместе с тобой.

Клер пошла открывать дверь. О, что ей не нравилось в этом доме, когда в первый раз она вошла сюда, это отсутствие прихожей: входная дверь открывалась прямо на кухню. Теперь она подумала, что в данный момент ей безразлично — есть прихожая или нет. Все равно это не дало бы ей возможности предупредить визитера о том, что здесь происходит.

Невозможно было предпринять что-либо, вход в дом был один. Она открыла. На пороге стоял молодой человек, с полудлинными волосами, причесанный а-ля паж, как говорили раньше. На нем была кожаная куртка, руки в карманах, он улыбался.

— Салют, — сказал он. — Меня зовут Моррис, и я ищу парня, которого зовут Паркер.

Моррис. Она вспомнила, что слышала, как Паркер упоминал его имя в связи с ограблением: это был тот, который сторожил их на крыше.

— Мистера Паркера здесь нет, — пролепетала она, внезапно испугавшись, не зная, по какой причине Паркер ввел в курс дела этого парня и не выдаст ли Моррис ее, разоблачив ложь.

И пока она это говорила, она услышала, как из угла Жезуп прошептал:

— Пусть войдет.

— Не хотите ли войти, мистер Моррис?

— Я ищу Паркера. А его здесь нет?

— В настоящий момент. Входите же, не оставайтесь снаружи.

— Спасибо.

Моррис, по-прежнему улыбаясь, перешагнул через порог.

— Когда он должен быть? — спросил он. Подошли Жезуп и Менни, оба улыбаясь.

— Салют, — сказал Жезуп. — Меня зовут Жезуп. Мы остановились здесь, чтобы приготовить обед по-мексикански.

Моррис продолжал улыбаться, но глаза насторожились, и он вынул руки из карманов куртки.

— Жезуп? Вы друг Паркера?

— Пожалуй, скорее друг миссис Виллис, — пояснил Жезуп.

Моррис взглянул на Клер, которая пыталась казаться естественной и проговорила обычным голосом:

— Да, это мои старые друзья, — сказала она. — Они знали, что я здесь совсем одна, и пришли развлечь меня. Я вам представлю Менни.

Менни счастливо улыбнулся.

— Салют, мой дружок, — сказал он. — Вы на самом деле сказали, что вас зовут Моррис?

— Точно.

Менни стал ухмыляться и дружески толкнул Жезупа.

— Это совпадение, а?

— Точно, — ответил Жезуп, хотя и не высказал так же откровенно, как Менни, своего удовольствия.

Он пояснил Моррису:

— Не так давно мы искали одного парня для одного дела, его тоже звали Моррис. Но не нашли его. Дальше, в Оклахоме.

— В Оклахоме?

Моррис повернулся к Клер:

— Вы когда ожидаете Паркера? Скоро?

— Это означает, что мистер Паркер здесь не живет, — ответила она.

Если он знал правду, то она надеялась, что у него достаточно сообразительности, чтобы понять происходящее. У парня был смышленый вид.

— Но я надеюсь, что он приедет...

— Позднее, вечером, — сказал Жезуп. — Мы, ожидая его, собрались поиграть в карты.

— Или в сюрреализм, — добавил Менни.

Он обратился к Моррису:

— Вы уже когда-нибудь играли в сюрреализм?

— Один раз.

— В самом деле? О, вот это замечательно! И эта дама хорошо играет.

— Не так хорошо, как вы, — возразила Клер. Ей удалось даже улыбнуться.

— Но почему мы не едим? — спросил Жезуп. — Моррис, вы голодны? Вы любите мексиканскую кухню?

— Я с удовольствием съем кусочек.

— Садитесь, я подам на стол.

Она попыталась сесть так, чтобы ни Жезуп, ни Менни не видели ее лица, чтобы иметь возможность предупредить Морриса жестами, но Жезуп все время вертелся на своем стуле, спрашивал ее, не может ли он помочь ей. Она видела, что Моррис разглядывал Менни и Жезупа, слегка сощурив глаза, видимо, что-то заподозрив, но еще не будучи уверенным, что здесь ловушка.

Моррису дали тарелку, и все сели за стол. Теперь Клер сидела напротив Морриса, Жезуп по левую сторону от нее, Менни — по правую.

— Почему вы разыскиваете Паркера? — спросил Жезуп. — По делу?

— Можно сказать так, — ответил Моррис. — Мне дал адрес его друг.

— Друг?

— Парень, которого зовут Киган.

Моррис с приветливым видом оглядел присутствующих.

— Кто-нибудь из вас знаком с ним?

Клер узнала имя человека, которого Паркер отправился навестить, того, который при помощи Генди Мак-Кея узнал номер его телефона, того, который умер такой мучительной смертью.

— Киган? Киган? — повторил Жезуп. — Нет, не знаю.

— Некоторое время я знавал одного Кигана, — сказал Менни.

— А где скрывается этот Киган? — спросил Жезуп.

— Он нигде не скрывается, — ответил Моррис. — Он мертв. Скажите-ка, как здорово вкусна эта штука. Он говорил о содержимом своей тарелки. Жезуп положил себе огромную порцию.

— Да-а, это вкусно. Одно из моих любимых блюд. Вы сказали, что этот Киган мертв?

— Ну что ж, я объясню вам ситуацию, и, может быть, вы сможете мне помочь, — сказал Моррис. — Понимаете, Киган, Паркер, другой парень и я, мы были вместе на прошлой неделе, а потом каждый пошел по своему пути. А потом один из моих друзей сказал, что Киган спрашивал, где я, и что он хотел видеть меня. Так как я знал, где он находился, я поехал его повидать. И он был мертв, черт возьми. Кто-то прибил его к стене.

Фраза была до такой степени абсурдна, что сперва не дошла до сознания Клер, только, когда Жезуп повторил ее, до нее дошел смысл сказанного.

— Прибит к стене?

— Это просто отвратительно, — сказал Моррис, — прибит к стене! Вот это да! Я всегда находил, что Киган брюзга, но он не заслужил такого!

— Проклятие! — сказал Менни, — прибит к стене. Неужели?

Он не играл комедию так же хорошо, как Жезуп, бросивший на него угрожающий взгляд, чтобы заставить замолчать.

— Я обшарил весь дом, — продолжал Моррис. — Кто-то обшарил его до меня, но я тем не менее тоже обшарил его, и я нашел имя Паркера и один номер телефона в Нью-Джерси на клочке бумаги. И я сунул его в карман и отправился к этому парню, которого зовут Берридж.

— Берридж? — спросил Жезуп. — Кто это?

— Это еще один парень, который умер, — ответил Моррис. Потом он посмотрел на Клер и добавил:

— Я надеюсь, что вы не знаете этих людей, миссис Виллис. Прошу прощения за то, что так много говорил о мертвых за вашим столом.

— Нет, это меня не беспокоит, — пробормотала она. — Я... я ведь их не знала.

Она не знала Берриджа.

— Берридж, — продолжал Моррис, — был стариком, и он должен был работать вместе с Паркером, Киганом, еще одним и мной, но он считал, что он слишком стар для такой работы, и потом мы обнаружили его убитым. И так как Берридж был первым убитым, я подумал, что, может быть, кто-то, кто знал Берриджа, знал, что произошло. Тогда я отправился к нему, и я поговорил с людьми, которые знали Берриджа, и я узнал, что у Берриджа было немало неприятностей с его внуком. Этот внук не переставал тянуть из него гроши. Кажется, он употреблял наркотики.

19
{"b":"25767","o":1}