ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Фаворит. Полководец
Matryoshka. Как вести бизнес с иностранцами
Культ предков. Сила нашей крови
Сердце бабочки
Хищник: Охотники и жертвы
Моя Марусечка
Небо в алмазах
Покорить Францию!

— Спокойной ночи, господа, — чирикнула Дарод и удалилась.

— А она вовсе даже ничего, — проводил ее взглядом Ньянгу.

— Ничего, — как можно беззаботнее согласился Гарвин.

— О чем именно она с тобой говорила? Совала нос, куда не следует?

— Это любопытство несколько иного рода, чем твое. Ничего особенного.

— Осторожно, Гарвин.

— О чем это ты?

Ньянгу выждал минуту.

— Осторожно, не пролей пиво себе на колени. Сэр.

— Матерь божия под градусом, — прошептал Гарвин.

— Именно. — Ньянгу вместе с ним уставился в экран. — Кто-то явно не страдал предрассудками относительно использования ядерного оружия.

Планета под ними, равно как и луны-близнецы, которым теоретически полагалось быть укрепленными, представляла собой сплошную пустыню. Счетчик радиации просто захлебывался.

— Какие-нибудь передачи есть? — спросил Гарвин находящегося рядом офицера.

— Кратеры слишком фонят, сэр, — доложил дежурный. — Мы отбросили все, что явно исходило от бомб… и ничего не осталось. В какой-то момент с одной из лун нам удалось поймать что-то похожее на код. Но потом оказалось, что это чисто случайный шум. Больше ничего, сэр.

— Целая система накрылась. — Ньянгу задумчиво поскреб подбородок. — В книжке говорилось, будто бы ее население насчитывало пять миллиардов. — Хаута слегка передернуло. — Видимо, есть вещи похуже Империи, а?

— Наверное, — откликнулся Гарвин. — Если только это не Конфедерация решила первой нарушить правила. Дежурный!

— Сэр!

— Уводите нас отсюда к чертям. Следующая попытка.

— Вопрос.

— Ответ. — Ньянгу зевнул. — Кстати, твоя голова очень удобно лежит у меня на груди.

— Я слышала, — продолжала Маев, — что теория запустения возникла у вас с Гарвином, когда вы давным-давно впервые столкнулись с миром, где, казалось, были все шансы для процветания цивилизации.

— А… То было в грешные дни нашей юности. Еще до того, как мы прониклись звездными добродетелями служения Конфедерации во веки веков или, по крайней мере, пока кто-нибудь не отстрелит нам задницы.

— Мне почему-то не кажется, что вся эта затея, — Маев очертила круг в полумраке, — просто некое замысловатое мошенничество с целью привести вас двоих куда-то, где вы, улучив момент, сможете выгодно сойти со сцены.

— Олух! — Ньянгу резко сел в постели. — Знаешь, я ведь никогда даже не думал о такой возможности. Идиот!

Маев тоже села.

— Боюсь, это прозвучало так, как будто ты говорил правду. Если бы я не могла отличить…

— Я и говорил правду, — уязвленно перебил Иоситаро. — Я вообще практически не лгу, и уж всяко любимой женщине.

— Хорошо. Но если ты не лжешь… что само по себе является большим допущением… Скажем, наткнулись мы в наших странствиях на что-то вроде прекрасного Эдема, где отродясь не водилось мошенников и никто и слыхом не слыхивал о детекторе лжи. Что тогда?

— Интересная возможность, — протянул Ньянгу. — Не-е. Таких наверняка перегасили в первые же дни после того, как Конфедерация сделала с собой то, что сделала — чем бы это ни было. Все эти чудные маленькие овечки уже давно острижены и съедены. Кроме того, — голос его зазвучал серьезно, — даже если мы и найдем такой поросячий рай, полагаю, окружающая его тьма, для полноты аналогии, все равно кишит волками. Так что мы будем сидеть, бодренько делая деньги, и рано или поздно — скорее, рано, памятуя мое везение, — налетят какие-нибудь злыдни с кучей оружия. Нет, Маев, любовь моя, боюсь, ты связала свою судьбу с честным тупицей. По крайней мере на данный момент.

— Что, судьба или тупица? — спросила она.

— Возможно, и то и другое. А теперь, если ты будешь настолько добра, чтобы снова передать мне тот узловатый шнур, я, может, и найду в себе силы еще на один раунд, прежде чем мой мотор заглохнет. Ибо что возносит меня на новые высоты, как не грубая неприкрытая правда, честность и лояльность офицера Конфедерации?

Следующая система оказалась все еще обитаемой.

Дилл еще только вывел свой «аксай» из гиперпространства, а датчики уже вовсю голосили. В инструкции говорилось, что в данной системе, названной в звездных каталогах R897Q33, с архаичным обозначением 2345554 и именем «Кэрролл», предположительно имеется четыре обитаемых мира.

К Диллу направлялись три… нет, пять кораблей. Два из них прочесывали эфир в поисках частоты, которой пользуется неизвестное судно. Бен сделал им одолжение, объявившись на стандартной тревожной частоте Конфедерации:

— Неизвестные суда, неизвестные суда, говорит корабль-разведчик, э… Дилл. — Тут он сообразил, что ни кому никогда и в голову не пришло дать «аксаям» имена, а ему вовсе не улыбалось оказаться первым, вторым или третьим.

Запищал второй коммуникатор, возвещая прибытие патрульного бота с «Большой Берты» и Бурсье на другом «аксае».

— Разведчик «Дилл», это истребитель «Лопат», — раз дался ответный сигнал. — К вашему сведению, вы вошли в пространство Конфедерации.

У Дилла округлились глаза, и он лихорадочно передал послание на «Большую Берту».

По добавочному экрану, установленному еще до отлета «Большой Берты» с Камбры, побежал текст:

«Идентификационные данные „Джейн“ положительные… Три корабля, позитивные ИД… Конфедерация, класс „Диас“… К моменту последнего пересмотра советом Конфедерации данного файла пребывают на грани морального устаревания…»

Дилл проигнорировал данные о вооружении и экипаже.

«Мать твою, мать твою, мы дома, мы дома», — звенел у него в голове радостный голос, явно не обращавший внимания на ту ехидную часть сознания, которая между прочим интересовалась: что, черт возьми, такое дом и где он находится?

Он начал было передавать свои истинные ИД, но остановился, запоздало сообразив, что кто угодно может выдать себя за конфедерата.

— Говорит «Дилл», — произнес пилот. — Последнее сообщение понял. Мы находимся в пространстве Конфедерации. Мы, со своей стороны, крайне этому рады.

В поле зрения возник еще один корабль, побольше. Недремлющая «Джейн» сообщила, что это совершенно устаревший легкий крейсер класса «Даант», вероятно «Квирога».

— Говорит командующий флотом фон Хейн, — раздалось из коммуникатора. — Распознать класс двух ведущих кораблей не представляется возможным. Никаких признаков связи с Конфедерацией. Третий корабль идентифицируется как планетарное патрульное судно стандартной модели. Объяснитесь. Прием.

— Говорит «Дилл», — ответил Бен. — У меня корабль местной постройки, а патрульный корабль вы определили правильно. Прием.

— Ни один из вас не оснащен дальнобойными орудиями, — голос скрипел, словно ржавая дверная петля. — Похоже, вы представляете собой авангард более крупных кораблей. Немедленно сообщите систему происхождения.

— Э… Эрвон. — Диллу чертовски захотелось, чтобы здесь был Гарвин или хотя бы Фрауде. — И у нас действительно есть другие корабли. Они в гиперпространстве и ожидают ваших действий.

— Названная вами система нам неизвестна.

— У нас только-только начиналась колонизация, когда мы потеряли связь с Конфедерацией. До нас не доходило ничего вразумительного. Как бы то ни было, что произошло с нашей Империей? — не удержался от вопроса Дилл.

Последовала длинная пауза.

— Говорит адмирал фон Хейн, — неохотно прорезался голос. — У нас нет связи с исходными мирами, но мы несколько лет поддерживали порядок собственными средствами, сохраняя мир, закон и правопорядок.

— Как и мы, — ответил Бен. — И теперь мы пытаемся восстановить связь.

Снова долгая тишина. Дилл уже собирался повторить передачу.

— Мы переговорили с нашими вышестоящими ин станциями, — раздался голос фон Хейна. — Вам отказано в разрешении войти в систему Кэрролл. К вашему сведению, произведен полный запуск всего нашего флота. Появление любых других кораблей в нормальном пространстве будет расценено как враждебное, и огонь по ним будет открыт немедленно. Повторяю, вам отказано во входе. Сейчас же покиньте систему или будете немедленно атакованы.

10
{"b":"2577","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Анонс для киллера
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Черный вдовец
Крах и восход
О тирании. 20 уроков XX века
Как избавиться от демона
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Рунный маг
М**ак не ходит в одиночку