ЛитМир - Электронная Библиотека

Менни улыбался. Его лицо, казалось, мерцало, как пламя свечи. Его глаза расширились и сузились, и его мокрый от пота подбородок отражал свет свечи.

Если бы он был в состоянии что-нибудь чувствовать, он не смог бы держать таким образом пистолет, не смог бы согнуть таким образом руку.

Его голос был нежным. Овечка или херувим.

Глава 6

— Выпусти его, — сказал он.

Сперва Паркер не шевельнулся. Жезуп терял силы под ним, и было бы удачей, если бы он оказался вне игры. Он посмотрел на Менни, стоящего на пороге, и глазами поискал предмет, который можно было бы швырнуть, чтобы погасить свечу. В темноте положение бы сравнялось.

Но ничего под рукой не было. Это была юношеская комната, на стенах висели изображения звезд, которые смутно виднелись при свете свечи, центр комнаты был пустым. Стул и маленький стол, совсем близко, были опрокинуты и отброшены к кровати. И ничего не было поблизости, чтобы он смог схватить при рывке.

— Банг, банг, — приветливо проговорил Менни, слегка подняв пистолет.

“Вставай! — хотел он сказать, — в противном случае я убью тебя на месте”.

Паркер пошевелился, перенес вес своего тела с рук на колени, но до последнего мгновения держал руки, крепко сжатыми вокруг горла Жезупа. Глаза Жезупа вылезли из орбит и остекленели. Его руки упали на пол, по обе стороны его головы. Его ноги слегка шевелились, но очень слабо, как шевелит во сне собака лапами.

Паркер наконец выпустил его и остался на корточках. Он не спускал с Менни глаз: теперь Менни был опасным, но он не забывал и про Жезупа, который оставался недвижим, лежа на спине, слегка поджав ноги. Потом хриплый и острый стон вырвался из горла Жезупа, и он встряхнулся, как рыба, вынутая из воды. Воздух снова проник в его легкие.

Менни нежно улыбнулся Жезупу, как будто тот сделал что-то очень приятное для него.

— Вот это хорошо, — сказал Менни. — Теперь тебе лучше.

Но Жезупу совсем не было хорошо. Он ухватился пальцами за горло, рот его был широко открыт. Глаза по-прежнему были вылезшими из орбит, его лицо было все в черных пятнах: дыхательное горло оставалось пораженным для доступа воздуха.

Паркер медленно шевельнул ногами и поджал под себя ногу, чтобы иметь лучшую возможность вскочить внезапно, когда будет возможно. Менни почти все внимание уделил Жезупу, и Паркер остался неподвижным, с лицом, повернутым к Менни, с руками, опущенными по бокам.

Выражение лица Менни тупое, глупое и детское, понемногу менялось: после счастливой улыбки он стал задумчивым.

— Жезуп? — спросил он. — Все в порядке?

Жезуп издал какие-то звуки, похожие на хрип.

— Будет лучше проводить тебя к врачу, — сказал Менни. Это было выходом из положения, возможность потерять своего шефа ужасала его.

— Будет лучше, если я немедленно отведу тебя к врачу. Теперь левое колено Паркера лежало на полу: он поднял левую руку и оперся ею о колено. Менни нахмурил брови.

— Ты достоин того, чтобы я убил тебя, — мрачно проговорил он. — Чтобы я выстрелил в тебя.

— Ты не сможешь его нести, — возразил Паркер, — а он не может идти. А ты хочешь отвезти его к врачу.

— Но ты не можешь его нести, — сказал Менни, повторяя слова Паркера. Смысл сказанного с трудом доходил до его разума.

Паркер приподнял Жезупа и встал. Жезуп продолжал издавать горлом булькающие звуки, между продолжительными паузами — хриплое дыхание, потом молчание, потом дыхание, срывающее горло.

Менни освободил дверь, пятясь, когда Паркер приблизился к нему. Паркер встал сбоку, чтобы пронести Жезупа через дверь. Менни отступил влево и жестом приказал Паркеру первым пройти на лестницу.

У Жезупа дыхание стало более равномерным. Менни следовал за ним на три или четыре ступеньки сзади, и пламя свечи было единственным источником света. Паркер согнул свою левую руку вокруг шеи Жезупа и давил на его сонную артерию, но на этот раз он не хотел убить его. Не сейчас. В настоящий момент жизнь Жезупа защищала его собственную жизнь. Он только хотел помешать Жезупу прийти в себя.

