ЛитМир - Электронная Библиотека

– Энни! – визжала я, пока бежала вниз по коридору. – Энни! – снова крикнула я, уже спускаясь по винтовой служебной лестнице, которая спиралью уходила в глубины особняка.

На самом его дне находилось множество кухонь, где готовилась еда для королевской семьи, живущей наверху. Там также размещались прачечные и маленькие комнаты для слуг. Именно здесь я проводила большую часть своего времени, подальше от Каспара, Фабиана и других. Здесь никто не обращал на меня внимания, не жаждал моей крови, потому что большинству из них даже думать об этом было противно, как и мне, – именно сюда, в Варнли, по словам Энни, пришли работать вампиры, которые никогда не хотели быть вампирами. Обращенные вампиры.

Я шла по коридору, свет в кухнях уже не горел, и слушала, как звуки моих шагов эхом отражаются от стен и арочных потолков. Я знала, что Энни слышала меня за версту, и, конечно, она уже стояла в противоположном конце коридора, сложив руки на груди; ее голос звучал немного раздраженно:

– Вы не должны находиться здесь так поздно.

Я перебила ее:

– Но у меня есть просьба.

Она кивнула, белокурые локоны, накрученные в стиле 1940-х, на которые пришлась ее юность, свисали у нее за ушами. Она уже сняла свой чепчик и передник и осталась только в черном платье.

– Это ведь ты убираешь в комнатах? – спросила я, кусая губу, потому что не знала, как она отреагирует на мою просьбу. Она кивнула еще раз. – Можно я помогу тебе?

Энни посмотрела на меня недоумевающе.

– Зачем?

– У меня небольшой сюрприз для Каспара, – протараторила я, стараясь как можно быстрее закончить разговор.

Ее недоумение переросло в возбуждение.

– Что ты собираешься делать?

Уже три ночи подряд я не могла заснуть. Каждую ночь мне мешали стоны и вздохи. Каждое утро из комнаты Каспара уходила девушка. А вчера, я абсолютно уверена, девушек было две. В конце концов я решила что-нибудь предпринять. Я не ожидала, что Энни согласится, но она терпеть не могла принца, ведь он относился к слугам, как к грязи под ногами, и даже хуже. Но когда мы подошли к его двери, моя решимость начала меня покидать.

Энни постучала в дверь и позвала робким голосом:

– Ваше Высочество? – Никто не ответил.

Она постучала еще раз, теперь громче. Мы подождали минуту, ответа не последовало. Служанка просунула голову в дверь.

– Все чисто, – пробормотала она и вошла, сразу начав подметать.

– Где, ты говорила, он их держит? – спросила я очень тихо, боясь, что он может вернуться в любую минуту.

– Посмотри в ящиках тумбочки, потом под кроватью, за часами и в ванной комнате.

В глубине души я, конечно, спрашивала себя, какого черта я делаю, понимая, что если перегну палку, то Каспар может либо ранить меня, либо вообще убить, но уж очень хотелось отомстить ему за то, что он меня сюда привез.

– К тому же если бы они хотели убить тебя, то уже давно сделали бы это, – внутренний голос сформулировал то, о чем я и сама начала догадываться.

Мечась по комнате, я открывала ящики и заглядывала под коврики. Естественно, одну упаковку я нашла в ванной, три лежали за часами и две – в тумбочке.

Я легла на пол и полезла под кровать. Что-то стремительно пронеслось мимо меня, нырнув в щель между плинтусом и полом; от неожиданности я чуть не закричала. Мне повезло: там было очень много упаковок, и все нераспечатанные. Я собрала их и бросила рядом с остальными на только что застеленную кровать. В последний раз посмотрела кругом, проверяя, ничего ли я не пропустила. Ничего.

Разрывая упаковки, я рассовывала их содержимое по карманам, а пустые упаковки выбросила в мусорный пакет Энни.

– Сейчас вернусь, – шепотом сказала я.

Выскользнув из комнаты, я остановилась в дверях убедиться, что путь свободен. Я хотела незаметно спуститься на кухню и шарахалась от каждой тени в уверенности, что кто-нибудь сейчас обязательно появится. На кухне я бросилась прямо к холодильнику, взяла с полки почти пустую бутылку с кровью и вылила густой «напиток» в раковину, оставив несколько капель. В воздухе появился сладковатый аромат, но его тут же перекрыл неприятный запах сворачивающейся крови. И они пьют эту гадость. Ужас!

Надорвав до середины все пакетики, я засунула их в бутылку, хорошо закрутила крышку и встряхнула, чтобы они испачкались в липкой жидкости. Поставив бутылку обратно в холодильник, я пошла наверх.

– Похоже, я знаю, кто сегодня ночью будет крепко спать, – ликуя, сказал внутренний голос. Он был не низкий и не высокий, я слышала его и, чтобы не сойти с ума, предположила, что это мое сознание.

Перескакивая через две ступеньки, я влетела в комнату Каспара и обнаружила, что Энни уже закончила уборку и завязывает мусорный пакет с пустыми упаковками.

– Ты уверена, что он не устроит скандал? – спросила я.

– Не устроит, если что-то случится, у него будут неприятности.

Я кивнула и написала записку на клочке бумаги, который нашла на каминной полке: «Всегда предохраняйся, сосунок!»

Вложив записку в оставшуюся пустую упаковку из-под презервативов, я засунула ее обратно в ящик прикроватной тумбочки, а потом вернулась в свою комнату и начала ждать.

Около полуночи раздался первый смех; эта длинноногая блондинка уже появлялась здесь. Насколько я помнила, ее звали Черити.

Через пятнадцать минут кто-то забе́гал в соседней комнате, раздались разочарованные возгласы, а затем рев, и моя дверь распахнулась. Каспар ворвался в мою комнату и схватил меня за запястье, его глаза были бездонно-черного цвета.

– Узнаешь это? – сказал он, тяжело дыша и протягивая мне упаковку из-под презервативов, из которой торчала моя записка. Я покачала головой, стараясь не смотреть ему в глаза и думая о чем угодно, только не об Энни, на тот случай если он захочет прочитать мои мысли.

В дверях появилась Черити, вся взъерошенная, как будто одевалась впопыхах. Ее платиновые волосы торчали в разные стороны, а ярко-розовая помада размазалась вокруг рта. Она смотрела на меня прищуренными глазами.

– Что у тебя, черт возьми, за проблема? – завыла она, как ребенок, потерявший любимую игрушку.

– У меня никаких проблем. А у вас, похоже, есть одна? – Я улыбнулась своей самой невинной улыбкой, понимая, что Каспар не просто сердится: он в ярости.

В бешенстве он кинулся на меня и сбил с ног, отбросив на другой край кровати. Ударившись головой о тумбочку, я закричала, а принц запрыгнул на меня сверху. Стиснув зубы, я вздрогнула, когда угол тумбочки вонзился мне в позвоночник.

– Убери от меня свои руки, маньяк! – завизжала я, размахивая ногами и руками, пытаясь его сбросить.

– Что такое, тебе неудобно? Может быть, я воспользуюсь тобой, а? – прорычал он, издевательская улыбка скривила его лицо. Его глаза ничего не выражали, он был настроен серьезно.

Надавив ногой на мой живот, он сжал мои руки над головой и начал стягивать мою футболку. Я услышала вопли протеста Черити, которые сливались со скрипом матраса, пока я пыталась вырваться.

Появились Фабиан и Чарли и оттащили Каспара, сами пострадав при этом. Облегченно вздохнув, я привстала и натянула футболку на живот, краснея и испытывая еще большую злость, чем раньше.

– Что, черт возьми, происходит? – взревел Фабиан, глядя на Каспара и Черити, будто они могли соврать. – С тобой все в порядке? – добавил он, обращаясь ко мне. Я кивнула, обхватив себя за талию двумя руками.

– Да с ней все в порядке; она украла у Каспара все презервативы! – обвинила меня Черити.

В этот момент в комнату, смеясь, вошла Лила.

– Какая трагедия, – тихо, но отчетливо пробормотала она. Каспар посмотрел на нее с яростью и высвободился из объятий Черити.

– Это правда, Виолетта? – спросил Фабиан, взяв на себя роль дипломата. На моем виноватом лице он, видимо, прочитал ответ, потому что продолжил: – Где они?

Я покачала головой, отказываясь отвечать. Через секунду несколько очень сильных и навязчивых гостей забрались в мое сознание, и мои мысли стали спутанными и хаотичными. Я пыталась все спрятать, но каким-то непонятным образом все детали моего плана выскользнули наружу. Оставалось только надеяться, что они не догадаются, кто мне помогал.

14
{"b":"257677","o":1}