ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не будь так уверена, – усмехнулся мой внутренний голос. И это было не мое разыгравшееся воображение, а реальный голос, отчетливо прозвучавший у меня в голове. Фабиан что-то сказал, и, моргнув несколько раз, я вернулась к разговору.

– Что значит неполноценный вампир?

Он обошел стол и сел рядом со мной, но я отодвинулась.

– Меняем тему?

Его глаза опять приобрели голубой цвет и блестели в свете, проникающем через маленькие окошки высоко на стене.

– Полноценный вампир – это взрослый вампир. – Увидев мою растерянность, он усмехнулся. – Большинство вампиров уже рождаются вампирами, а не превращаются в них. Вампир считается новорожденным, пока не достигнет восемнадцатилетнего возраста. С каждым годом он будет выглядеть на год старше. Но они еще не такие сильные и не так хотят пить. Каину – шестнадцать, поэтому он еще пару лет будет считаться неполноценным вампиром. Поняла?

Я смахнула крошку со своей тарелки:

– Да, вроде. А что происходит, когда вампиру исполняется восемнадцать?

Я хотела смахнуть еще одну крошку, но зацепила рукой тарелку, и она упала со стола. Я съежилась, ожидая, что она разобьется. Но Фабиан поймал ее на полпути и равнодушно поставил снова на стол, смахнув оставшиеся крошки.

– Мы становимся быстрее и сильнее, – сказал он тихим голосом, глядя, как я смотрю на него с открытым ртом. Он так быстро двигается и так легко. – И конечно, мы тоже стареем, но очень медленно. Пройдут века, прежде чем мы будем выглядеть старше.

– Значит, вампиры бессмертны? – спросила я, чувствуя, как во мне просыпается интерес.

– Теоретически нет. Но это такой длительный процесс, что практически мы бессмертны. Самому старому вампиру в королевстве сотни тысяч лет, и он все еще силен.

– Ничего себе! – воскликнула я, не в силах даже представить это. В моей голове возникло множество вопросов, и я не знала, с какого начать. – А вы можете выходить на солнечный свет?

– Да, но мы можем получить ожог. Поэтому, если ты думаешь, что избавишься от меня, вытолкнув на солнце, то хочу тебя расстроить: это меня не убьет, – сказал он, кривляясь и притворяясь, что тает. – От чесночного хлеба у меня только появится запах изо рта; с крестом я стану похож на священника; а от святой воды буду благоухать.

Я фыркнула на его насмешки, попивая свой напиток:

– Как же тогда убить вампира?

– Ты можешь воткнуть кол в его сердце и свернуть ему шею, сломать и укусить его за шею или высосать всю его кровь, – объяснил он, и в его глазах светилась злость. – Останки обычно сжигают, но тебе не обязательно это делать.

– Как жестоко. А ты можешь превратиться в летучую мышь?

Его губы задрожали, и я поняла, что он сдерживал смех.

– Нет.

– Ты можешь перейти через проточную воду?

– Да.

– Ты можешь зайти в дом без приглашения?

– Нет.

– Почему?

– Потому что это невежливо. И чтобы ответить на твой следующий вопрос: единственный способ для человека стать вампиром – это выпить кровь вампира, в то время как он будет пить человеческую, и да, наши глаза меняют свой цвет в зависимости от настроения.

Я сложила руки на груди, снова отстраняясь:

– Как ты узнал, что я собиралась спросить?

Он постучал пальцем по виску и усмехнулся, на его щеках заиграли ямочки.

– Я телепат.

Мои брови поползли вверх.

– Ты серьезно?

– Да, открою тебе маленький секрет. Пока ты здесь, спрячь свои мысли подальше у себя в голове и, если кто-то попытается прочитать их, сосредоточься на чем-то одном. Это звучит глупо, но ты перестанешь смеяться, когда узнаешь, что здесь есть кое-кто, не уважающий твое право на личную жизнь.

До меня наконец дошло:

– Каспар?

– Возможно. – Фабиан пожал плечами, вращаясь на стуле и глядя по сторонам. – Говорят, он…

Каспар появился рядом с холодильником, и в тот же момент темноволосый парень в очках плюхнулся на стул рядом со мной и развернул газету, которую взял со стола. Он начал читать, глядя поверх очков.

Остальные вампиры не заставили себя долго ждать. Та легкость, которую я начала испытывать, общаясь с Фабианом, исчезла, и в комнате стало прохладнее.

– Доброе утро, я же говорила, что тебе подойдет моя одежда, – весело сказала Лила, глянув в мою сторону. – А еще я слышала, что эта кучка грубиянов не представилась, – прощебетала она. – Это Чарли, – она кивнула в сторону светловолосого парня, и тот кивнул в ответ. – Это Феликс. – Парень с огненно-рыжими волосами помахал мне рукой. – А это Деклан. – Очкарик оторвал глаза от газеты.

– Приятно познакомиться, – сказал он с ирландским акцентом, настолько сильным, что мне было трудно разобрать, что он говорит.

– Теперь ты знакома с моими братьями-идиотами. – Она ущипнула Каина за щеку, и он оттолкнул ее, крякнув от смущения. – И Фабиан, конечно. – Лила улыбнулась и села с другой стороны от него, пока остальные передавали бутылки с кровью и стаканы.

– Каспар, – мрачно пробормотал Деклан, переворачивая страницу. – Ты должен посмотреть на это.

Принц наклонился, и Деклан молча провел пальцем по бумаге, чтобы тот мог прочитать. Я немного подвинула стул и глянула через его плечо.

На развороте красовался аэрофотоснимок Трафальгарской площади, оцепленной и закрытой от прохожих большими белыми палатками. Фотография была черно-белой, но там, где находились лужи крови, тротуар был темного цвета. Заголовок большим жирным шрифтом гласил: «Лондонская резня: массовое убийство на Трафальгарской площади».

Я поняла, что встала, и вцепилась руками в стол, стараясь удержаться на ногах.

«Вчера на рассвете Лондон столкнулся с одним из самых ужасных массовых убийств всех времен. Тридцать жертв, все мужского пола, были найдены мертвыми на Трафальгарской площади.

Городская полиция оцепила место происшествия примерно в три часа ночи 31 июля. Факт смерти пострадавших был подтвержден по прибытии на место происшествия. Все тридцать, пока еще неопознанных мужчин, были найдены со сломанными шеями и серьезными повреждениями на телах и шеях. У девяти из них высосана вся кровь, что вызвало споры среди общественности.

Джон Чарльз, шеф городской полиции, заявил: «Мы все глубоко шокированы этим неслыханным преступлением и полны решимости привлечь опасных убийц к ответственности. На месте преступления работают группы экспертов, но мы обращаемся к свидетелям, которые, возможно, находились в этом районе между полуночью и двумя часами ночи 31 июля: пожалуйста, не молчите!»

Мисс Руби Джонс, обнаружившая место преступления, не смогла ничего прокомментировать и была доставлена в состоянии шока в больницу Челси и Вестминстера.

Была найдена также пара туфель на высоких каблуках, и сейчас они рассматриваются в качестве улики. Из достоверных источников нам стало известно, что они могут принадлежать молодой девушке, которая стала свидетелем преступления. Есть опасения, что убийца или убийцы забрали ее с собой, хотя подтверждения этой информации пока нет.

Это кровавое убийство сравнивают с печально известным преступлением «Кровопийца из Кента», когда три молодые девушки были найдены мертвыми в Танбридж-Уэллс два с половиной года назад. У всех троих были сломаны шеи и высосана вся кровь.

Полиция разыскивает свидетелей. Обратитесь либо в ближайший полицейский участок, либо позвоните по телефону специальной горячей линии 05603 826111. Конфиденциальность гарантируем.

Еще фотографии вы найдете на странице 9. Ознакомиться с мнениями вы сможете на странице 23.

Филипп Башфорд»

Я подняла угол страницы, чтобы посмотреть фотографии, но Деклан накрыл газету рукой так крепко, что если бы я попыталась ее поднять, то газета порвалась бы. Я убрала руку, и он сложил газету спортивными новостями наверх. Я почувствовала соль на губах и поняла, что плачу.

Это было ужасно. Но я плакала, потому что именно Руби обнаружила эту сцену. Она не была такой сильной, как я.

10
{"b":"257677","o":1}