Менни был осторожен и внимателен по своим возможностям, но его возможности были солидными. У Паркера были три возможности освободиться от Менни прежде, чем они выйдут из дома через дверь, которую они взломали при входе. Но он не хотел сразу же уничтожить Менни: Менни этого не знал, но он помог Паркеру разрешить эту проблему.

— Мы возьмем твою машину, — сказал он, когда они вышли на улицу.

Он задул свечу и подальше отбросил бутылку от кианти: она упала в траву, но не разбилась.

Паркер шел впереди, он нес Жезупа, и Менни следовал за ним. Снаружи было менее темно, и только изредка Паркер мог незаметно нажимать на артерию Жезупа. Но этого было достаточно, чтобы помешать ему прийти в себя.

От дома шла аллея. Они прошли по ней до дороги и повернули направо. В этой местности не было видно освещенных домов, и, посмотрев между домами по другую сторону озера, Паркер увидел лишь два или три огонька. Было, примерно, одиннадцать часов, большинство людей, приехавших на уик-энд уже вернулись обратно, а те, которые остались, ложились спать.

Единственным светом, который он заметил на той же стороне, где находились они, был свет в доме Клер.

Менни оставался в десяти, двадцати шагах позади и шел, волоча ноги. Паркеру не было известно, какие наркотики он принял, но, видимо, это был какой-то суперуспокаивающий наркотик. Это не был ЛСД, который действует, как удар молота, уносит вас далеко, чтобы вернуть на землю через некоторое время, но это был сходный химический продукт. Во всяком случае, он действовал похоже и принимался также с куском сахара. Быстрый наркотик, но такой, который не полностью заставлял выключаться и не уносил человека от земли... Он сильно действовал на мозг принимающего, и вскоре тот совсем отказывался действовать, но пока Менни еще не лишился полного рассудка.

У Клер свет горел на кухне. Если Менни захочет войти туда, Паркер будет вынужден сразу покончить с ним, но он предпочитал увезти их отсюда.

Свет от кухни освещал “плимут”, машину Морриса. Паркер направился к ней. Позади него Менни спросил:

— Это твоя?

— У меня ключи.

Паркер открыл заднюю дверцу и уложил Жезупа на сиденье. Он вышел, закрыл дверь и повернулся к Менни.

— Ты не можешь вести машину с твоей рукой, — заметил Паркер. — И Жезуп не хотел бы, чтобы ты сейчас убил меня, — прибавил Паркер. — Или чтобы ты оставил меня здесь.

Менни неопределенно улыбнулся и тщетно старался напрячь свой мозг.

— Ты думаешь, что я дам тебе вести машину?

— Ты этого не, сможешь делать. Я знаю, где находится врач.

— Как это случилось, что ты стал таким любезным?

— У меня нет желания умереть сейчас.

Менни снова нахмурился, раздумывая над его предложением. Он бросил взгляд на дом, и Паркер понял, что он думал о враче. Он посмотрел на “плимут”, и Паркер понял, что он представлял себе Жезупа, отдающего приказания.

— Ты теряешь время, — продолжал Паркер. — Но ведь это твой друг, не шт.

Это была привычка получать распоряжения, чтобы кто-нибудь принимал решения, она и заставила решиться Менни. Он посмотрел на Паркера.

— Я сяду на заднее сиденье, — сказал он. — Точно позади тебя. Если ты схитришь, я влеплю тебе пулю в голову.

— Я это знаю.

— Тем лучше.

Глава 7

По направлению на восток движение было интенсивным, машины ехали бампер к бамперу, пятьдесят километров в час. Паркер втиснулся между “фордом” и “рамблером” и стал терпеливо ждать.

Он не мог видеть Менни в зеркальце заднего обзора, но он чувствовал его присутствие позади себя на левом заднем сиденье. Менни положил голову Жезупа к себе на колени, свою раненую руку на грудь Жезупа и свой двадцать второй он держал в левой руке.

Самым невероятным было то, что он не разоружил Паркера. Вероятно, потому, что Паркер пытался убить Жезупа голыми руками, а не при помощи пистолета. Паркер чувствовал свое оружие под левой рукой и спокойно вел на разумной скорости машину позади “форда”. Фары “рамблера” отражались в зеркальце.

27
{"b":"25767","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Несбывшийся ребенок
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Десант князя Рюрика
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Кости зверя
Пообещай
Зона Посещения. Расплата за мир
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс