ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она побрела по узкой полоске пляжа к летнему домику Кваррелов. Между кромкой воды и набережной пролегало не более ярда песка и камней, а кое-где и того меньше.

У самой воды что-то сверкнуло, Гейл наклонилась и подняла темно-зеленое стеклышко, обточенное озером. А может быть, и не стеклышко, а изумруд. Еще через пару шагов она нашла серебряную ложку, всю в мелких вмятинках.

Гейл повернула голову и посмотрела на серебристую поверхность озера.

Она, кажется, поняла, что случилось. Неподалеку от берега затонул корабль, чья-то шхуна, и теперь она находит сокровища, вынесенные на берег после кораблекрушения. Ложка и изумруд – это не может быть совпадением.

Она пошла дальше, уже помедленнее, внимательно глядя под ноги в поисках других сокровищ. И очень скоро нашла оловянного ковбоя с оловянным лассо. Находка отозвалась в сердце радостью, но пополам с грустью. На корабле был ребенок.

– Наверное, он уже умер, – сказала она себе вслух и опечаленно посмотрела на озеро. – Утонул, – решила она.

Жалко, что у нее не было желтой розы, чтобы бросить в воду.

Гейл пошла дальше, но не сделала и трех шагов, как откуда-то с озера донесся горестный, протяжный рев, похожий на звуки противотуманного горна и в то же время как будто и не похожий.

Она снова остановилась и посмотрела на озеро.

Туман пах гнилой рыбой.

Горн больше не ревел.

На мелководье возвышался огромный серый валун, одним концом вдававшийся в песчаный берег. За валун зацепился кусок рыболовной сети. Помявшись секунду, Гейл схватилась за сеть и забралась на самый верх.

Валун был и вправду громадный, выше ее роста. Странно, что она не замечала его раньше; но в тумане все выглядит по-другому.

Гейл стояла на валуне, который оказался не только очень высоким, но еще и длинным. С одной стороны он полого спускался к берегу, с другой – торчал из воды скругленным полумесяцем. Словно каменное возвышение, обозначающее границу воды и суши.

Она вглядывалась в холодный, колышущийся туман в поисках спасательного судна. Оно должно было быть где-то там – искать уцелевших в кораблекрушении. Может, мальчика еще можно спасти. Она приставила в глазу калейдоскоп, полагаясь на его волшебную способность пронзить туман и показать ей место, где затонула шхуна.

– Что ты делаешь? – спросил кто-то у нее за спиной.

Гейл оглянулась через плечо. Это были Джоэл и Бен Кваррелы. Бен Кваррел казался уменьшенной копией старшего брата. Оба темноволосые, кареглазые, с хмурыми, почти неприветливыми лицами. Но Гейл они нравились. Бен любил притворяться, что он горит, и с воплями катался по земле, пока его не потушат. Его надо было тушить каждый час. Джоэл обожал брать всех на «слабо», но никогда не подзуживал других сделать что-то такое, чего не сделал бы сам. Однажды он попытался подговорить Гейл, чтобы она посадила на лицо паука, Дяденьку Долгоножку, а потом, когда она отказалась, высунул язык и посадил паука на него. Гейл испугалась, что Джоэл проглотит Дяденьку Долгоножку, но боялась она зря. А еще Джоэл был молчаливым и никогда не хвастался, даже когда делал что-то невероятное, например запускал сразу пять «блинчиков» по воде.

Гейл считала само собой разумеющимся, что когда-нибудь они поженятся. Она однажды спросила, как Джоэл на это смотрит, и тот пожал плечами и сказал, что нормально. Хотя это было в июне, и с тех пор о помолвке они больше не говорили. Иногда Гейл казалось, что он забыл.

– Что у тебя с глазом? – спросила она.

Джоэл потрогал жуткого вида фингал под левым глазом.

– Играл в «Небесных трюкачей» и упал с двухэтажной кровати. – Он кивнул в сторону озера. – Что там?

– Было кораблекрушение. Сейчас спасатели ищут уцелевших.

Джоэл скинул теннисные туфли и поставил их на валун. Потом схватился за сетку, поднялся наверх и встал рядом с Гейл, вглядываясь в туман.

– И как назывался?

– Что называлось?

– Корабль, который погиб.

– «Мария Целеста».

– Далеко?

– В полумиле от берега, – сказала Гейл и вновь поднесла к глазу калейдоскоп.

Сквозь калейдоскоп тусклые воды озера заискрились, складываясь узорами из осколков серебра и рубинов.

– Откуда ты знаешь? – спросил Джоэл чуть погодя.

Гейл пожала плечами.

– Я нашла вещи с погибшего корабля. Их вынесло на берег.

– Можно посмотреть? – спросил Бен.

Он пытался вскарабкаться на валун, но у него не получалось. Бен добирался до середины и съезжал вниз.

Гейл повернулась к нему и вытащила из кармана зеленую стекляшку.

– Вот изумруд, – сказала она и достала ковбоя. – А вот оловянный ковбой. Мальчик, кому он принадлежал, возможно, утонул.

– Это мой ковбой, – сказал Бен. – Он вчера потерялся.

– Нет, не твой. Просто похож, но не твой.

Джоэл взглянул на игрушку.

– Это его ковбой, да. Он вечно теряет их на пляже. Из набора почти ничего не осталось.

Гейл пришлось признать, что так оно и есть. Она бросила ковбоя Бену, который поймал его на лету и сразу же потерял интерес к затонувшей шхуне.

Повернувшись спиной к валуну, он сел на песок и отправил ковбоя сражаться с летящими камушками. Камушки летели градом и сбивали его с ног. Гейл подумала, что силы явно неравны.

– А еще что-нибудь есть? – спросил Джоэл.

– Вот только ложка, – сказала Гейл. – Наверное, серебряная.

Джоэл внимательно рассмотрел ложку и вновь повернулся к озеру.

– Дай-ка мне телескоп, – сказал он. – Если в воде кто-то есть, с берега мы их увидим не хуже, чем со спасательной лодки.

– Я тоже так подумала. – Гейл отдала ему калейдоскоп.

Сосредоточенно хмурясь, Джоэл принялся высматривать уцелевших сквозь мутную пелену.

Наконец он опустил калейдоскоп и открыл рот, чтобы что-то сказать, но не успел. В тумане снова разнесся горестный рев. Вода на озере пошла рябью. В этот раз рев звучал очень долго, пока скорбно не смолк вдали.

– Интересно, что это? – спросила Гейл.

– Они стреляют из пушек, чтобы тела утонувших всплыли на поверхность, – сказал Джоэл.

– Это не пушка.

– Но все равно громко.

Он снова поднес к глазу калейдоскоп. Потом опустил его и указал на деревянную дощечку, подплывшую к берегу.

– Смотри. Это обломок погибшего корабля.

– Может, на ней будет название.

Джоэл уселся и закатал джинсы выше колен. Потом соскользнул с валуна в воду.

– Сейчас достану – посмотрим.

– Я помогу, – сказала Гейл, хотя Джоэл в помощи не нуждался.

Она сняла свои черные туфельки, засунула в них носки и тоже соскользнула в воду с холодного, шершавого камня.

Через два шага вода стала выше колена, и Гейл не пошла дальше, чтобы не замочить платье. Все равно Джоэл уже выловил доску. Он стоял по пояс в воде и разглядывал добычу.

– Что там написано? – спросила Гейл.

– Как ты и говорила. «Мария Целеста».

Он поднял доску над головой, чтобы Гейл тоже смогла посмотреть. На доске не было никаких надписей.

Гейл закусила губу и уставилась в туман над озером.

– Если их кто-то может спасти, то только мы. Давай разведем костер на берегу, чтобы они видели, куда плыть. Как тебе такая идея?

Джоэл ничего не ответил.

– Я спросила, как тебе моя идея? – повторила Гейл, но потом увидела его лицо и поняла, что он не ответит. Потому что он даже не слышал ее вопроса. – Что с тобой?

Она обернулась через плечо, чтобы взглянуть, на что он так смотрит, широко распахнув глаза, с застывшим лицом.

Валун, на котором они стояли, оказался никаким не валуном. Это было мертвое животное. Длинное, почти как две байдарки, поставленные друг за другом. Его хвост заходил в воду и покачивался на поверхности – толстый, как пожарный шланг. Голова на длинной шее, лежавшая на галечном пляже, формой напоминала лопату. Туловище было массивным, как у бегемота. Это не туман пах гнилой рыбой. Это пахло оно. Теперь, глядя на это странное существо, Гейл удивлялась, как можно было принять его за валун, да еще и вскарабкаться на него.

25
{"b":"257678","o":1}